Большая стратегия Турции. Часть 1

Очередной виток конфликта в Нагорном Карабахе, фундаментальным отличием которого стало непосредственное участие в нем Турции, можно рассматривать в качестве свидетельства изменения регионального баланса сил в желаемом для турецкой стороны направлении.

Речь идет о том, что Турция, на фоне глобальных тектонических сдвигов, создающих вакуум силы, начинает успешно активно этот возникающий вакуум заполнять, усиливая свое влияние в традиционных регионах влияния других игроков, причем игроков глобальных.

Допустим, речь идет о том, что Турция вторгается в сферу влияния Франции в Африке или же на постсоветское пространство, которое рассматривается в качестве сферы своих интересов Российской Федерацией. Не стоит сбрасывать со счетов и турецкие попытки заполнить пространство Ближнего Востока, где отмечается существенное снижение активности (но пока ещё не влияния) Соединенных Штатов Америки.

Несмотря на то, что происходящему сейчас в Нагорном Карабахе предшествовала большая подготовительная работа со стороны Турции, начавшаяся с распада СССР, для неангажированной публики все происходит стремительно и неожиданно.

Речь идет о российской публике, для значительной доли которой Турция, до сих пор, остается страной гостиниц «все включено» с «бескрайними» шведскими столами и страной недорогого ширпотреба. Стоит это помножить и на те «тюркофобские настроения», которые возникли в России после сбитого в 2015 году российского самолета и убитого в конце 2016 года в Анкаре чрезвычайного и полномочного посла А.Г.Карлова. Достаточно любопытным образом, справедливая негативная реакция на события 2015 и 2016 годов отключает логическое мышление, готовность воспринимать факты и признавать за Турцией несомненные успехи последних лет. Все происходящее сильно недооценивается в том ключе, что «Турция – зарвалась» и «не по Сеньке – шапка». Хотя отсутствие реакции на тот же Нагорный Карабах со стороны ведущих мировых держав не может не наводить на мысли о том, что ситуация, похоже, изменилась и одним из изменений этой ситуации является статус Турции в мире. В противном случае, следовало бы ожидать быстрой и жесткой реакции на турецкие действия. А их, как раз, и не наблюдается.

Но отметим и другое обстоятельство: турецкие действия, во многом неожиданны и для самой турецкой публики. Были 2011-й год и неудачные попытки Турции вмешаться в события «арабской весны», оседлав их. Что вылилось в крайне непростые для Турции отношения почти что со всем арабским миром. Был 2015-й год и начало Россией своей военной операции в Сирии, которая привела к спасению режима Башара Асада – срыву турецких планов по «пятничному намазе в Дамаске». И то, и другое было рассмотрено в качестве, как минимум, неуспехов турецких действий на международной арене, требующих существенной корректировки турецких намерений. Однако, турецкое руководство продемонстрировало свою способность достаточно быстро учиться и, не будучи самой сильной экономически и военно-политической страной мира, использовать свой ресурс достаточно эффективно. В противном случае, не возник бы «Идлибский плацдарм» в Сирии, не было бы подписано соглашение с Правительством национального согласия в Ливии и Ф.Саррадж не остался бы во власти, не было бы в повестке дня ЕС с Турцией темы Восточного Средиземноморья. И не было откровенно молчаливой позиции Минской группы по ситуации в Нагорном Карабахе.

Эти действия должны отражать следующее: Турция в 2010-х годах ошиблась в тактике своих действий, в результате чего ей было преподнесено несколько горьких уроков. Однако, нынешняя ситуация указывает на то, что, возможно, Турция и не ошиблась в своей стратегии, поставив на то, что «грядут перемены» и пожелав, во что бы то ни стало, «запрыгнуть на подножку уходящего поезда», когда складывается и новый баланс сил, и новые границы влияния в мире.

В результате, к концу 2020 года, стало совершенно очевидно, что возникает дополнительный спрос на теоретическое осмысление происходящего сейчас в мире и в регионе и роли Турции в этих процессах.

При этом коронавирусная пандемия играет роль ускорителя процессов, которые и так развиваются по крайне замысловатой траектории. Речь идет о президентских выборах в США, которые развиваются по беспрецедентному сценарию, когда, по состоянию на момент написания данной статьи (7 ноября), страна расколота надвое и бурлит в преддверии публикации официальных результатов. Которые все никак не публикуются, грозя не просто чередой скандалов, а полосой потрясений для государства. Речь идет о разгуле террористических акций, совершаемых радикальными исламистами в Европе, включая Ниццу и Вену, на которые «Старая Европа» не знает, как ей реагировать. Речь идет о трудностях политики России на постсоветском пространстве, включая Европу (Белоруссия), Южный Кавказ (Азербайджан и Армения), а также Центральную Азию (события в Киргизии). Помножить эти процессы на пандемию коронавируса и получается «гремучая смесь», которая грозит снести весь современный миропорядок. В этот момент, турки посчитали, что – самое время теоретического переосмысления ситуации.

При этом, эпоха турецких теоретиков, находящихся во власти, как можно понять, подошла к концу после того, как в 2016 году покинул свой пост премьер-министр Турции, бывший министр иностранных дел и автор фундаментального труда «Стратегическая глубина», Ахмет Давутоглу.

