Саудовская Аравия вводит неофициальный бойкот против турецкого экспорта

Торговая палата Саудовской Аравии настойчиво рекомендовала бизнесменам королевства воздержаться от сотрудничества с турецкими компаниями. Об этом сообщил 14 октября телеканал «Аль-Арабия». «Саудовские предприниматели не должны вести бизнес с турецкими компаниями, — заявил глава палаты Аджлан аль-Аджлан, призвав к «бойкоту турецких товаров». — Я говорю четко и ясно: нет инвестиций, нет импорта, нет туризма! Бойкот всего турецкого, будь то на уровне импорта, инвестиций или туризма, является обязанностью каждого саудовца — трейдера и потребителя — в ответ на продолжающуюся враждебность турецкого правительства к нашему руководству, нашей стране и нашим подданым». Саудовский принц Абдулрахман бен Муса также присоединился к призывам бойкотировать турецкий импорт, ретвитнув высказывания президента Турции Р.Т.Эрдогана и написав: «поэтому я призываю к полному народному бойкоту турецких товаров …».  По его словам, необходимо воздержаться и от взаимодействия с турецкими компаниями, которые функционируют на территории королевства. Такая позиция обусловлена проводимой Анкарой враждебной политикой и неоднократными оскорблениями в адрес королевства и его правителей. Призыв к бойкоту прозвучал после того, как президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган обвинил в начале октября ряд стран Персидского залива в недружественной политике по отношению к Турции и даже поставил под сомнение существование этих государств в ближайшем будущем. Арабские страны неоднократно предупреждали Анкару о недопустимости вмешательства во внутренние дела Ливии, Сирии, а также Египта. В адрес Турции звучали обвинения в попытке возродить Османскую Империю и установить гегемонию над арабами. Неофициальное эмбарго, введенное Эр-Риядом на турецкие товары, подрывает экспорт Турции не только в королевство, но и в другие страны Персидского залива и арабские страны, согласно данным, опубликованным Ассамблеей турецких экспортеров (Türkiye Ihracatçılar Meclisi, или TIM). Уже более года ряд саудовских и турецких трейдеров подчеркивают, что Саудовская Аравия навязывает неофициальный бойкот импорта из Турции. В октябре саудовские власти начали призывать своих граждан «бойкотировать все турецкое» после заявления президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана, обвинившего некоторые страны Персидского залива в проведении политики, дестабилизирующей регион. За этим шагом Саудовской Аравии, похоже, последовали неофициальные кампании бойкота в других арабских странах. Согласно статистике TIM, Саудовская Аравия является 15-м крупнейшим экспортным рынком страны, а продажи ковров, текстиля, химикатов, зерна, мебели и стали за первые девять месяцев текущего года составили 2,02 млрд долларов, что на 16,1% меньше, чем за аналогичный период 2019 года. Аналогичным образом, экспорт турецких товаров в страны Персидского залива и другие арабские страны сократился в январе-августе 2020 года по сравнению с аналогичным периодом прошлого года, свидетельствуют данные TIM. Экспорт Турции в Объединенные Арабские Эмираты (-16,92%), Бахрейн (-17,71%), Кувейт (-4,18%), Алжир (-29,26%), Марокко (-13,68%), Ирак (-7,29%), Ливан (-36,06%), Египет (-11,89%) и Иорданию (-10,89%) показал заметное снижение в 2020 году по сравнению с предыдущим годом. Хотя некоторое снижение можно объяснить пандемией, статистика TIM показывает, что кампания бойкота Саудовской Аравии может привести к резкому сокращению турецкого экспорта в арабские страны. На прошлой неделе ведущие бизнес-группы и ассоциации Турции призвали Саудовскую Аравию принять меры, поскольку турецкие компании сталкиваются с растущими проблемами в королевстве. «Этот вопрос вышел за рамки двусторонних экономических отношений и стал проблемой для глобальных цепочек поставок», — говорится в совместном заявлении, подписанном турецкими лидерами отрасли, экспортерами, подрядчиками и профсоюзами. «Любая официальная или неофициальная инициатива по блокированию торговли между двумя странами будет иметь негативные последствия для наших торговых отношений и нанесет ущерб экономике обеих стран», — говорится в заявлении турецких деловых групп, включая Совет по внешнеэкономическим связям (DEIK), TIM и Турецкий союз палат и товарных бирж (TOBB), последовавшем за сообщениями саудовских официальных лиц. «Мы глубоко сожалеем о дискриминационном обращении, которому подвергаются наши компании в Саудовской Аравии. … Мы ожидаем, что саудовские власти предпримут конкретные инициативы для решения этих проблем», — заявили бизнес-группы. Financial Times (FT) сообщила на прошлой неделе, что фактический запрет Саудовской Аравии на турецкие товары ударил по международной отрасли моды, и что испанский модный бренд Mango уже пересматривает своих турецких поставщиков из-за бойкота. Согласно отчету, Саудовская Аравия «запретила весь импорт продуктов made in Turkey», и как сообщил сотрудник Mango турецким поставщикам по электронной почте, испанская компания «изучает альтернативы замедлению таможенных процессов для продуктов турецкого происхождения в Саудовской Аравии». Убийство журналиста Джамаля Хашогги в генеральном консульстве КСА в Стамбуле поставило в центр внимания ухудшающиеся отношения между Турцией и Саудовской Аравией. После начала «арабской весны» отношения между двумя странами постепенно, но систематически ухудшались. Во время арабских революций Турция поддерживала «Братьев-мусульман» как политическое движение в различных арабских странах, вооружала и финансировала радикальные джихадистские группировки. Однако руководство Саудовской Аравии выступает против «братьев» и видит в них угрозу собственной внутренней стабильности.

Переломный момент в турецко-саудовских отношениях действительно наступил в июне 2017 года, когда Саудовская Аравия, к которой присоединились Египет, ОАЭ и Бахрейн, разорвала дипломатические отношения с Катаром и предприняла ряд карательных мер против эмирата, включая введение тотальной блокады. Саудовская Аравия обвинила Катар в поддержке «Братьев-мусульман» наряду с несколькими другими воинствующими исламистскими группировками в регионе. Затем Турция пришла на помощь Катару, поставляя туда товары, которые были сорваны введенными Саудовской Аравией санкциями. Турция также расширила свое военное сотрудничество с Катаром, увеличив численность своих войск в стране. В общем-то последний по времени шаг КСА во многом отражает рост напряженности между Эр-Риядом и Анкарой не в Ливии прежде всего, а в той же Сирии, где просаудовские группы сопротивления в Идлибе по-прежнему отказываются от принятия турецкого плана создания единых сил под своей эгидой. Если брать шире, то последние по времени шаги Эр-Рияда четко отвечают на вопрос о перспективах реализации амбиций Анкары о получении формального и неформального главенства в мусульманском мире.

51.59MB | MySQL:101 | 0,439sec