Турецко-американские отношения после президентских выборов в США. Часть 2

На президентских выборах в США одержал победу Джо Байден. Продолжаем анализировать реакцию в Турции на победу демократического кандидата, резко антитурецкая позиция которого секретом ни для кого не является.

Часть 1 нашей публикации доступна на сайте ИБВ по ссылке: http://www.iimes.ru/?p=74135

Напомним, что мы остановились на той мысли турецких политологов о том, что константами для Турции является её независимость во внешнеполитических действиях и невмешательство в её внутриполитические дела со стороны внешних игроков, включая США.

И, собственно, от этих констант и будут отстраиваться дальнейшие отношения Турции с США, которые либо примут эти турецкие приоритеты – и тогда отношения будут развиваться в одном, положительном направлении, либо не примут этого турецкого подхода – и тогда отношения между США и Турцией будут развиваться в принципиально другом направлении. Точнее, в том направлении, в котором они развивались все последние годы – в направлении взаимного отдаления Турции и США друг от друга, невзирая на принадлежность Турции к Североатлантическому альянсу.

Могут ли США не вмешиваться во внутренние дела других государств? Тем более, государств, которые на протяжении целых десятилетий рассматривались со стороны США в качестве своей своего рода «вотчины», где США взращивался лояльный к себе офицерский корпус и деловая элита? Где американцы «держали» большую долю оружейной торговли и имели тесные связи с крупными корпорациями страны? Пожалуй, это вопрос можно рассматривать как риторический. Тем более, что американский след тянется и от событий в парке Гези на площади Таксим в 2013 году, и от попытки государственного переворота в Турции в 2016 году. Турецкое руководство явно начало выходить из-под американского / западного контроля в те годы.

Так что, Турции «возжелавшей» для себя «независимости», читай оперативного простора, необходимо будет преодолеть сильную «гравитацию» со стороны США, чтобы выйти на новую для себя «орбиту», и столкнуться с сильным американским противодействиям. В качестве гипотезы можно рассматривать и такую константу, но уже со стороны США.

Тем не менее, возвращаемся к оценкам итогов американских выборов, которые даются в эти дни со стороны турецких наблюдателей. Однако, начнем с той оценки, которую дал 8 ноября с.г. американским выборам вице-президент страны Фуат Октай.

В частности, как он отметил, итоги выборов в США не повлияют на отношения страны с Турцией, поскольку Анкара будет продолжать активно использовать дипломатические каналы со своим союзником по НАТО, как «это делала всегда».

Цитируем Фуата Октая: «Любые выборы в любой стране, любая смена власти ничего не меняют для нас. У Турции есть свои интересы и дипломатия». Далее, указывая на то, что избирательный процесс был «довольно интересным» (явная «шпилька» в адрес американской демократической системы – В.К.), вице-президент Фуат Октай заявил, что, хотя ожидается переходный период, двусторонние отношения будут продолжаться в обычном режиме в последующий период, независимо от того, кто является президентом США.

Что же касается проблем с США, то вице-президент Турции Ф.Октай напомнил, что глава «Гюленистской террористической группы» (FETÖ или «террористическая организация Фетхуллаха Гюлена», как её называют в Турции – В.К.) Фетуллах Гюлен по-прежнему проживает в США, несмотря на улики против него, доказывающие, что он стоял за попыткой государственного переворота, в результате которой погиб 251 человек.

Цитируем турецкого вице-президента: «Для нас нет ничего более естественного, чем требовать его экстрадиции. Это (переговоры об экстрадиции — В.К.) — процесс, который начался давно и будет продолжаться и в предстоящий период. Мы будем усиливать наше давление по этому вопросу с еще большей интенсивностью. Мы надеемся, что США не будут продолжать сотрудничество с террористическими группировками и в будущем, и предпочитаем работать с другими государствам».

В смысле последнего предложения, очевидно, что вице-президент Турции имел в виду тесное сотрудничество между США и сирийскими курдскими ПДС / СНС, которые считаются в Турции ответвлениями террористической Рабочей партии Курдистана (РПК). По этому поводу вице-президент Турции Фуат Октай заявил, что «Турция будет действовать всякий раз, когда увидит угрозу на своей границе». Цитируем: «Мы будем действовать в соответствии с реалиями в этой области».

И далее: «В своей предвыборной речи мы видим, что Байден имел в виду, что он будет продолжать проводить старую политику США, начатую до него. Однако я считаю, что его политика станет более ясной, когда он официально станет президентом. Мы должны внимательно наблюдать». Также вице-президент Турции подчеркнул, что подход нового правительства США «конечно заинтересует Турцию», добавив, что «Анкара ожидает от Вашингтона избегания односторонней политики в отношении своего союзника по НАТО».

Итак, мы видим довольно любопытные заявления от Фуата Октая.

Разумеется, понятно, что избрание руководителя на пост государства не может сопровождаться официальными комментариями о том, что новый глава будет проводить «антитурецкую политику». В этом смысле, высказывание Фуата Октая следует считать данью дипломатии.

