Боевая авиация Ирана: состояние и перспективы развития. Часть 1

Продолжающийся рост напряженности между Ираном и США, высокая вероятность израильских ударов по ядерным объектам страны ставят вопрос о готовности Исламской Республики Иран к отражению возможной военной агрессии. В этой связи, представляет интерес потенциал воздушной и противовоздушной обороны ИРИ и, в частности, её истребительной и штурмовой авиации.

После Исламской революции 1979 года в Иране и свержения ориентированной на Запад шахской династии Пехлеви основу парка боевой авиации национальных ВВС составляли современные для того периода легкие истребители «Тайгер» (F-5E Tiger II), средние многоцелевые «Фантомы» (F-4D/E Phantom II) и тяжелые высотные истребители-перехватчики «Томкет» (F-14А Tomcat). В подавляющем большинстве иранская авиационная техника имела американское происхождение.

Перестройка внешней политики Тегерана и отход от сотрудничества с западным блоком привели к тому, что страна прекратила закупки произведенных в США систем вооружений и лишилась возможности приобретать запчасти для обслуживания существующих платформ. Сложившаяся ситуация угрожала вывести из эксплуатации большую часть боевых самолетов ВВС Ирана в течение следующих пяти лет, что широко прогнозировалось западными аналитиками.

Столкнувшись с крупномасштабным вторжением из соседнего Ирака всего через несколько месяцев после своего образования ИРИ была вынуждена вложить значительные средства в военную авиацию, чтобы защитить собственное воздушное пространство и избежать полной потери его контроля. Свои инвестиции руководство страны направило на развитии внутренних возможностей по производству запасных частей, что позволило самолетам летать во время ирано-иракской войны. Прочие усилия были сосредоточены на создании и поддержании мощностей для ремонта и модернизации имевшейся авиационной техники, её оснащении вооружением и радиотехническим оборудованием отечественного производства, а также, при поддержке зарубежных партнеров, на разработках новых моделей самолетов и авиационных средств поражения (АПС). Эта тенденция сохраняется до настоящего времени.

Значительная технологическая база, созданная Ираном для обслуживания стареющих самолетов, имела важное значение для дальнейшего укрепления национальной авиационной промышленности. Она сохранила свою актуальность и после окончания в 1988 году ирано-иракской войны, поскольку после 1991 года Иран не мог приобретать новые самолеты. В течение последующих трех лет, с перерывами, ИРИ начала переход на советские и китайские вооружения. Исламская Республика разместила заказы на две эскадрильи советских самолетов четвертого поколения МиГ-29А и одну эскадрилью Су-24М, а также одну эскадрилью китайских истребителей третьего поколения F-7 (J-7).

Позднее Иран проявил интерес к дальнейшим закупкам МиГ-29 и Су-24, а также  тяжелых истребителей-перехватчиков МиГ-31. Однако, после распада Советского Союза из-за характера нового российского правительства, оказавшегося восприимчивым к давлению Запада, очередные переговоры закончились неудачей. В тот период США зашли настолько далеко, что, при необходимости, пообещали сами заплатить России за то, чтобы она не продавала оружие Ирану. В конечном итоге масштабы этих усилий единственным крупным поставщиком вооружений для ИРИ сделали Северную Корею. Корейская сторона предоставила иранскому партнеру первые боевые танки, гаубицы и баллистические ракеты. В России Иран смог приобрести системы ПВО С-200 и производственную линию для танков Т-72, но более мощные вооружения, включая все классы боевых самолетов четвертого поколения, остались под запретом.

 

Реанимация старого авиационного парка и собственные проекты

 

Тем не менее, Иран продолжил инвестировать в модернизацию существующего арсенала. Прежде всего, это касалось расширения парка истребителей F-14 «Томкет», которые были выведены из эксплуатации в течение нескольких десятилетий. Среди прочего, комплекс проводимых мероприятий включал:

  • оснащение машин новыми сенсорами и системами РЭБ местного производства;
  • поэтапную замену американской ракеты класса «воздух-воздух» «Феникс» (AIM-54 Phoenix) на иранскую «Факур 90» (Fakour 90);
  • обучение большего числа экипажей полетам на этом сложном в управлении двухместном самолете.

