Ливия: перемирие заключено, что дальше? Ситуация глазами местных экспертов

Какие вызовы ожидают процесс мирного урегулирования в Ливии на фоне недавно достигнутых в Женеве соглашений? По мнению экспертов портала New Libya, обе стороны конфликта в Ливии преодолели половину пути к достижению мира, подписав соглашение, закрепляющее окончательное прекращение огня, а вторая половина, по-прежнему, связана с подчинением ополченцев  некоему единому руководству и с принуждением иностранных наемников покинуть страну.

Примечательно, что этот прогресс в переговорах о политическом решении совпал с конкретными шагами, предпринятыми для возобновления работы нефтяных месторождений и нефтеперерабатывающих заводов в Ливии, включая НПЗ в Аз-Завии, который является единственным в западном регионе. Нет сомнений в том, что ситуация в Ливии изменилась, сначала, с соглашением о постоянном прекращении огня, а также с тенденцией к поиску решений многих жизненных проблем, таких как возобновление воздушного движения между городами и открытие наземных дорог. Однако оптимизм, связанный с этими шагами, не должен заслонять от наших глаз тот большой узел проблем, с которым столкнется процесс стабилизации, когда он приблизится к области влияния вооруженных группировок и реальных лиц, принимающих решения на местах.

Тем не менее, расстояние, пройденное до сих пор в рамках Берлинского формата, и других консультационных процессов, которые были ответвлены от него, обнадеживает, после того, как две стороны конфликта, помимо постоянного соглашения о прекращении огня, заключили другие соглашения, связанные с открытием дорог между регионами, возобновлением внутренних авиарейсов и прекращением взаимных враждебных пропагандистских кампаний в СМИ. Переговоры проходили под наблюдением швейцарской организации «Центр гуманитарного диалога», которая в течение многих лет работала над тем, чтобы сблизить враждующие фракции в Ливии, вдали от внимания средств массовой информации и под эгидой миссии ООН. Одним из наиболее значимых практических достижений такого процесса стало соглашение о подготовке двух бюджетов на следующий год, одного на Востоке и другого на Западе, с последующим объединением их в единый бюджет, что, по мнению большинства обозревателей, представляет важный шаг на пути к восстановлению единства страны. Бюджет оценивается примерно в 34 млрд долларов.

Однако, для рядового ливийского гражданина эти переговоры имеют значение с той точки зрения, насколько они повлияли на улучшение условий его повседневной жизни, что связано с двумя важными элементами, первый из которых — это лишения от потери ликвидности в коммерческих банках, которая вынуждает ливийцев стоять перед банковскими отделениями, чтобы забрать небольшие деньги, депонированные в них, а вторым являются перебои в поставках  бензина и электричества, вызванные из-за перерыва в добыче нефти, что значительно усложняло жизнь населения, в целом, и жителей юга Ливии, в частности.

Более того, ввод сил, лояльных Халифе Хафтару, вместе с сотрудниками Российской частной  военной компании «Вагнер» на нефтяные месторождения и в морские порты, вызвал коллапс производства в рамках попытки экономически задушить Правительство национального согласия (ПНС). Следовательно, достижение соглашения о возобновлении производства нефти имеет первостепенное значение для этого правительства и даже для его оппонентов, которые также получают зарплату от Центрального банка Ливии. Возобновление экспорта нефти пополняет пустую государственную казну, поскольку добыча на месторождении Шарара, которое является одним из крупнейших, за последние дни, увеличилась, примерно, до 110 тысяч баррелей в день из 300 тысяч баррелей, соответствующих его общей производственной мощности.

Что касается НПЗ в Аз-Завии, то там объявлено о скором начале эксплуатации нефтеперерабатывающих установок после завершения соответствующей подготовки, что будет способствовать обеспечению потребностей местного рынка топливом. В этом контексте американское агентство «Блумберг» сообщило, что производство нефти в Ливии уже достигло около 500 тысяч баррелей в сутки, после возобновления добычи на месторождении Шарара, которая составляет почти половину добычи нефти Ливии, до того, как нефтяные месторождения и порты были закрыты 9 июня прошлого года.