С тех пор, даже те турецкие руководители, которые имеют ещё и амплуа ученых-теоретиков, допустим, тот же пресс-секретарь президента Ибрагим Калын, выступают исключительно с позиций технократов, не претендуя на ту роль, которую, по определению должно играть первое лицо страны – президент Р.Т.Эрдоган.

Вообще, довольно удивительно, что, до сих пор, не появилось фундаментального труда, посвященного турецким устремлениям в будущее авторства президента Реджепа Тайипа Эрдогана. На самом деле, именно и только от него можно ожидать появление подобного фундаментального осмысления.

Впрочем, в то же самое время – заполняя определенный вакуум, на текущую ситуацию достаточно оперативно откликнулся ведущий турецкий мозговой центр – Фонд политических, экономических и социальных исследований Турции (SETAV), который предельно оперативно отреагировали на текущие события. Фонд, прямо-таки под события в Нагорном Карабахе, опубликовал книгу, которая озаглавлена как «В процессе глобальных перемен Большая стратегия Турции».

Тем самым, Фонд столбит за собой место главных участников процесса разработки стратегии турецкого развития со стороны «внешних» экспертов и политологов. Разумеется, они же являются, своего рода, кадровым резервом для турецкой власти. В особенности, для администрации президента Турции, которая с переходом страны к президентской форме правления, значительно расширила свои полномочия, уже не только контролируя, но иногда и дублируя функции традиционных министерств и ведомств. Отметим, что среди турецких технократов – очень много образованных людей, с хорошим уровнем как образования, так и опыта практической работы. И нередко они перетекают во власть из академического сообщества, включая турецкие мозговые центры.

С учетом приведенных выше обстоятельств и поворотности наблюдаемого нами момента, считаем необходимым разобраться самым подробным образом с «Большой стратегией Турции».

Авторами этого труда выступили Мурат Ешильташ (Murat Yeşiltaş) и Ферхат Пиринччи (Ferhat Pirinççi). Вот краткие биографические справки на авторов издания.

Мурат Ешильташ работает доцентом в Анкарском университете социальных наук и проводит исследования по международной безопасности, терроризму и негосударственным конфликтам. Он также является директором по исследованиям вопросов безопасности в Фонде SETAV. Вместе с Бурханеттином Дураном (генеральный координатор Фонда SETAV), он, ранее, написал книгу «Негосударственные вооруженные актеры на Ближнем Востоке».

Ферхат Пиринччи, получивший докторскую степень в Университете Улудаг в 2010 году, работает в г. Бурса профессором Университета Улудаг, Факультет международных отношений, Департамент международной политики. Он занимается Ближним Востоком, вооружениями и внешней политикой США, а также преподает международные отношения, Ближний Восток, вооружения и внешнюю политику США на уровне бакалавриата и магистратуры.

Приведем ниже Оглавление книги «Большая стратегия Турции»:

«ПРЕДИСЛОВИЕ

ВВЕДЕНИЕ

ПЕРВАЯ ЧАСТЬ «БОЛЬ ТРАНСФОРМАЦИИ ГЛОБАЛЬНОЙ СИСТЕМЫ»

— Мировой порядок с США в центре

— Три стратегических пророчества

— Кризис американского порядка

ВТОРАЯ ЧАСТЬ «НОВЫЙ ХАРАКТЕР МИРОВОГО ПОРЯДКА: МНОГОСЛОЙНАЯ МНОГОПОЛЯРНОСТЬ»

— Глобальное лидерство / отсутствие лидерства

— Многослойное распределение силы

— Восходящие силы: важнейшие элементы нового мира

— Новая архитектура глобальной безопасности

— Падение глобальной нормы

ТРЕТЬЯ ЧАСТЬ «ПЕРЕОСМЫСЛЕНИЕ ВНЕШНЕЙ ПОЛИТИКИ И ПОЛИТИКИ БЕЗОПАСНОСТИ ТУРЦИИ»

— Внешняя политика Турции и уравнение безопасности

— Большая стратегия Турции

— Устойчивая стабильность

— Стратегическая автономия

— Стратегическая гибкость

— Военная мощь и стратегия

РАЗДЕЛ ЧЕТВЕРТЫЙ «ВНЕШНЯЯ ПОЛИТИКА И СТРАТЕГИЯ БЕЗОПАСНОСТИ ТУРЦИИ»

— Национальный пояс

— Второй стратегический пояс

— Третий стратегический пояс: приграничные соседи

— Четвертый стратегический пояс: регионы

— Пятый стратегический пояс: глобальное уравнение

ЗАКЛЮЧЕНИЕ»

Предисловие к изданию написал генеральный координатор Фонда SETAV Бурханеттин Дуран. Его следует считать одним из самых известных, осведомленных и влиятельных политологов Турции. Если можно его сравнивать с кем-то в России, то, пожалуй, его можно считать, своего рода, турецким Ф.Лукьяновым, главным редактором журнала «Россия в глобальной политике». Стоит самым пристальным вниманием следить за карьерой Б.Дурана, которая, как можно считать в контексте его возросшей медийности, экспертности и, в целом, своего веса в мире политологии, в Фонде политических, экономических и социальных исследований (SETAV) не завершится.

