О промежуточных итогах Форума ливийского политического урегулирования

Завершение работы Форума ливийского политического урегулирования в Тунисе позволяет сделать некоторые промежуточные выводы о том, чего удалось и чего не удалось достичь. По мнению независимых обозревателей, в дебатах преобладали разногласия по поводу квот в будущих органах власти. Похоже, участники не считали, что общественное мнение в Ливии ожидает от них быстрого политического решения. Частично, это так и есть: псевдо государственность того, что олицетворяет сегодня понятие власти в Ливии не сравнима по своей значимости для населения с прежней системой народовластия. Если раньше ливийцы, пускай, не до конца осознавая ту возможность, что предоставил им грандиозный социальный эксперимент, затеянный М.Каддафи, сводили свое участие во власти и отношение к ней к профанации и имитации вовлеченности, то сейчас, подавляющему большинству на нее просто наплевать. Кроме моментов, связанных с элементарными вещами, вроде выплаты зарплат, пособий и пенсий и предоставления базовых услуг.

Основным достижением, собственно говоря, тем, ради чего все это затевалось после недели переговоров, стало соглашение о проведении президентских и парламентских выборов в День независимости 24 декабря следующего года. Это решение было принято в свете презентации, сделанной главой Высшей избирательной комиссии, Имадом ас-Сайехом собеседникам в первый день Форума, в которой подчеркивалось, что Комиссия может быть готова контролировать всеобщие выборы в течение девяноста дней, если будут обеспечены необходимые материальные возможности для выполнения этой задачи. Другими словами, тунисские диалоги вновь поставили страну на путь дополнительного переходного этапа, который может длиться дольше установленных для него одиннадцати месяцев.

Кроме того, обозреватели портала New Libya выделяют следующие смысловые моменты Форума:

Опасения по поводу продолжающегося притока оружия

Дискуссия о квотах в будущих органах власти затмила все прочие диалоги. Похоже, участники не считают, что общественное мнение в Ливии ждут от них быстрое политическое решение, которое позволило бы перемещенным лицам вернуться в свои дома и полностью избавило бы жителей городов и жилых кварталов от опасений по поводу возобновления их обстрелов ракетами, тяжелой артиллерией и беспилотниками. В то время как дебаты проходили в пригороде Гаммарт, выходящем на Средиземное море, к северу от столицы Туниса, оружие все еще продолжало поступать на базы двух конфликтующих сторон. Обсуждая сделку по продаже 50 самолетов F-35 в ОАЭ, некоторые члены Сената США выразили озабоченность по поводу передачи оружия командующему ЛНА Халифе Хафтару, сославшись на предыдущие полеты боевых и транспортных самолетов в Ливию из ОАЭ, «предпочтительного партнера» Пентагона. США также критиковали Россию за то, что она продолжала отправлять в Ливию оружие и боевиков, что неизменно отрицается в Москве. Разумеется, транспортные самолеты ВВС Турции с завидной регулярностью посещали базу в Утии и Мисурату. Иными словами, оружия у сторон более, чем достаточно, и возобновись боевые действия, его вполне хватит на пару недель интенсивных сражений и без внешнего подвоза, который не останавливался.

Убийство Ханан аль-Бараси

Параллельно с тунисскими диалогами вооруженные банды продолжали сеять хаос на Востоке и Западе, в частности, расстреляв известного адвоката Ханан аль-Бараси (женщина 47 лет) на главной улице Бенгази, после того как в прошлом году, там же был похищена из дома и убита депутат Сихам Саргев. Эта реальность отражает существующий разрыв между картиной, представляемой «собеседниками» в Тунисе  и реальной ситуацией внутри Ливии, к тому же,  среди этих «Собеседников», много тех, кто стал известен в крупных западных СМИ как весьма коррумпированные лица.

Этот пробел связан с персоналиями людей, которые были отобраны для участия в Форуме: некоторые из которых являются обладателями, как минимум, внушительных досье о бесхозяйственности и, даже, подозреваются в коррупции, когда они взяли на себя ответственность в стране после 2011 года. Не секрет, что исполняющая обязанности главы Миссии ООН по Ливии Стефани Уильямс сыграла ключевую роль в индивидуальном выборе участников Форума. После того, как  Палата представителей (Восток) и Высший государственный совет (Запад) выдвинули 26 своих представителей стало  ясно, что Уильямс, которая до вступления в свою нынешнюю должность была поверенным в делах в американском посольстве в Ливии и которая знает там многих людей, является тем, кто монополизировал управление диалогом, так, что правильнее будет сказать, что это ливийско-американо-ливийский диалог. Невозможно представить себе, что сегодня в Ливии не нашлось бы трех авторитетных старейшин (из трех географических регионов Ливии), которым никто не противился бы и которые могли бы сформировать президентский орган, состоящий из президента, его заместителя и спикера. Разве этого не было достаточно, чтобы сохранить лицо, вместо того, чтобы оставить независимое ливийское решение за воротами конференц-зала в Гаммарте? Тем не менее, американцы выбрали другой формат.

