Израиль и Судан: перспективы нормализации отношений

В конце октября в рамках т.н. «расширения кольца мира вокруг Израиля» президент США Д.Трамп, при посредничестве администрации которого были достигнуты договоренности о нормализации отношени между Израилем, ОАЭ и Бахрейном, объявил об аналогичном шаге с переходным правительством Судана. Одновременно с этим американский лидер обратился к Конгрессу с тем, чтобы исключить последний из списка государств, спонсирующих терроризм. Таким образом стала очевидна цепочка, ранее раскрывавшаяся многими обозревателями, по логике которых для суданской стороны приоритетен не Иерусалим, а Вашингтон. Впрочем, сказанное далеко не единственный элемент, делающий судано-израильское примирение перспективным.

«Новая эра истинного мира», — как охарактеризовал эту новость глава израильского правительства Б.Нетаньяху, по данным как израильских, так и американских источников, должна принести Иерусалиму перспективу продвижения в решении проблемы инфильтрантов. Сегодня на израильской территории может находится порядка 6000-6300 выходцев из Судана, большинство из них – из Дарфура. Израильское правительство не заинтересовано в предоставлении им официального статуса беженцев, а наоборот стремится к тому, чтобы вернуть нелегалов назад. Однако одним из необходимых условий для этого является гарантия безопасности указанных лиц, которая косвенно будет вытекать из факта нормализации, поскольку в противном случае проживание во враждебной стране само по себе рискует оказаться основанием для преследования по приезду на родину. Еще в августе текущего года, когда слухи о грядущем примирении Судана и Израиля стали просачиваться в СМИ, израильский министр разведки Э.Коэн отмечал, что вопрос инфильтрантов должен быть обязательно включен в соответствующее соглашение.

В текущих реалиях появилась информация, что суданские и израильские представители рассматривают некий проект документа, на основании которого суданцы, находящиеся в Израиле, будут каким-то образом, судя по всему финансово, мотивироваться вернуться домой, поскольку силовое выдворение их противоречит международным нормам и чревато обострением противоречий с ООН. Первоначально, как пишут СМИ, проект будет опробован в пилотном режиме на группе инфильтрантов с перспективой его распространения на всех выходцев из Судана. А они, в свою очередь, составляют около 20% от общего количества африканских мигрантов в Израиле, которых государство хотело бы выдворить со своей территории. Соответственно, Судан – это не только прогресс в деле сближения с исламским миром, но и новый шаг, позволяющий закрепиться на африканском континенте. Есть шанс, что это выльется в более успешные соглашения по вопросу беженцев, нежели те, что правительство Б.Нетаньяху анонсировало ранее. При этом с точки зрения актуальной израильской внешнеполитической ситуации важно, что урегулирование проблемы мигрантов из Африки входит в список запросов к Б.Нетаньяху со стороны электората, особенно в Тель-Авиве, где в ходе последней череды избирательных кампаний он и партия Ликуд популярностью не пользовались.

Одним из основных последствий, вытекающих из нормализации и, как следствие исключения из американского списка государств-спонсоров терроризма, считается перспектива улучшения экономической ситуации в Судане, где инфляция, по данным на сентябрь 2020 г. достигла 170%. Впрочем, эффект этот не будет автоматическим. Во-первых, переходное правительство в обмен на послабления в свой адрес согласилось на выплаты жертвам терактов на сумму 335 млн долларов. Во-вторых, начавшийся процесс не гарантирует суданской экономике финансовых вливаний как таковых, а лишь открывает доступ к поддержке международных финансовых и экономических организаций, таких как МВФ. А они, как известно, к примеру из опыта Иордании, меняют заемные средства на глубокие структурные экономические реформы, которые далеко не всегда позитивны для населения. В-третьих, страна слишком долго была фактически выключена из международной торгово-экономической системы и для ее реинтеграции потребуется время и внешняя поддержка.

Последнее, судя по всему, готов взять на себя Израиль. По сообщениям из Белого дома об условиях нормализации, стороны «согласились начать торгово-экономические отношения с упором на сельское хозяйство». При этом именно ориентация на аграрный сектор, как указывает Всемирный банк, должна стать основой суданского экспорта хотя бы в первые годы для того, чтобы обеспечить условия для возвращения страны на международные рынки. Соответственно, привлечение Израиля к сделке между Суданом и США об исключении из списка государств-спонсоров терроризма не простая формальность, мотивированная «особыми отношениями» Д.Трампа к ближневосточной стране. Помимо этого Иерусалим в том числе по линии программ Агентства по развитию международного  сотрудничества при МИД (МАШАВ) обладает солидным практическим опытом в деле содействия переходным экономикам. Причем сельское хозяйство в этом контексте традиционно было одним из наиболее популярных направлений оказания поддержки.

