Как Западу работать с президентом Турции Р.Т.Эрдоганом?

Президент Р.Т.Эрдоган уже оформил заявку на то, чтобы считаться глобальным лидером. Именно с позиций глобального лидера он выступает на различных международных площадках, включая заседания Генеральной Ассамблеи ООН. Глобальность подразумевает ширину той повестки дня, которая интересует турецкого лидера и способность её продвигать на международной арене. Нетрудно убедиться в том, что турецкая повестка дня в наши дни уже вышла за рамки дел региональных. Турция уже вовсю пробует и другие «границы» «на прочность».

С другой стороны, как можно заметить, у турецкого лидера складываются достаточно непростые отношения со значительным числом «коллег по цеху». Можно сказать, что этими сложностями в отношениях турецкая власть даже бравирует: непростые отношения означают принципиальность Турции в отстаивании своих интересов. А если президента Турции Р.Т.Эрдогана «недолюбливают» за рубежом, то это – ему только в плюс в глазах местного населения. «Любовь» за рубежом может быть приравнена к «коллаборационизму».

Турецкий президент Р.Т. Эрдоган буквально «приучает» зарубежных партнеров к тому что с ним работать — «непросто».

В этом смысле, обращает на себя внимание статья влиятельного турецкого политолога, генерального координатора Фонда политических, экономических и социальных исследований Турции (SETAV) Бурханеттина Дурана.

Статья вышла под заголовком «Советы тем, кому нужно работать с Эрдоганом» в главном англоязычном издании страны – газете Daily Sabah, которая распространяется не только в Турции — для дипломатического корпуса и экспатов, проживающих в стране, но и в различных международных организациях, допустим, в штаб-квартире ООН в Нью-Йорке. Заметим, что эта газета – достаточно успешный проект по продвижению турецкой точки зрения на международную повестку дня за рубежом.

Обратимся к основным тезисам статьи Бурханеттина Дурана:

«Взоры мира прикованы к Нагорному Карабаху, к росту исламофобии в Европе и к выборам в США. Как обычно, все три сражения велись со ссылками на Турцию и президента Реджепа Тайипа Эрдогана».

Это – к вопросу, относительно того, как Турция себя видит со стороны, глазами международной общественности. Понятно, что ситуация в Нагорном Карабахе вывела Турцию «из тени» и сегодня страна, действительно, является одним из ведущих игроков в армяно-азербайджанской войне. Про «исламофобию» — интереснее и здесь следует понимать, что турки сегодня – это главная сторона, которая реагирует на рост антимусульманских настроений в Европе, вне зависимости от их первопричины. Что же до американский выборов, то, разумеется, хоть Турция и президент Р.Т.Эрдоган и звучали в предвыборной риторике двух кандидатов в президенты – Дж.Байдена и Д.Трампа – но, все же, далеко не на первых ролях, лишь в «досье» «под грифом – Ближний Восток». Дж.Байден, в частности, критиковал позицию Д.Трампа по отношению к Турции и к президенту Р.Т.Эрдогану, как недостаточно решительную. Но это, собственно, и все. Тем не менее, Турция видит себя в качестве той страны, которая занимает жирную строчку во внешнеполитической повестке дня глобальной державы №1.

Относительно дальнейших планов на Нагорный Карабах, видный турецкий политолог выразил, собственно, то, что и так понятно:

«В Нагорном Карабахе Азербайджан находится в процессе освобождения своих оккупированных территорий и рад, что при поддержке Турции изменил баланс сил на Южном Кавказе. Армения заявляла миру, что на самом деле воюет с Турцией, но безрезультатно. При таких темпах, Нагорный Карабах вскоре может стать автономной областью в границах Азербайджана».

Вот как нынешнее российское молчание по вопросу Нагорного Карабаха было истолковано в Турции:

«В то же время, Россия вынуждена согласиться с участием Турции в дипломатических переговорах. Хотя недавние авиаудары по боевикам «Файлак аш-Шам» в сирийской провинции Идлиб могли быть истолкованы как попытка России уравновесить Анкару, правда в том, что президент России Владимир Путин понимает необходимость сотрудничества с Эрдоганом в Сирии и на Кавказе».

Иными словами, Турция уже говорит о новом статус-кво в ситуации, где Россия признает турецкую роль не только в ближневосточных делах, но и на Кавказе – на постсоветском пространстве.

«Как справедливо заметил президент Азербайджана Ильхам Алиев, Турция — единственная страна, граничащая со всеми тремя нациями Южного Кавказа», — указывает Б.Дуран. Хотя строго говоря, это не так, ввиду отсутствия (пока) непосредственной границы между Турцией и Азербайджаном (не считая Нахичеванской автономной республики).

Про глобальные претензии Турции:

«Чтобы было ясно, Турция активно участвует не только в региональных, но и в глобальных вопросах. Анкара также намерена участвовать в этих разговорах. Движущей силой действий Турции являются вызовы геополитики и связанные с ними обязанности, а не идеология».

И далее:

«Другими словами, турки не могли уклониться от этих обстоятельств, даже если бы захотели. Так или иначе, каждая отдельная проблема в Европе, Северной Африке, Восточном Средиземноморье, Ближнем Востоке, Черном море, Кавказе и Центральной Азии является делом Турции».

