Американские эксперты об участии Турции в армяно-азербайджанском конфликте

МИД Армении решительно осуждает провокационные действия Турции в ситуации с Нагорным Карабахом и требует незамедлительного вывода турецких вооруженных сил, в том числе авиации, из зоны конфликта. Об этом говорится в заявлении, распространенном 30 сентября пресс-службой внешнеполитического ведомства Армении. «Вчера утром, 29 сентября, одним из истребителей F-16 ВВС Турции, дислоцированных на аэродроме «Гянджа» в Азербайджане, был сбит штурмовой самолет Су-25 Вооруженных сил Республики Армения (РА), выполнявший в воздушном пространстве РА — Варденисском районе, боевые задачи по отражению воздушных налетов азербайджанской авиации на военные и гражданские объекты, расположенные на территории РА. Погиб пилот Вооруженных сил РА майор Валерий Данелин. Решительно осуждаем провокационные действия Турции и требуем незамедлительного вывода турецких вооруженных сил, в том числе авиации, из зоны конфликта», — говорится в заявлении. Внешнеполитическое ведомство Армении отмечает, что ВВС Турции осуществляют полеты вдоль линии соприкосновения Нагорного Карабаха и Азербайджана и фактически оказывают воздушную поддержку атакующим вооруженным подразделениям азербайджанской армии. В заявлении указано, что турецкие полеты осуществляются также вдоль армяно-турецкой границы, при этом в некоторых случаях нарушается воздушная граница Армении. «Вооруженные силы Турции появились в Азербайджане во время широкомасштабных турецко-азербайджанских учений в период с 29 июля по 13 августа и до сих пор не были выведены с территории Азербайджана», — заявили в МИД Армении. Эти действия турецких вооруженных сил «серьезно угрожают региональной безопасности и препятствуют усилиям международного сообщества по прекращению боевых действий», подчеркнули в ведомстве. Эти заявления Еревана долгое время оспаривались различными специалистами и обозревателями в силу отсутствия ясных доказательств, тем более, что Баку наличие турецких самолетов на своей территории категорически отрицал. Теперь в этих дискуссиях поставлена точка. По крайней мере, в части касающейся самого факта наличия таких самолетов. Это стало очевидным после того, как явно с молчаливого благословения Пентагона The New York Times 3 октября опубликовала спутниковые снимки турецких F-16 на авиабазе «Гянджа». Присутствие турецких истребителей не доказывает их причастности к сбитому самолету ВВС Армении, но свидетельствует о прямом военном участии Турции, которое выходит далеко за рамки уже налаженной материально-технической поддержки, такой как предоставление азербайджанским войскам сирийских боевиков и военной техники. Как полагают американские эксперты, этот факт подтверждает решимость Анкары поддержать наступление Азербайджана на контролируемый Арменией Нагорный Карабах и представляет собой непосредственный вызов позиции Москвы на Южном Кавказе. До сих пор Россия стремилась в достаточной степени управлять напряженностью в отношениях между Арменией и Азербайджаном, чтобы предотвратить вмешательство иных внешних держав в эту борьбу. Таким образом, фактическое подтверждение наличия турецких истребителей F-16, действующих за пределами Азербайджана в условиях конфликта в Нагорном Карабахе, иллюстрирует приверженность Турции вызову российскому присутствию на Южном Кавказе. Июльские столкновения между Арменией и Азербайджаном, вероятно, предоставили Турции возможность и прикрытие для подготовки азербайджанского наступления в контексте долгосрочных турецких амбиций на Южном Кавказе. Турция уже давно стремится усилить свое влияние в Азербайджане, чтобы закрепиться на Южном Кавказе — регионе, где соперничают турецкие и российские амбиции. Усиление напряженности в отношениях с Арменией, вероятно, сделало Азербайджан более открытым для большей турецкой поддержки и, следовательно, более готовым оспаривать контроль Армении над Нагорным Карабахом. Постоянная повышенная активность вдоль линии соприкосновения, разделяющей армянские и азербайджанские силы помогла в достаточной степени скрыть подготовку к широкомасштабным военным операциям. По данным американской разведки, 16 июля заместитель министра обороны Азербайджана и высокопоставленные военные посетили Турцию для принятия окончательного решения о планировании и проведении текущих операций. В рамках этих договоренностей 29 июля турецкие войска присоединились к своим азербайджанским коллегам для проведения двухнедельных военных учений, что включало в том числе и развертывание турецких истребителей F-16 на авиабазе «Гянджа».

По мнению американских экспертов, Турция продемонстрировала надежную стратегию смягчения конфликта с Россией в ходе конфликтов в Сирии и Ливии, ограничив потенциал прямого устойчивого конфликта между двумя государствами. Прямое военное участие Турции в операциях против Армении рискует создать еще один театр военных действий, где турецкие и российские силы непосредственно сталкиваются друг с другом. Нынешнее турецкое вмешательство еще не вызвало российского военного ответа в поддержку Армении; Москва, вероятно, не хочет этого делать в попытке сохранить баланс в своих отношениях с Азербайджаном и Арменией. Однако дополнительное развертывание турецких войск или прямое участие в боевых действиях могут вынудить Россию усилить свою группировку на контролируемой Арменией территории. Но даже и в этом варианте сценарий прямого военного столкновения между Россией и Турцией остается маловероятным. Как было доказано на примере конфликтов в Сирии и Ливии, где Россия и Турция имели прямые контакты, обе страны разработали надежный метод деэскалации и стабилизации. В этом случае прямое турецкое и российское развертывание скорее стабилизирует линию соприкосновения в Нагорном Карабахе, чем перерастет в более серьезный конфликт. Таким образом, расширение турецкого участия станет более вероятным только в том случае, если Азербайджан будет продолжать бороться за удержание территории.
В долгосрочной перспективе устойчивый экономический кризис ограничит способность Турции поддерживать ее внешние амбиции, но в данный момент она будут продолжать поддерживать свою агрессивную внешнюю политику. Турецкое восприятие будущих ограниченных возможностей может фактически даже побудить Анкару проводить такую агрессивную внешнюю политику, пока она еще может это делать, исходя из своего экономического потенциала. Несмотря на то, что Турция играет свою роль на региональной периферии, растущая экономические проблемы Турции продолжают угрожать ее амбициям в долгосрочной перспективе. Турецкая лира продолжала ослабевать, вынуждая правительство скорректировать свою денежно-кредитную политику, и национальная валюта испытывает новые негативные риски в связи с активным турецким участием в Нагорно-Карабахском кризисе. Однако ее нынешняя экономическая уязвимость не будет препятствовать агрессивной внешней политике Анкары и снижению турецкого военного потенциала в краткосрочной перспективе.

51.47MB | MySQL:101 | 0,326sec