С точки зрения большинства экспертов, в будущем технологический прорыв на суданском направлении охватить также сферы опреснения воды и ирригации пустынных почв. В том, что касается водных ресурсов, важность представляет и конфликт Египта, Эфиопии и Судана за распределение вод реки Нил. Летом текущего года стороны провели очередной раунд переговоров, посвященный данной проблематике, который, однако, серьезным прогрессом не увенчался. Более того, промежуточная позиция, избранная Суданом, стала вызывать подозрения как со стороны Эфиопии, так и Египта. Общность интересов с Египтом, тесное сотрудничество по линии МАШАВ с Эфиопией в сочетании с судано-израильской нормализацией способны повысить позиции Израиля в общении с ними на двустороннем и многостороннем треке. Есть версия, что Иерусалим в перспективе способен даже получить статус посредника в этом противостоянии. Впрочем, как кажется, здесь уместно сравнение с пространством бывшего СССР, где израильская сторона не стремится к статусу модератора конфликтов, хотя и пристально следит за их динамикой с учетом собственных интересов. Более вероятно, что Израиль будет стараться продвигать в диалоге с тремя названными странами свои технологические достижения в сфере рационального использования водных ресурсов. Пока в этой сфере большие достижения характерны для израильско-эфиопского взаимодействия. Соответственно, расширение сотрудничества за счёт Судана позволит сбалансировать и этот аспект.

Наконец, судано-израильское сближение значимо в контексте традиционных проблем безопасности ближневосточной страны: палестинской и иранской. В последнем случае, как подчеркивает эксперт INSS  А.Орион, важно, что взаимодействие с Израилем позволит закрепить глубинные стратегические трансформации в Судане, следствием которых стал отход от Ирана в сторону КСА. Таким образом, в нынешних условиях речь идет о продолжающемся процессе расхождения по двум лагерям, где Судан встает на сторону Израиля и стран Персидского залива.

В том, что касается палестинцев, то символическая потеря Судана чревата для них несколькими важными последствиями. С одной стороны, речь идет о продолжающемся снижении значимости палестинской проблемы как таковой. Еще одно государство показало, что его собственные интересы, на текущем этапе пересекающиеся с израильскими, превышают по значимости солидарность с палестинцами. Именно по этой причине с палестинской стороны, а особенно от лица ФАТХа, где международная легитимность в силу положения М.Аббаса имеет, пожалуй, большее значение, чем внутренняя, судано-израильскую нормализацию стремятся представить как следствие давления администрации Д.Трампа.

С другой стороны, в узком смысле ситуация воздействует на проблему палестинских беженцев. И здесь есть разные версии. Так, представитель ФАТХа Х.аль-Хадж подозревает, что дело может дойти до расселения палестинских беженцев в исламских странах, включая Судан. А потому, на его взгляд, суданские власти действуют не только против палестинцев, но и собственных граждан. Согласно другой версии, нормализации способствуют закреплению израильского права на территории, что, в свою очередь, означает аналогичный первой версии результат невозможности вернуться туда палестинцев, хотя из без точного указания, куда они будут перемещены.

Наконец, интегральным фактором, вытекающим из судано-израильских переговоров с точки зрения палестинской и иранской проблематики является то, что демонстративный отход от политики солидарности с палестинцами и Ирана означает и крах в деле использования Порт-Судана как перевалочного пункта в поставке ракет иранским прокси, прежде всего в Газе. На этом порядка 6 лет назад израильская сторона ловила суданцев, хотя последние данный факт отрицали.

В целом судано-израильское сближение, хотя и является элементом общей стратегии нормализации отношений Израиля с соседями в широком смысле, но представляет собой событие в некоторой степени более значимое. Связано это с тем, что оно затрагивает Африку, дальнейшее закрепление Израиля в которой в конечном итоге может обернуться крахом т.н. арабского большинства в ООН, на котором держатся многие пропалестинские резолюции. Кроме того, текущие процессы, связанные с Суданом, в большей мере затрагивают проблему палестинских беженцев, которую как Израиль, так и администрация Д.Трампа давно пытаются снять с переговоров о т.н. окончательном статусе. Наконец, ввиду проблемы инфильтрантов суданская тематика представляет для Б.Нетаньяху больший вес в сравнении с дипломатическими достижениями в направлении ОАЭ и Бахрейна, которые, не имея заметной внутриполитической подоплеки не помогли ему существенно скорректировать имидж в лучшую сторону на фоне протестных настроений граждан.

51.66MB | MySQL:101 | 0,431sec