Однако, заметим, что тут же были проведены « линии и расставлены» принципиальные «вешки» в отношениях между Турцией и США.

Их, как мы видим, две: первая – экстрадиция беглого проповедника Фетхуллаха Гюлена из США в Турцию, вторая – это курдский вопрос в Сирии и отказ США от того, что турецкий вице-президент назвал «односторонней политикой в отношении союзника по НАТО». Можно ли рассматривать эти пункты повестки дня в качестве реалистичных? Тем более, в условиях, острой антитурецкой риторики со стороны Джо Байдена, который постоянно указывал, что Д.Трамп вел себя по отношению к Анкаре и лично к президенту Р.Т.Эрдогану «чересчур мягко». Однако, других слов и требований со стороны Анкары к Вашингтону и быть не может.

Переходим к следующей публикации, опубликованной в самом влиятельном англоязычном издании страны – газете Daily Sabah. Издание это, помимо всего прочего, примечательно и тем, что оно распространяется не только и даже не столько в Турции, сколько в штаб-квартирах различных международных организаций, включая ООН и НАТО. Таким образом, транслируя турецкую точку зрения в, со всех сторон, качественно издаваемой газете с качественным контентом.

8 ноября с.г. в газете была опубликована статья авторства политолога Яхьи Бостана под заголовком «Президентство Байдена и будущее турецко-американских отношений».

Как отмечается турецким экспертом, «внешняя политика его (Джо Байдена – В.К.) администрации будет иметь серьезные последствия для стран всего мира. Что более интересно, турецкий эксперт говорит и о том, что «в то же время, отношения нового президента с Турцией будут иметь серьезные последствия для глобальной политики и мировой экономики».

И далее:

«Внешнеполитические решения президента Дональда Трампа основывались на жестких рамках, в основе которых лежали американские национальные интересы. Таким образом, администрация Трампа начала торговую войну с Китаем, игнорируя Европейский союз и избегая напряженности в отношениях с Россией. Под наблюдением уходящего президента, политика Вашингтона на Ближнем Востоке соответствовала интересам Израиля. Таким образом, Трамп поддерживал сбалансированные отношения с Турцией, отменил сближение своего предшественника с Ираном и сформировал альянс с избранными государствами Персидского залива вокруг светящейся сферы. Он также поощрял неопытных и амбициозных игроков, таких как Мухаммед бен Сальман из Саудовской Аравии и Мухаммед бен Заид из Объединенных Арабских Эмиратов (ОАЭ), и поддерживал антитурецкую региональную коалицию в Восточном Средиземноморье».

На самом деле, в этом смысле, оценки автора статьи заметно пересекаются с нашими, имея в виду сбалансированность внешнеполитического курса Д.Трампа по отношению к Турции, где, пусть и была сложная обстановка, но не было допущено ещё большего скатывания отношений в сторону негатива.

Говоря о курсе новой американской администрации, Яхья Бостан указывает, что «неизвестно, будет ли внешняя политика Байдена заметно отличаться от политики Трампа?».

Цитируем: «Отношения Турции с Соединенными Штатами переживают трудный период. Альянс потерпел неудачу во время второго срока президента Барака Обамы из-за разрыва между интересами Турции в Сирии и политикой Вашингтона, поддержки США террористической организации РПК и молчаливой поддержки Вашингтоном попытки государственного переворота 15 июля 2016 года через укрывательство ее вдохновителя. К другим факторам относятся напряженность между Турцией и Израилем, а также усилия Анкары по поддержанию определенного уровня независимости в отношении санкций США в отношении Ирана (как мы помним, успехов, в этом смысле, Турции снискать не удалось – ей пришлось в итоге пойти в фарватере изменившегося антииранского курса США – В.К..)».

Довольно любопытно, что не только в России, но и в Турции говорят про личную химию своих лидеров с уходящим президентом Д.Трампом. По всей видимости, это такая личная способность Д.Трампа — предпринимая сложные, непопулярные шаги, все равно демонстрировать свое «благодушие» по отношению к своим партнерам по диалогу, заставляя себе «верить» и «сопереживать».

Цитируем:

«Хотя личная химия между президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом и его американским коллегой привела к кажущейся деэскалации, сохранялась напряженность из-за столкновения региональных интересов двух стран».

Это, вообще, поворотная точка: в Турции говорят о столкновении региональных интересов своих с американскими.

Этот факт следует фиксировать особо, потому что это не просто одно высказывание одного отдельно взятого эксперта – это общая позиция нынешнего турецкого руководства: у Турции есть региональные интересы, которые она собирается продавливать / отстаивать в отношениях с США в тех ситуация, когда турецкие интересы не совпадают с американскими.

