О перспективе развития экономических отношений Алжира с ЕС

2 октября президент Алжира, Абдельмаджид Теббун, принял очень важное решение, согласно которому реализация соглашения об отмене таможенных пошлин с Европой откладывается на более позднее время. Теббун посчитал соглашение, которое предыдущее правительство заключило с Европейским союзом, несправедливым, и приказал пересмотреть многие его положения. Изначально, соглашение было направлено на создание алжирско-европейской зоны свободной торговли с 1 сентября.

Однако, власти Алжира подтвердили, что решение об отсрочке не означает отказа от соглашения об ассоциации с европейцами, и что они, по-прежнему, его придерживаются. С другой стороны, Европейская комиссия объявила из Брюсселя, что алжирцы воздержались от отмены последних таможенных пошлин для Евросоюза до начала этого месяца, согласно календарю соглашения, принятого Советом алжирско-европейской ассоциации, в который входят представители обеих сторон.

Более вероятно, что решение Алжира было принято в ответ на давление со стороны алжирских финансовых и деловых кругов, которые выразили обеспокоенность по поводу последствий соглашения в плане усугубления, и без того, достаточно тяжелых экономических условий, в которых находятся местные частные предприятия и компании, которые стали еще более трудными в связи с распространением пандемии коронавируса. В этом контексте, Абдель Ваххаб аль-Заяни, президент Палаты пищевой промышленности, сказал, что создание зоны свободной торговли с Европейским союзом подвергнет местные предприятия жесткой конкуренции, особенно в пищевой и фармацевтической промышленности. В заявлениях для местных газет он обвинил алжирских переговорщиков, которые заявили, что не консультировались с местными промышленниками, «в поспешности и непродуманности их позиции».

Многие алжирские предприниматели жалуются на несбалансированность торгового баланса с ЕС, так, Али Бей Нассери, глава Национальной ассоциации алжирских экспортеров, подтвердил, что Алжир в период с 2005 по 2019 год импортировал товаров из ЕС на сумму 320 млрд долларов, в то время как его экспорт в страны ЕС  не превышал 15 млрд долларов в течение этого периода. По словам Нассери, на Алжир приходится менее 1% от общего объема внешней торговли ЕС, в то время как доля европейцев во внешней торговле Алжира составляет более 55%. Следовательно, любые экономические потрясения или осложнения в Европе в ближайшее время негативно отразятся на экономике Алжира. В исследовании, подготовленном местным экспертом Мохтаром Халлади, последний предрекает, что «Алжир окажется в центре урагана, если над регионом разразится экономический кризис, потому что роль алжирских переговорщиков была формальной и не было реальных переговоров между двумя равными партнерами».

В прошлом году правительство Алжира среди прочих мер жесткой экономии решило сократить импорт из-за рубежа, что привело к относительно снижению зависимости от европейских товаров. В этом контексте алжирцы запретили импорт 800 товаров, от сотовых телефонов до бытовой техники и сельскохозяйственных продуктов. Импорт некоторых потребительских товаров также снизился после повышения налогов на потребление до 30%, тогда как таможенные пошлины на товары увеличились на 60%. Эти меры жесткой экономии встретили отклик и одобрение среди алжирских предпринимателей, однако они же спровоцировали застой на внутренних рынках.

Алжирские промышленники не скрывали своего опасения, что Европейский союз может прибегнуть к взаимности, что приведет к повышению цен на импортные материалы, которые им нужны для производства их товаров, что грозит остановить производство некоторых фабрик, поскольку на некоторых местных рынках нет требуемого сырья. Примечательно, что два важных торговых партнера Алжира, Турция и Испания, публично раскритиковали меры, принятые властями Алжира для повышения налогов на товары, импортируемые из этих двух стран.

Алжирцы обвиняют европейцев в невыполнении своих обещаний по увеличению инвестиций в их страну после ратификации Соглашения об ассоциации, приходя к выводу, что для них Алжир, всего лишь важный рынок, и не более того. Алжирская газета «Аль-Ватан» писала, что именно страны северного берега Средиземного моря пожали плоды партнерского соглашения, поскольку оно открыло двери алжирского рынка для их продукции.

Однако сами европейцы отвечают, что Алжир изначально не является регионом, привлекающим прямые иностранные инвестиции, и делают вывод, что он занимает 30-е место среди пятидесяти африканских стран, привлекающих иностранные инвестиции на африканский континент. Более того, европейские инвесторы утверждают, что алжирская бюрократия отталкивает инвестиции и полагается на несправедливые и постоянно меняющиеся законы, с чем, в свою очередь, согласны многие местные бизнесмены и инвесторы.

На фоне этой возникшей напряженности между Алжиром и Европейским союзом есть и другие стратегические моменты, связанные с вторжением Китая на алжирский рынок. Это обстоятельство вызывает глубокую озабоченность у европейцев, поскольку Китай пятый год подряд занимает первое место среди торговых партнеров Алжира, опережая все европейские страны, включая Францию, традиционно бывшую первым коммерческим клиентом и крупнейшим поставщиком Алжира. Несмотря на многочисленные стимулы, предоставленные Алжиром членам ЕС в коммерческой сфере, согласно Соглашению об ассоциации, доля европейцев на внутреннем рынке в последние годы сокращалась, в то время как китайские товары продвигались вперед, пока они не заняли первое место. Согласно статистике, относящейся к первым месяцам этого года, Китай по-прежнему занимает первое место среди торговых партнеров Алжира, поскольку он обеспечивает 15% импорта, за ним следуют Франция, Италия и Испания.