Заказ на 80 самолетов F-14 Иран разместил в США в 1970-х годах. При этом шах Мохаммад Реза Пехлеви лично выбрал модель со стреловидным крылом и приложил значительные усилия, чтобы получить разрешение Вашингтона на поставку этого самолета, который многие эксперты называли «наиболее совершенным истребителем в мире». В результате Иран стал единственным импортером «Томкетов», в то время как другие заказчики оборонного ведомства США довольствовались более легкими, дешевыми и менее мощными истребителями, разработанными с расчетом на экспорт, такими как F-16 и F-5.

Возможности F-14 оказались настолько развиты, что экспортный вариант истребителя официально никогда не разрабатывался, а машины, отправленные в Иран, после некоторых легких модификаций, производились с американской военной маркировкой. Её предстояло стереть уже на месте американским инструкторам, вылетавшим за океан для обучения иранских летчиков.

События после Исламской революции и последовавшее американское эмбарго привели к тому, что на ранних этапах ирано-иракской войны оставались исправными чуть более десятка из 79 поставленных «Томкетов». Восьмидесятый истребитель иранцы так и не получили и продолжали требовать компенсации или поставки самолета в течение десятилетий. Поскольку США еще не установили на свои самолеты современные ракеты малой и средней дальности AIM-7 и AIM-9, вооружение иранских «Томкетов» включало только пушки и ракеты «Феникс» с дальностью действия на подлете до 200 км. Как сообщалось, «Фениксы» часто успешно применялись против иракской авиации на дальностях не более 19 км.

По утверждениям иранских источников, за всю восьмилетнюю войну ВВС ИРИ потеряли всего 3 F-14А. Им же, якобы, удалось сбить 160 иракских самолетов. Благодаря своему ракетному вооружению, F-14A могли нейтрализовать большинство иракских самолетов на расстоянии в разы превышающем дальность их ответного огня. «Томкеты» получили «смертоносную» репутацию высокоэффективного средства воздушного боя и одного их присутствия оказывалось достаточно, чтобы «отвратить целые иракские авиационные подразделения от атакующей миссии».

Между тем, возможности Ирана по приобретению запчастей для парка «Томкетов» оставались ограниченными. Страна смогла развернуть производственные мощности для обслуживания более простого по конструкции F-5E, а за счет обратного проектирования и приобретения запчастей на черном рынке поддерживать в эксплуатационной готовности свои «Фантомы». Однако, этого оказалось недостаточно для гораздо более сложных F-14 (учитывая, что Иран являлся единственным иностранным заказчиком этих самолетов).

После окончания войны серьезная нехватка ракет «Феникс» еще больше ограничила оперативную доступность «Томкетов». Лишь небольшая часть парка этой модели оставалась в рабочем состоянии в течение нескольких десятилетий. Вместе с тем в последнее время, опираясь на ряд новых технологий, включая 3-D печать, Ирану удалось более эффективно реконструировать детали как для планера F-14, так и для его ракет. Это позволило изготовить более дееспособный собственный вариант ракеты «Феникс» и вернуть в строй большую часть давно бездействовавшего парка F-14A.

Согласно публикациям, каждый из истребителей F-14 ВВС ИРИ получил более 250 модификаций и обновлений, включая установку новых РЛС, дисплеев в кабине экипажа, комплектов РЭБ и другой критически важной авионики. Иран также предпринял значительные усилия для разработки ракеты, способной заменить «Феникс». По некоторым данным, экземпляр AIM-54 и целый F-14 были отправлены в Советский Союз для изучения в обмен на помощь в разработке необходимой ракеты. О начале серийного производства новой 450 килограммовой ракеты командование ВВС ИРИ официально объявило в 2018 году.