В чем же они заключаются? – Цитируем:

«Действительно, администрация Трампа долгое время предотвращала трансграничные операции Анкары против террористов на севере Сирии. В свете решения Турции закупить у России систему ПВО С-400, Вашингтон и Анкара столкнулись с проблемами из-за того, что первые (то есть, американцы – В.К.) не поставили в Турцию свои истребители F-35».

При этом, как отмечается турецким автором, что «хотя Трамп и сказал, что ценит позицию Турции, но Белый дом не пытался воспрепятствовать исключению Турции из программы F-35. В то же время, важно напомнить, что Вашингтон ввел определенные ограниченные и временные санкции против правительства Турции под наблюдением Трампа».

Напомним, что речь, собственно шла об очень краткосрочных санкциях против министров внутренних дел и юстиции Турции в связи с пастором Э.Брансоном, задержанным в Турции по целому ряду обвинений, включая шпионаж и незаконную миссионерскую деятельность. Но эти санкции лишь только успели быть введенными, как были сняты – в связи с освобождением пастора Брансона. При том, что, вообще-то говоря, пастор был турецким судом осужден пусть и на ровно тот срок, который он пробыл под домашним арестом. То есть, оправдательного приговора не прозвучало. Впрочем, заметим немаловажную подробность: если против, допустим, России или Ирана вводятся санкции, то они – всерьез и надолго и американцы никогда не торопятся их отменять. В случае же Турции, санкции были отменены практически моментально после того, как американские требования по возврату Э.Брансона были удовлетворены. Так что, можно говорить о том, что США действовали, по-своему, по-джентльменски в отношении турок.

Продолжаем цитировать турецкого политолога:

«Чтобы быть ясным, уходящий президент США не оправдал ожиданий Турции, когда дело дошло до убийства журналиста Джамаля Хашогги приспешниками саудовского наследного принца, до финансовых и военных усилий ОАЭ в регионе и до ориентированного на Израиль порядка в Восточном Средиземноморье. Что еще хуже, Трамп публично признал, что нацелился на валюту и экономику Турции. В целом, президентство Трампа было непростой задачей для Турции и США».

Президентство Д.Трампа действительно было непростой задачей для Турции и для США, однако, его администрация, по большому счету, никак естественный ход турецко-американских отношений не изменила. Они двигались по ранее определенному негативному курсу, проложенному, в том числе, предшественником Д.Трампа – Б.Х.Обамой.

Ключевой вопрос: чем администрация Байдена будет отличаться от Трампа по Турции?

Цитируем политолога:

«Чтобы ответить на этот вопрос, важно сначала последить за отношениями Вашингтона с Россией. Если новый президент решит нагнетать напряженность в отношениях с Москвой, в отличие от своего предшественника, то Турция будет более ценной в глазах американских и российских политиков — и, следовательно, получит больше возможностей для маневра. Более того, турки могут иметь большее влияние в сирийских (особенно в Идлибских – В.К.) и ливийских театрах».

И далее:

«Еще неизвестно, насколько администрация Байдена будет стремиться поддержать произраильскую политику Трампа. На фоне лидерства Байдена в президентской гонке, король Саудовской Аравии Сальман пообещал финансовую помощь жертвам разрушительного землетрясения в Измире, в Турции (через пять дней), что предполагает, что Эр-Рияд может быть готов восстановить свои натянутые отношения с Турцией. в этот новый период.

Учитывая, что Катар был первой страной Персидского залива, поздравившей избранного президента Байдена, это утверждение согласуется с региональными событиями. Излишне говорить, что неспособность альянса, ориентированного на Израиль и поддерживаемого Персидским заливом, получить благословение Вашингтона, усилит позиции Турции в региональном плане. Действительно, Турция и Соединенные Штаты могут прийти к решению вопроса Восточного Средиземноморья, которое отвечало бы интересам обеих сторон».

Итак, как можно заметить, у турецких наблюдателей есть определенные надежды на США при администрации Джо Байдена.

Эти надежды связаны, с тремя принципиальными моментами:

  1. Байден может наращивать давление на Россию, а это приведет к росту турецких «акций» на «американской бирже».
  2. Произраильское лобби, которое имело тесные отношения с Д.Трампом, может утратить свои позиции в администрации Дж.Байдена, а это откроет возможности для Турции на Ближнем Востоке и укрепит позиции Турции и Катара в региональных делах.
  3. Вопрос с Восточным Средиземноморьем, а точнее его газовыми месторождениями, также, по мнению турецкой стороны, может быть пересмотрен новой администрацией в Белом доме, если не в пользу Турции, то с большим учетом её национальных интересов.

Вообще говоря, это смотрится как очередная надежда на новую перезагрузку в отношениях между Турцией и США. Так было при Б.Х.Обаме, так было при Д.Трампе, так происходит и при Дж.Байдене. При том, что Дж.Байден в адрес Турции выразился более чем определенно. Однако, турки пытаются разглядеть за его предвыборной риторикой реальные действия, которые могут отличаться от слов, сказанных до объявления результатов выборов в США в пользу Турции.

52.04MB | MySQL:101 | 0,374sec