Американская монополия

Всем известно, что США решительно вернулись на ливийскую площадку после непродолжительного ухода, когда они заметила, что Москва разыграла в Ливии карту  под названием ЧВК «Вагнер», и что никакое французское, итальянское и арабское посредничество не смогло примирить противостоящие стороны конфликта, поэтому они взяли дело в свои руки, будь оно непосредственным дипломатическим процессом, или, действуя через Миссию ООН, особенно после отставки ее бывшего главы Гасана Саламе. Но ничто из этого не может оправдать монополизацию США больших и малых  переговорных тем, особенно, если учесть, что обязанности С.Уильямс в Миссии ООН закончились в конце прошлого месяца, и об их продлении ничего не было объявлено.

Спорные вопросы в диалогах тунисского форума касались механизма обновления политических органов, особенно Президентского совета. Некоторые предлагали избрать нового главу Президентского совета и премьер-министра из числа присутствующих, что до такой степени разозлило сторонников спикера парламента в Тобруке Акилы Салеха, которые надеялись возглавить Президентский совет, что они угрожали покинуть мероприятие. И второе спорное предложение крылось в том, чтобы каждый кандидат представил объединенный список из трех членов (президента и двух членов), но возражающие предупредили, что решение будет трудным, если президент будет согласован, а два остальных члена, или один из них отклонены. Среди самых сильных кандидатов на пост главы следующего правительства — Фатхи Башага, исполняющий обязанности министра внутренних дел в правительстве Ф.Сарраджа, и  Ахмед Миитига ( оба они из Мисураты), в настоящее время вице-президент Президентского совета, который, впрочем, считается менее «проходным», учитывая широкие связи, которые имеет его соперник Башага с влиятельными кругами в обеих ливийских столицах.

Один из участников Форума не исключил возобновления полномочий Ф.Сарраджа, подчеркнув, что его имя также находится «на столе для диалога». Стоит отметить, что Организация Объединенных Наций не позволила участникам Форума занять какую-либо должность в будущей исполнительной власти и направила им письменное обязательство не баллотироваться и не занимать какую-либо должность в правительстве или Президентском совете в предвыборный период, «чтобы гарантировать отсутствие конфликта интересов и установить принцип мирной передачи власти».

Споры о статусе женщин

Положение ливийских женщин в суверенных органах было источником разногласий иного рода, поскольку одна из участниц внесла предложение о том, чтобы женщина заняла должность вице-президента Президентского совета, который будет состоять из трех членов вместо девяти, как в настоящее время. Один из участников взволнованно спросил: «Почему бы, раз так, ливийской женщине не председательствовать в Президентском совете?» А другой видит ситуацию так, что каждый кандидат в президенты Президентского совета должен выбрать двух своих заместителей, при условии, что один из них — женщина. Однако атмосфера Форума отличалась консервативностью и не способствовала этим вариантам. Ситуация может измениться на выборах, назначенных на следующий год, тем более что многие ливийки пожертвовали своими жизнями во имя верховенства закона и уважения свобод, как и женщины-юристы и правозащитницы, упомянутые выше, Ханан аль-Бараси, Сихам Саргев, Сальва Бугайгис и Интисар аль-Хасайри.

Новые возможности

В этом контексте одним из вопросов, вызвавших разногласия на сессиях диалога, был меморандум о полномочиях нового Президентского совета, который был представлен собеседникам и который включал пункт, направленный на укрепление договоренностей Р.Т.Эрдогана с Ф.Сарраджем, на переходном этапе, исключая турецкое военное присутствие в Ливии из военных соглашений, которые необходимо будет заморозить. Пункт этот был, в итоге, исключен. Сторонники исключения основывали свое мнение на том, что эти соглашения были «между двумя законными правительствами». В десятом абзаце статьи VI Меморандума о полномочиях Президентского совета говорится, что «новая исполнительная власть не должна рассматривать новые или предыдущие соглашения или решения на предварительном этапе, которые наносят ущерб стабильности внешних отношений Государства Ливия или налагают на него долгосрочные обязательства».