Согласно иранским источникам, как и «Феникс» ракета «Факур-90» сохранила систему наведения, способную обеспечить радиолокационный захват цели независимо от собственной РЛС стартового самолета. Используемый в новом боеприпасе более эффективный топливный композит, разработанный при содействии России, по сообщениям тех же источников, обеспечивает иранской ракете дальность около 300 км, что немного меньше, чем у ее российского аналога Р-33.

В результате «Томкеты» ВВС ИРИ, оснащенные «Факур-90», способны поражать противника на дистанциях, в четыре раза превышающих показатели основной американской ракеты класса «воздух-воздух» AIM-120B (с дальностью  50-70 км) и почти в два раза её более продвинутой версии AIM-120C (с дальностью до 180 км). Поскольку «Факур-90» обладает гиперзвуковой скоростью в 5 Махов, расчеты показывают, что в случае региональной войны иранские «Томкеты», не покидая собственного воздушного пространства, смогут относительно безопасно поражать вооруженные AIM-120 саудовские и израильские F-15 на подлете к территории страны.

Вместе с тем, западные эксперты оценивают возможности «Факур-90» более скромно и полагают, что реальная дальность полета ракеты находится в пределах 220 км (отдельные источники дают 100-150 км). Однако, даже в этом случае, учитывая опору на  собственное производство АПС, угроза, исходящая от модернизируемого и быстро растущего иранского парка истребителей F-14 (в эксплуатации не менее 40 машин), для США и их региональных союзников остается весьма значительной.

Поскольку по известным причинам большинство «Томкетов» ВВС ИРИ прослужили менее 10 лет, а некоторые менее 5 – их планеры, по сути, являются совершенно новыми и обладают значительным эксплуатационным ресурсом. По некоторым оценкам, иранские F-14А в сочетании с новой ракетой «Факур-90», способны оказать существенное влияние на возможности национальных ВВС по ведению воздушной войны.

Исламской Республике также удалось преобразовать значительную часть своего парка самолетов F-4. Хотя «Фантомы» и оказалась устаревшими для ведения воздушного боя, им все чаще отводится роль штурмовиков. К их компетенции отнесены как обычные удары по наземным целям, о чем свидетельствуют операции в Ираке против боевиков «Исламского государства» (организация, запрещенная в РФ), так и миссии по охоте на корабли в Персидском заливе.

Для командования ВС Ирана способность угрожать боевым кораблям противника в водах Персидского залива и узком, но стратегически важном Ормузском проливе имеет ключевое значение. В то время как для нанесения ударов по военным объектам региональных противников Иран в значительной степени полагается на свои баллистические ракеты, получили развитие системы вооружений, призванные нейтрализовать вражеские военные флоты и авианосные группировки и, таким образом, ограничить их потенциальную способность нанесения ударов по территории страны. Одно из направлений в этой области – разработка противокорабельных ракет (ПКР) воздушного базирования, несущей платформой для которых выступают самолеты «Фантом» ВВС ИРИ.

Значительную помощь Ирану в приобретении современных ПКР оказал Китай. Крылатые ракеты китайской разработки под местными обозначениями производятся Ираном в значительном количестве. Сегодня самой боеспособной КР ближнего радиуса действия в иранском арсенале считается ПКР «Наср» (Nasr), являющаяся прямой производной от китайской C-704. Ракета модифицирована для развертывания на иранских F-4, имеет дальность полета до 35 км и возможность приближаться к цели на малой высоте. В дополнение к «Наср» также для F-4 разработана ПКР средней дальности «Кадер» (Qader). Ракета создана на базе китайской сверхзвуковой платформы C-802 и способна поражать цели на расстоянии до 200 км. Сообщается, что Иран модернизировал системы защиты от помех этих китайских ракет, чем повысил их эффективность в условиях активного противодействия со стороны передовых средств РЭБ вероятного  противника.