С 2005 года Европа с нетерпением ожидает завершения шагов по созданию зоны свободной торговли с Алжиром, которая должна вступить в действие в конце этого года, после того, как пройдут все процедурные этапы, согласованные обеими сторонами. И в Брюсселе, и в Париже считают, что предоставленный Алжиру переходный период для постепенной отмены таможенных пошлин достаточен для достижения этой цели. С другой стороны, европейские экономические эксперты делают вывод, что переходный период показал неготовность промышленных предприятий Алжира к этой, предстоящей новой системе взаимоотношений.

Комиссар по торговле, Сесилия Мальмстрем обвинила Алжир в несоблюдении соглашений, подписанных с ЕС, особенно Соглашения об ассоциации. Она обратилась к европейским представителям со словами: «Алжир не только нарушает соглашения с Европейским союзом, но и поддерживает Китай», не объясняя, впрочем, в чем именно заключаются недостатки, приписываемые Алжиру. После этого заявления спор между двумя сторонами вышел из кулуарного формата и достиг СМИ.

Учитывая нехватку прямых иностранных инвестиций, алжирцы недавно начали вкладывать собственные средства в разработку сланцевого газа, несмотря на сопротивление, с которым они сталкиваются в различных кругах. По оценкам главы Алжирской нефтяной корпорации Абдель Мумена аль-Каддура, добыча сланцевого газа к 2030 году принесет 67% долларов дохода, половина из которых будет реинвестирована. Он заявил, что Sonatrach будет поощрять инспектирование и разведку, пока они не достигнут 100 млн тонн нефтяного эквивалента в год. При этом Sonatrach выразила намерение сотрудничать с американской группой Exxon Mobil, которая, по ее мнению, обладает технологиями для поиска сланцевого газа. Суфийская сеть завий в районе Айн-Салех на юге Алжира пыталась возразить против разработки месторождений сланцевого газа из-за того, что она наносит вред окружающей среде, но глава Sonatrach лично посетил три суфийских центра в этом регионе, чтобы успокоить опасения местных жителей.

Алжир в последнее время стремился разработать закон об инвестициях в отечественный углеводородный сектор, чтобы привлечь иностранных инвесторов. Министр энергетики и горнодобывающей промышленности, Абдель Маджид Аттар подтвердил, что новый закон включает стимулы и возможности для поощрения иностранных инвесторов к возвращению в Алжир. В течение прошедших трех лет алжирцы в сотрудничестве с международными группами, специализирующимися в этой области, сосредоточили внимание на развитии инвестиций в горнодобывающий сектор, учитывая имеющиеся большие запасы фосфатов и потенциал их использования для развития химической промышленности. Алжир входит в число стран с наибольшим ресурсом добычи полезных ископаемых, наряду с Австралией, Россией, Китаем, Южной Африкой и Бразилией. Официальные лица Алжира заявляют, что разработка азотных и фосфорных удобрений позволит возродить сельскохозяйственный сектор и, как следствие, обеспечить продовольственную безопасность страны.

Некоторые экономические аналитики полагают, что Алжир больше смотрит на юг и планирует активно выйти на африканские рынки до разрешения нерешенных разногласий с ЕС. В этом контексте алжирцы утверждают, что ориентация на Африку не повлечет за собой отказ от традиционных отношений с ЕС или даже недооценку их ценности.

В начале следующего года Алжир присоединится к Африканской зоне свободной торговли, которая была создана в 2018 году и включает 53 страны с населением 1,2 млрд человек. Министр торговли Алжира, Камаль Резиг ожидает, что его страна получит доход в миллиарды долларов. Алжирские грузовики начали перевозить промышленную продукцию на рынки соседних стран, а именно Мали, Нигера и Мавритании.

Алжир ищет новых связей, в первую очередь, среди торговых партнеров в Мавритании, а также работает над созданием зон свободной торговли в нескольких провинциях на юге страны. В этом контексте реализуются проекты, особенно в Тиндуфе, Адраре, Элизе и Таманрассете, которые являются одними из наиболее заметных городских конгломератов на юге и призваны стать экономическими мостами, связывающими АНДР с Африкой, к югу от Сахары.

Новый министр энергетики, Абдель Маджид Аттар поставил одним из своих главных приоритетов избавление от «экономики рантье», имея в виду зависимость экономики Алжира от доходов от нефти и газа. Он объяснил, что алжирцы должны забыть об ренте и искать новые источники дохода за пределами энергетики, подчеркнув, что «Алжир в настоящее время находится в энергетической безопасности до 2040 года, но мир энергично меняется, что требует поиска новых доходов за пределами углеводородного сектора».

Стоит отметить, что ЕС решил начать новые двусторонние переговоры с четырьмя арабскими странами, не считая Алжира, с целью создания с ними зоны свободной торговли. В 2011 году члены ЕС единогласно согласились предоставить Европейской комиссии разрешение на начало переговоров с Марокко, Тунисом, Иорданией и Египтом. Тот факт, что переговоры ограничиваются этими странами, указывает на то, что Алжир является уникальным случаем и что его отношения с Европейским союзом повлекут изменения, которые невозможно предсказать.

51.99MB | MySQL:101 | 0,379sec