О роли США в восстановлении нормального функционирования нефтяной отрасли Ливии

16 ноября исполняющая обязанности специального представителя генерального секретаря ООН в Ливии Стефани Уильямс прибыла в восточный ливийский город Брега  (Марса аль- Брега, или Марса эль- Бурейка), где расположен один из трех крупнейших нефтеналивных терминалов в Ливии. Эта поездка стала логическим продолжением событий, происходивших в Тунисе, в ходе завершившего свою работу Форума по ливийскому политическому урегулированию.

Само это мероприятие стало возможным не только благодаря нажиму со стороны США, но и в связи с почти полным исчерпанием обеими ливийскими сторонами финансовых средств, тратившихся на военные расходы и начавшимися и на Востоке, и на Западе страны массовыми акциями протеста, грозившими обрушить правящие там квази-государственные структуры. После череды взаимных бойкотов и «локдаунов» месторождений на юге и юго-востоке страны, где, в том числе, отметилась российская ЧВК «Вагнер», стороны решили возобновить добычу и экспорт нефти, при условии, что «восточники» прекращают блокировать работу на месторождениях, а «западники»  обеспечивают перевод оговоренной части нефтяной выручки в Тобрук.

Предвосхитим возможный вопрос: как все это соотносится со сложившейся на нефтяном рынке, ситуацией? Никак, потому что ливийские легкие сорта нефти, чья нехватка достаточно остро ощущалась на нем последние полгода, имеют своих устоявшихся потребителей. И, во-вторых, даже выход ливийской нефтяной промышленности на максимально возможную сегодня мощность, означает поступление на рынки порядка 1 – 1, 2 млн баррелей нефти, что не оказало никакого существенного влияния на цены. Это признали и в самой ННК Ливии по итогам первых двух недель с момента стабилизации обстановки вокруг месторождений и возобновления экспорта. Поэтому никаких конспирологических подоплек за нефтяными договоренностями между Триполитанией и Киренаикой нет. Строго говоря, Ливия, последние несколько лет не выбиравшая свои квоты по ОПЕК, станет оказывать заметное (не на уровне биржевых спекулянтов) влияние на рынок нефти тогда, когда сможет выйти на довоенный уровень добычи и удержаться на нем, хотя бы те же полгода.

Американцам сегодня важно закрепить достигнутый статус-кво, как прочную материальную основу для начавшегося политического диалога, с одной стороны, и позволить ливийцам снова получать, хотя бы, минимальное требуемое количество продовольствия, лекарств и прочих необходимых товаров, 90%, которых, как известно, Ливией всегда импортировалось. Поэтому продекларировав в Гаммарте намерение отныне и впредь обеспечить порядок в нефтяной отрасли,  С.Уильямс пристпила к его выполнению.  Прибыв в Брегу, она встретилась с президентом Национальной нефтяной корпорации (ННК), Мустафой Саналлой, который прилетел туда накануне, в сопровождении командира Службы охраны нефтяных объектов в Западном регионе, бригадного генерала Али Ахмеда аль-Диба, а также командира Службы охраны нефтяных объектов в Восточном регионе, генерал-майора Наджи аль-Магриби. Затем, в городе была проведена совместная встреча всех их для инициации  объединения Службы охраны нефтяных объектов, путем поиска компромиссной формулы начала совместной работы аппарата силовиков и, собственно, нефтяного сектора, что является одним из важнейших пунктов, согласованных между делегациями военного комитета «5 + 5».

Здесь следует сделать пояснение: Служба охраны нефтяных объектов в Ливии, известная как «Харас аль Маншаат аль-Нафтыйя», или просто, «Харас аль-Маншаат», была учреждена в середине 1980 гг. и представляла собой военизированную организацию, схожую по структуре и задачам с вневедомственной охраной в РФ, только, применительно к добыче и транспортировке нефти. Она не подчинялась непосредственно ННК, имела собственные территориальные управления и центральный офис в Триполи. Помимо выдачи пропусков и разрешений на посещение нефтяных месторождений, без чего вы в Ливии, ни на одно из них бы не попали, сотрудники этой службы занимались комендантскими функциями: охраной месторождений, патрулированием вдоль линий нефтепроводов, обеспечением режима на объектах, частично их охраной со стороны моря и контролем за деятельностью десятков полевых аэродромов, поскольку на некоторые ливийские месторождения можно добраться только по воздуху.