Обратимся к написанному Бурханеттином Дураном:

«Пандемия коронавируса, которая стала основным пунктом повестки дня всего мира с начала 2020 года, затронула весь мир — от людей до обществ, от государств до негосударственных субъектов. Это воздействие охватывает почти все мыслимые области человека и людей, особенно сектор здравоохранения и социальную сферу.

В области международных отношений, пандемия коронавируса добавилась к поворотным моментам, таким как окончание Холодной войны, теракты 11 сентября или (так называемая – И.С.) «арабская весна», и уже были случаи дискриминации и дискуссии по поводу коронавируса до и после него.

Пожалуй, самая важная из дискуссий в контексте последствий коронавируса — это обсуждение глобальной системы.

Потому что пандемия усилила критику и дискуссии о международном порядке в предыдущий период и добавила новые измерения в дискуссии.

В этом отношении, сомнения относительно международной системы, основанной на либеральных нормах, которые возглавляют США, давно превратились в форму (вопроса) о том, изменится ли эта система с коронавирусом, и если да, то в каком направлении она будет складываться?

Тот факт, что США ослабляют основы своего собственного международного порядка, который начался во время периода Обамы и продолжился во время периода Трампа, является важной проблемой, поскольку Китай далек от способности установить новый международный порядок с точки зрения норм, которые он предлагает и предлагает.

Кроме того, в то время, как Европейский союз приближается к кризису, который начался с «Brexit» и ускорился с коронавирусом, позиция России, подпитывающая беспорядки и укрепляющая ее позиции, также создает проблему.

С этой точки зрения, более вероятно, что в ближайший период возникнет «международная турбулентность», основанная на соперничестве великих держав, а не новый мировой порядок.

Ожидаемая неравномерная и нестабильная международная среда создает новое геополитическое уравнение, в котором для всех участников возникают как возможности, так и угрозы. Несомненно, все участники стремятся минимизировать угрозы и использовать возможности быстро и эффективно.

Однако, учитывая, что не все участники обладают одинаковыми возможностями и одинаковыми способностями по управлению кризисами, ожидается, что небольшое количество участников сможет быстро адаптироваться к новой эпохе, и большинство из них будут следовать за последствиями новой эпохи с реакционным подходом и останутся в более пассивной позиции.

В этом отношении можно сказать, что акторы, которые точно анализируют и интерпретируют новый период и готовятся к нему, будут в более выгодном положении по сравнению с другими.

В новых геополитических изменениях, в системе международных отношений и мировых рисков, а также возможностей для Турции это также находится под вопросом, и начавшаяся подготовка к новой эре принесет пользу в виде уменьшения рисков и возможностей.

В этом контексте, особенно с 2012 года, на национальном и региональном уровне возникли проблемы и были пережиты турбулентности. Они были встречены хорошим антикризисным управлением, продемонстрировав наименьший ущерб со стороны успешной Турции с ее сильной инфраструктурой. Первоначальный эффект от коронавируса, по сравнению с многими другими странами, был успешно встречен (снижен – И.С.) Турцией.

Эту ситуацию следует рассматривать как важный ключ к подготовке и принятию новой эры для Турции.

Эта книга, написанная Муратом Ешильташем и Ферхатом Пиринччи, является важным вкладом в академические и интеллектуальные дебаты, которые необходимо внести в эту подготовку.

Авторы книги определяют трансформацию глобальной системы, которая началась до коноравируса и вместе с ней ускорилась. Они предлагают «Большую политику» Турции, которая должна быть ей принята в условиях новой формирующейся геополитики. Книга формирует рамки того, какова должна быть на новом этапе внешняя политика и политика в сфере безопасности, которым надо следовать».

Итак, отметим, несколько моментов, связанных с предисловием Бурханеттина Дурана.

Прежде всего, речь идет о том, что нынешняя пандемия коронавируса является ускорителем тренда на смену мирового порядка. При этом, США – ослабляет хватку, Китай – не в состоянии предложить свой миропорядок, ЕС переживает Brexit. А также, как можно понять автора, главная роль России сегодня заключается в том, что Россия «раскачивает лодку» ЕС, являя собой «проблему».

Вопрос того, будет ли сформирован в обозримой перспективе новый мировой порядок или просто обострятся столкновения между ведущими мировыми игроками автор предисловия выносит за скобки. Похоже автор предисловия склоняется к мысли о том, что ещё долго будет продолжаться «международная турбулентность», прежде чем будет установлен «новый мировой порядок».

Однако, тут же генеральный координатор Фонда Б.Дуран подчеркивает тот факт, что лишь немногое число стран сможет к новому мировому порядку адаптироваться. И эти немногие – это те самые страны, которые смогут к переменам должным образом подготовиться. Что, разумеется, предполагает, прежде всего, правильную изначальную оценку складывающейся ситуации. То есть, теоретическую / аналитическую проработку вопроса. Собственно, в этом он и видит шанс для Турции.

51.62MB | MySQL:101 | 0,483sec