Содержание этого пункта, однако, противоречит результатам заседаний Совместного военного комитета Ливии в формате 5 + 5, члены которого 23 октября договорились вывести иностранные вооруженные силы из Ливии, вывести всех наемников и прекратить действие соглашений, заключенных между правительствами Ливии и Турции в военной, морской и морской областях, а также запретить военизированные группы и организации. Этот шаг приветствовали члены Совета Безопасности ООН, которые 26 числа прошлого месяца рекомендовали соблюдать договоренность для урегулирования кризиса в Ливии, согласно результатам Берлинской конференции и резолюции № 2510 Совета Безопасности,

Новая ливийская армия

Параллельно с работой Форума ливийского политического форума в Тунисе министр обороны в Правительстве национального согласия, Салах ад-Дин аль-Нимруш активизировал свои зарубежные визиты в рамках восстановления ливийской армии, игнорируя все обсуждения на этот счет, происходящие в Тунисе. После того, как аль-Нимруш посетил базу в Турции, где проходят подготовку ливийские военнослужащие, он встретился со своим итальянским коллегой, чтобы обсудить поддержку ливийских ВМС, а также посетил Доху, где подписал со своим катарским коллегой, Халедом аль-Аттыйей, протокол о сотрудничестве в области обучения и наращивания потенциала, который, как надеются ливийцы, «внесет вклад в поддержку создания военного потенциала и использования опыта Катара в этой области». Каким образом и «под кого» будут созданы новые вооруженные силы Ливии до сих пор остается загадкой и главным вопросом, имеющим первостепенное значение для РФ, например, является то, сохранят ли ливийцы приверженность к оружию советского/российского производства, или переориентируются на западное и турецкое, продемонстрировавшее в той же Ливии впечатляющую эффективность. Если штабные и командные должности еще можно распределить согласно территориальному принципу, так было и при М.Каддафи, то в вопросе с закупками оружия и военной техники, особенно таких сложных, как авиация и системы ПВО, бронетанковая техника, предпочтительнее иметь одного поставщика. И за ливийский оружейный рынок развернется нешуточная борьба.

Успех на экономическом поприще

В атмосфере, окутанной двусмысленностью, на Форуме, на котором СМИ не разрешили переступать пороги отдельных конференц-залов, вырисовываются некоторые признаки надежды, среди которых — результаты, достигнутые участниками на экономическом и финансовом треке, проистекающие еще от Берлинской конференции, и о которых СМИ, в отличие от политического и военного треков, особо не говорят. Надежды эти ассоциируется с тем, что участники этого трека предприняли важные шаги по удалению боевиков с нефтяных месторождений и портов, а также по обеспечению непрерывности добычи и экспорта нефти и газа, которые являются источниками основного дохода для ливийского государства, особенно, после того, как добыча вернулась к нормальному уровню, превышающему 1 млн баррелей в день. Ливийцам обещают судьбоносную встречу 26 ноября в нефтяном порту Марса эль-Брега (Восток) для решения некоторых деликатных вопросов, включая распределение доходов от нефти между различными регионами Ливии, определения критериев, которые будут приняты для этого распределения, и назначение высокопоставленных должностных лиц в этом секторе, включая управляющего Центрального банка Ливии и главу Национальной нефтяной корпорации.

Итак, подводя первые итоги «недели Ливии в Тунисе» можно констатировать: в основном, формат перезагрузки ливийской государственной матрицы удалось обозначить и это формат государства номинально унитарного, а не конфедеративного. Это, безусловно положительный признак для будущего страны. Почему США как главные модераторы процесса решили так, по всей видимости, потому что ни о какой стабильности в случае «триумвиратного» варианта речи идти не могло. И, в любом случае, критическим является выстраивание баланса между Триполи и Бенгази. Себха, Феццан никогда не претендовал на равные им роли и вполне довольствовался приемлемыми дотациями и долями социальных и иных выплат. Диалог, вернее сказать, торг между постджамахирийскими элитами начался и проходит я в мирном ключе, а не продолжился с помощью военной силы, что тоже представляет собой несомненное достижение. В Ливии наступает время не пушек, а больших цифр и выгодных проектов, когда выиграет тот, у кого будет больше финансовых и экономических аргументов.

51.49MB | MySQL:101 | 0,344sec