Распространение коронавируса еще больше осложнило жизнь ливийцев в свете слабой базовой инфраструктуры здравоохранения и закрытия границ, которые раньше предоставляли им возможность лечиться в тунисских больницах. Похоже, что ливийцы больше заинтересованы в прекращении распространения пандемии, чем в текущих переговорах в Женеве, Бузнике, Каире и Тунисе. Согласно неподтвержденным статистическим данным, в настоящее время в Ливии зарегистрировано более 41 000 случаев коронавируса, но наблюдатели полагают, что число инфицированных больше, чем сообщается в данных официальной статистики, тем более, что ООН также признала, что распространение вируса в стране «вышло из-под контроля». С начала вспышки пандемии в Ливии в августе прошлого года, медицинский персонал столкнулся с большими трудностями из-за ограниченных возможностей и увеличения числа раненых в боевых действиях, обращающихся в больницы.

Паралич распространился на образовательные учреждения, хотя и частично, поскольку школы столкнулись с большими трудностями в поиске оптимальной формулы для продолжения работы, одновременно защищая учащихся от инфекции, в свете имевшихся скудных возможностей, что приводило к прерыванию в некоторых районах, иногда, на протяжении шести месяцев.

В этой связи понятно, что ливийцы радуются достигнутым соглашениям и видят проблеск надежды в решении открыть границы с Тунисом, своим главным «выходом в мир». Одним из символических проявлений долгожданного примирения между восточными и западными регионами является визит делегации, представляющей «знатных людей Киренаики» (Восток), к пленникам сил ПНС в Мисурате, шаг, который открывает путь к обмену пленными и похищенными людьми с обеих сторон. Это подтвердил глава комиссии по обмену со стороны Мисураты, Мухаммед Раджуби, который также заявил ливийскому сайту Al-Wasat, что в настоящее время обсуждается вопрос о создании комитетов по открытию дорог и аэропортов между восточным и западным регионами. Этот план включает в себя и открытие пограничного перехода Рас-Джадир с Тунисом. В последние дни Тунис посетила делегация Министерства иностранных дел  ПНС и обсудила с тунисскими официальными лицами возможности и имеющиеся средства обеспечения потока транспортных и коммерческих обменов на двух общих пограничных переходах. Действительно, совместный ливийско-тунисский комитет достиг соглашения об открытии границ между двумя странами, что произошло 23 октября, в дополнение к возобновлению полетов между аэропортами двух соседних стран.

Делегация также изучила создание совместного медицинского протокола в связи с возобновлением работы пункта пересечения границы в соответствии с тунисским планом по борьбе со вспышкой коронавируса. Разница между двумя сторонами заключалась в отказе ливийцев пройти обязательный карантин по прибытии в Тунис, в то время как Тунис применяет эту процедуру ко всем прибывающим в страну. Некоторые стороны, в том числе Совет тунисских и ливийских бизнесменов, настаивают на поиске компромисса для этой проблемы, и решение пришло в виде проведения экспресс-анализа на наличие коронавируса у ливийцев, прибывающих в Тунис.

Как бы то ни было, Тунис сегодня, похоже, единственный, кто может принять у себя ливийско-ливийскую всеобъемлющую встречу в начале следующего месяца, после того, как европейские страны отказались проводить это мероприятие из-за второй волны пандемии короновируса. Этот вариант встречает поддержку со стороны крупных держав, в частности, США продемонстрировали свое одобрение происходящему, комментируя процесс словами помощника госсекретаря США по делам Ближнего Востока, Дэвида Шенкера, что они надеются, что эти соглашения станут «шагом к формированию переходного правительства и проведению выборов».

Посол США в Ливии Р.Норланд предупредил о «увеличивающемся присутствии иностранных сил, в том числе наемников, вооруженных групп и провокаторов, которые могут поставить под угрозу текущий прогресс на пути к мирному урегулированию в Ливии». Дипломат считает, что «избавление от ополченцев, наемников и террористических групп — одна из важнейших задач для обеспечения стабильного будущего в Ливии», отметив, что недавние столкновения между ополченцами «подтверждают необходимость непрерывной работы по созданию единой армии под гражданским руководством». Р.Норланд указал на необходимость «поддержать возглавляемые ливийцами усилия по сбору и демобилизации ополченцев со всех частей страны», подчеркнув, что этого трудно достичь, «кроме как с помощью объединенных и сильных ливийских сил безопасности». Но будут ли полевые командиры продолжать пассивно наблюдать за формированием единых вооруженных сил и сил безопасности, чья миссия состоит в том, чтобы сократить их собственные полномочия и сам факт существования?