Вот как автор перечисляет угрозы и вызовы, в которых Турция выполняет свои «обязанности»:

«На самом деле, этих вопросов бесчисленное множество: будь то кризис с беженцами и террористическая угроза, коренящаяся в Сирии и Ираке, санкции против Ирана или аннексия Иерусалима, Турция просто не может игнорировать эти события. Конфликт на Кавказе, запасы энергоресурсов в Восточном Средиземноморье и исламофобия в Европе — все это формирует внешнеполитическую повестку Анкары».

Как отмечается видным турецким политологом: «Отсюда отсутствие неожиданности, когда Турция бросила вызов пограничной исламофобской политике президента Франции Эммануэля Макрона. Мир должен рассматривать предупреждение Эрдогана против «нового крестового похода» как голос Турции, которая одновременно является частью западного и исламского мира. В конце концов, террористические акты в Европе и бесчисленное количество мусульман, которых изгонят европейские расисты, будут добавлены к списку проблем Турции».

Так что, по мнению автора, Турция должна участвовать во всех возникающих дискуссиях:

«Те, кто не понимает этого факта, продолжают спрашивать, почему Турция участвует в каждой новой дискуссии. Однако они должны привыкнуть к вмешательству Анкары, поскольку оно проистекает из новой реальности в нашем регионе. Между прочим, Турция не проявляет инициативу по разрешению почти всех международных кризисов из-за жажды приключений. Он просто стремится играть активную роль в решении проблем региона».

Как отмечается автором, Турция вынуждена проявлять инициативу на фоне тех серьезных изменений, которые происходят в мире: «Турция, которую раньше топили в волнах кризисов и конфликтов, теперь по мере необходимости проявляет инициативу. Страна также демонстрирует свою готовность использовать жесткую силу, если определенная проблема не может быть решена с помощью мягкой силы. Это — горький урок, извлеченный из запоздалого вовлечения Турции в сирийскую гражданскую войну, а также из роста терроризма «Исламского государства» (ИГ, здесь и далее – запрещенная в РФ террористическая организация – И.С.) и РПК на ее границах».

Не забывает автор напомнить зарубежным читателям, на которых, собственно, и ориентируется издание, и про сирийских беженцев, находящихся на турецкой территории:

«По иронии судьбы, западные правительства, похоже, помнят, что Турция принимает около 5 миллионов сирийских беженцев и еще 4 миллиона сирийцев живут в контролируемых Турцией частях Сирии, только когда они хотят пожаловаться на «шантаж Эрдоганом Европы»».

Вот какую роль сегодня Турция, на взгляд Б.Дурана, играет в регионе: «В Сирии не было бы сегодня относительного мира и спокойствия, если бы не военная активность Анкары. Не было бы и военного баланса сил в Ливии, где ведутся переговоры о политическом переходе. Точно так же Восточное Средиземноморье не может превратиться в море мира и взаимного согласия, если не будут признаны интересы Турции. Опять же, проблема Нагорного Карабаха сегодня ближе к разрешению, чем за последние 30 лет, когда мир игнорировал военные преступления Армении и способствовал оккупации азербайджанских земель».

И далее, заметим то обстоятельство, что турецкий политолог приводит в пример (!) Западу — США и ЕС – позицию России и лично президента В.Путина по отношению к Турции. Цитируем заключительную фразу из статьи.

«Итог: Владимир Путин знает, что без Турции не может быть порядка в Восточном Средиземноморье, на Черном море, на Кавказе и на Ближнем Востоке. Западным лидерам тоже было бы удобно принять новую реальность в Анкаре, которая без колебаний предпринимает шаги всякий раз, когда возникает вакуум власти. После выборов в США на этой неделе Вашингтону также придется адаптироваться к геополитическим требованиям работы с Турцией».

Итак, главный вывод, который можно сделать по итогам ознакомления с этим материалом, заключается в том, что турецкие руководители призывают Запад смириться, а точнее принять новую роль Турции в международных делах. И, в этом смысле, они уже приводят в пример российскую позицию по отношению к Турции, считая, что Россия признала, к настоящему времени, право и возможности Турции по тому, чтобы стать одним из ведущих региональных игроков в целом ряде регионов, включая Северную Африку, Восточное Средиземноморье, Ближний Восток и Южный Кавказ. Разумеется, в материале перечислены далеко не все вопросы, которые занимают современную Турцию. Впрочем, даже той же темы «исламофобии», которая представляется глобальным вопросом, который способен самым глубоким образом повлиять на внутриполитическую обстановку в Европе. Скажем даже больше: тема «исламофобии» способна изменить и облик самой Европы в том случае, если Европа примет этот постулат на свой счет. Впрочем, все идет к этому – коль скоро Европа спонсирует соответствующие исследования, которые ведутся Турцией. А это значит, что регион влияния / интересов Турции будет расширен на весь ЕС, поскольку тема «исламофобии» — это турецкий вопрос и турецкий проект.

51.46MB | MySQL:101 | 0,389sec