Иранские F-4 является основной стартовой платформой для двух упомянутых ПКР. Пролетая на большой высоте со скоростью более 2 Махов, самолет при запуске передает своим АСП значительную кинетическую энергию. Имея практическую дальность полета в 2300 км, каждый «Фантом» способен нести и запустить несколько ракет далеко от иранских берегов, что превращает устаревшую модель в значительную угрозу для военных кораблей противника.

Помимо того, в скорости и высоте полета «Фантомы» обладают значительным преимуществом над любыми западными корабельными истребителями, состоящими на вооружении. Это обстоятельство повышает живучесть иранских F-4 при атаке вражеских ударных группировок у берегов Ирана. Очевидно, что состоящие на вооружении ВВС ИРИ десятки «Фантомов» способны оказаться высокоэффективным дополнением к другим системам запрета доступа в морские зоны страны.

Необходимо отметить, что ирано-китайское сотрудничество в авиационной сфере не ограничивается только поставками из Поднебесной самолетов и авиационных средств поражения. Значительная поддержка ИРИ оказывается в области проектирования новой авиационной техники.

В частности, при участии КНР получила развитие иранская программа беспилотных летательных аппаратов. Иран смог разработать собственные малозаметные разведывательные и ударные БПЛА. Образцом для них стал американский «Наблюдатель» (RQ-170 Sentinel), сбитый иранцами электронной атакой в 2011 году. При этом, в обмен на соответствующую поддержку Иран разрешил китайским инженерам исследовать американский беспилотник. По утверждению специалистов, сегодня новые БПЛА-невидимки иранского производства демонстрируют высокую живучесть в противоборстве со средствам ПВО американского производства и проводят многочисленные операции за пределами страны.

Китай помог Тегерану и в разработке собственного легкого истребителя «Саеге» (Saegeh). Эта модель стала очередным опытом иранских конструкторов в области строительства военных самолетов. Первый изготовленный в Иране истребитель «Азарахш» взлетел в 1997 году, а его проектирование началось еще во время войны с Ираком. В качестве отправной модели для обеих машин использовался американский F-5. Впервые «Саеге» поднялся в воздух в 2004 году. В отличие от двухместного «Азарахша» он имеет одноместную двухкилевую конструкцию. По сравнению с «Тайгером» иранские истребители оснащены более современной авионикой и способны нести в два раза большую боевую нагрузку (до 7000 кг). Обе машины изготовлены малыми сериями. Согласно открытым источника, по состоянию на 2019 год в составе ВВС ИРИ насчитывалось не более 30 машин этих моделей, используемых, главным образом, как многоцелевые самолеты.

В феврале 2013 года в качестве полностью собственной разработки Иран представил легкий истребитель «Кахер-313» (Qaher-313). Сообщалось, что самолет предназначен для выполнения задач непосредственной авиационной поддержки и является одним из самых простых и наименее дорогостоящих боевых самолетов, что должно способствовать его вводу в эксплуатацию. Своеобразный дизайн и заявленные малозаметные возможности проекта «Кахер-313» подверглись критике со стороны западных аналитиков. Последние утверждали, что разработка и производство подобной конструкции находится за рамками возможностей авиационной промышленности Ирана. Тем не менее, в январе 2018 года бывший министр обороны ИРИ бригадный генерал Хосейн Дехкан сообщил о проведении последних предполетных испытаний самолета, включая быстрые пробеги.

Очередной вехой в иранском военном самолетостроении стала передача в серийное производство легкого двухмоторного истребителя «Каусар» (Kowsar). Официальная демонстрация машины состоялась 22 августа 2018 года. Внешне самолет также напоминает F-5 «Тайгер», но командование ВВС ИРИ относит его к четвертому поколению, поскольку, как утверждается, модель оснащена самой передовой авионикой, датчиками и системами РЭБ. Вероятно, серийные поставки «Каусар» рассматриваются иранским руководством, как один из способов усиления парка боевых самолетов, который за последние сорок лет не получал новых пополнений за исключением небольших поставок из России и Китая.