Эта американская позиция недалека от российской, когда РФ, через министра Сергея Лаврова, подтвердила поддержку Москвой «прекращения боевых действий в Ливии и начала политического диалога». В этом контексте, Россия решила вновь открыть свое посольство в Триполи, со штаб-квартирой посла «временно находящейся» в Тунисе, а сам С.Лавров сказал: «Я хочу подчеркнуть, что в его обязанности (посла) входит представление России во всех частях ливийских территорий», то есть, в отношениях и с Х. Хафтаром и с ПНС, одновременно.

Но остается нерешенным вопрос, в какой степени делегации, участвовавшие в переговорах,  представляют собой настоящих лиц, принимающих решения на местах, так как ни Палата представителей, ни члены Президентского совета не собирались, чтобы предоставить мандат двум переговорным делегациям. Среди признаков этой двойственности — бойкот парламентским блоком от Феццана сессии парламента, которая была намечена в городе Бенгази. Феццанцы после долгого отсутствия, несмотря на размер прав, предоставленных им отказались приехать и принять участие в работе парламента.

С другой стороны, военные организации, находящиеся за пределами государства, являются камнем преткновения на пути к восстановлению мира в Ливии. Они выросли за последние пять лет, то есть с момента начала конфликта между «Рассветом Ливии» и «Операцией достоинство», возглавляемой Хафтаром. Доказательством их силы является то, что они осмелились похитить советника по СМИ главы правительства ПНС, Мухаммеда Байо, в то время как правительство по-прежнему не могло контролировать и преследовать похитителей, хотя оно знало их и выплачивало им зарплату в начале каждого месяца. Спустя два дня после похищения М.Байо вооруженные ополченцы из Триполи похитили представителей СМИ, Махмуда аль-Черкасси с национального канала «Ливия» и Тарика аль-Казири Акуба, директора канала «Ливия спорт». Ни Министерство внутренних дел, ни ПНС не смогли положить конец провокационным действиям этого ополчения и многих других полевых командиров, отметив, что похищение в свое время коснулось и самого премьер-министра (Али Зейдана — авт.). Таким образом, осуществление любых шагов по достижению окончательного прекращения огня по-прежнему зависит от реакции этих вооруженных групп, лидеры которых не согласятся так легко отказаться от своего влияния и интегрироваться в национальную армию, которую предстоит сформировать, и чьи авангардные отряды в настоящее время проходят подготовку на одной из турецких военных баз. Отсюда возникает серьезность ошибки, совершенной теми, кто управлял Ливией после ухода Каддафи, и кто решил распустить ливийскую армию под предлогом того, что она служила режиму, породив на свет нынешнюю вооруженную вольницу.

Пожалуй, единственный институт, оставшийся от государства, который все еще функционирует, — это судебная система, несмотря на все существующие угрозы и опасности. Она показала свою эффективность, когда начальник военной прокуратуры Триполи, Аюб Амберч выдал ордер на арест главы Национальной комиссии по борьбе с коррупцией, Нумана аль-Шейха после того, как тот был обвинен в сокрытии отчета комиссии о финансовых нарушениях в Управлении военной медицины и Министерстве здравоохранения, аффилированном с Правительством национального согласия. Ордер был направлен Службе сдерживания по борьбе с организованной преступностью и терроризмом и касался ареста семи подозреваемых в причастности к нарушениям, включая заместителя министра здравоохранения в ПНС, который ранее был главой комитета военно-медицинской службы.

Международные спонсоры процесса ливийского урегулирования, возможно, пообещали ливийским переговорщикам помочь укротить полевых командиров, наложив санкции на тех, кто к ним не прислушается, но, похоже, те не заботятся о таких угрозах и не воздерживаются от насилия в ходе последовательных столкновений с 2011 года, в которых по данным правительства Ф.Сарраджа, пострадали 120 000 ливийцев. По оценкам же Организации Объединенных Наций, боевые действия на конец 2018 года привели к перемещению более 150 000 человек, 90 000 из которых — дети, в дополнение к закрытию 200 школ, лишившим возможности образования более 20 000 детей.

Таким образом, по оценке экспертов New Libya, страну, в плане восстановления стабильности ожидает еще долгий путь, и, как не парадоксально, заключить перемирие может быть самым простым из всего того, что еще предстоит сделать.

52.32MB | MySQL:103 | 0,584sec