Заместитель командующего ВВС ИРИ бригадный генерал Хамид Вахеди 22 июля 2020 года объявил о начале проектирования отечественного тяжелого истребителя. Оценивая перспективы нового проекта, специалисты обращают внимание на то, что иранская классификация авиационной техники не соответствует общим международным определениям. В этой связи, будущую машину следует рассматриваться как «тяжелую» по отношению к серийному «Каусару», в общепринятом же понимании она, скорее всего, будет соответствовать среднему классу.

Поскольку основным вооружением новой платформы, предположительно, станут ракеты «Факур-90» или им подобные, эксперты полагают, что в отличие от предыдущих иранских разработок базой для перспективной машины могут стать либо более мощные американские F-4 «Фантом» и F-14A «Томкет», либо советский МиГ-29А. В случае успеха новый самолет станет вторым после «Каусар» иранским истребителем, поступившим в серийное производство.

Подводя промежуточный итог, следует отметить, что сегодняшний парк боевой авиации иранских ВВС далек от совершенства. На вооружении находятся 10 эскадрилий истребителей F-4E и F-5E, произведенных в США во время войны во Вьетнаме (всего около 130 машин), а также две эскадрильи американских F-14 «Томкет» для завоевания превосходства в воздухе (около 45 машин). После войны с Ираком страна смогла приобрести ранние варианты советских средних истребителей МиГ-29А и до 20 ед.  китайских легких истребителей J-7M. Во время войны в Персидском заливе в 1991 году в Иран, спасаясь от западных бомбардировок, на своих самолетах перелетели некоторые иракские пилоты. В результате ВВС ИРИ пополнились советскими МиГ-29, Су-22 и Су-24М, а также французскими «Миражами» (Mirage F1). В последующем ВВС ИРИ ввели в эксплуатацию небольшое число самолетов собственного производства: «Азарахш», «Саеге» и «Каусар».

В результате на настоящий момент ВВС ИРИ имеют около 300 боевых самолетов разного назначения и более чем десяти различных типов. Из них только Су-24М, МиГ-29А и F-14 считаются самолетами четвертого поколения, и лишь две эскадрильи F-14 способны поражать воздушного противника на большой дистанции. По оценкам экспертов, несмотря на проведенные мероприятия по развитию собственной авиационной промышленности и модернизацию самолетного парка, общий недостаток национальных ВВС в сравнении с вероятными противниками огромен.

Между тем, последнее десятилетие стало периодом не только роста напряженности в отношениях с США, но и большей готовности со стороны России к военному сотрудничеству с ИРИ. Причинами последнего эксперты называют нарастающий политический разлад между РФ и странами Запада после переворота на Украине, общую заинтересованность в противодействии западным угрозам, а также сотрудничество в борьбе с терроризмом в Сирии. Одновременно Китай, как давний союзник Ирана, также начал предлагать на экспорт ряд передовых боевых самолётов, включая JF-17, J-10 и ударный истребитель JH-7 (хотя никаких средних или тяжелых китайских платформ с возможностями ведения воздушного боя на экспорт предложено не было).

Введенное в отношении ИРИ в 2006 году эмбарго ООН на поставки оружия не позволяло ни России, ни КНР открыто экспортировать в страну современные боевые самолеты. Подписание в 2015 году Ираном, постоянными членами ООН и Германией Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД), предусматривало снятие всех ограничений на импорт оружия в Иран в октябре 2020 года. Последнее обстоятельство, в случае его реального выполнения вопреки противодействию США, способно коренным образом повлиять на перспективы развития боевых возможностей ВВС ИРИ.

62.26MB | MySQL:101 | 0,475sec