Уничтожение Джамахирии в 2011 году привело к фактическому распаду «Харас аль-Маншаат», когда по итогам гражданской войны, в условиях сокращения или остановки центрального финансирования, часть ее подразделений прекратила существование, а часть — превратилась в мини-ЧВК, приватизировавшие отдельные объекты и допускавшие туда персонал ННК, позволявшие ему работать, отгружать нефть и нефтепродукты только при условии выплат им, по сути, дани. Особо тяжелая обстановка сложилась на нефтеналивных терминалах Бреги и Рас-Лануфа с Зуэйтиной, где на базе местного управления «Харас аль-Маншаат» и нескольких племенных вооруженных формирований возникла небольшая армия, начавшая уже не просить задержанного жалования, а требовать долю от продажи нефти.

На месторождениях юга и юго-востока – в Мурзуке и Убари часть объектов ННК перешла под контроль местных племенных ополчений. Сотрудники «Харас аль-Маншаат» иногда вливались в них, будучи, в большинстве своем, местными уроженцами, или выгонялись, в зависимости, как и с кем приходилось иметь дело.  Разумеется, ситуация когда на территории такого сложного хозяйства как нефтяное месторождение, или насосная станция находятся вооруженные люди, вмешивающиеся в их работу, не способствует поддержанию у сотрудников уверенности и желания трудиться, из-за чего на многих объектах работы были остановлены, а десятки иностранных специалистов были вынуждены уехать. В 2019 году силам ЛНА удалось восстановить контроль над большинством месторождений и портов на востоке страны, выгнав из них особо «отмороженных» боевиков. На западе Ливии, усилиями руководства ННК, ситуация в сфере нефтяной безопасности была более спокойной, однако о работе «Харас аль-Маншаат» как единого механизма в его привычном качестве, говорить не приходилось.

Выступая в Бреге, глава ННК Мустафа Саналла подтвердил, что присутствие представителей Службы охраны нефтяных объектов и Миссии ООН на встрече на территории терминала, является «исторической возможностью», надеясь, что она «приведет к сдвигу к лучшему и к стабильности нефтяного сектора и возвращению иностранных инвесторов, учитывая, что нефть представляет собой единственное богатство ливийцев, которое необходимо сохранить».

В недельный срок стороны согласились обменяться списками сотрудников, которые займутся охраной нефтяной инфраструктуры, а ННК представит соображения по бюджетированию услуг «Харас аль-Маншаат».

Эти примеры практической пользы для дела, достигнутой благодаря посредничеству США несколько диссонируют с настроениями значительной части населения Ливии. Об этом говорят данные опроса, проведенного на портале «Оэа»

Согласно его итогам, президентские выборы в США привлекли внимание ливийцев и вселили надежды на то, что новая администрация может помочь восстановить стабильность в стране, опустошенной сражениями после свержения Муаммара Каддафи в 2011 году.

Выяснилось, что значительная часть ливийского народа не относится к администрации президента Дональда Трампа с «удовлетворением или любовью», и, согласно опросу Gallup состоявшемуся в июле, только 20% ливийцев одобряли работу руководства США, в то время как 62% выступали против ее результатов.

Вашингтон уже пытался дистанцироваться от ливийского вопроса в последние годы, после того как бывший президент Барак Обама в значительной степени отказался от отношений со страной после того, как боевики убили посла США в Бенгази в 2012 году.

Американские медиа-платформы тогда сошлись во мнении, что другие страны поспешили заполнить вакуум, оставленный Соединенными Штатами в Ливии, так что страна стала местом для прокси-сражений между силами, поддерживаемыми несколькими сторонами, такими как Россия, Турция, Египет и ОАЭ.

Эти столкновения побудили Соединенные Штаты выступить посредником в эпоху Трампа, но его подход к ливийской проблематике выглядел явно запутанным, и, на самом деле, как говорили многие аналитики, противоречивые американские послания и отсутствие четкой стратегии в Вашингтоне в отношении Ливии лишь усугубляли проблемы. Например, NBC сообщил, что в апреле 2019 года госсекретарь Майк Помпео потребовал, чтобы силы Халифы Хафтара, прекратили нападение на Триполи, в то время как Д.Трамп в собственном неожиданном заявлении похвалил Хафтара за его роль в боевых действиях против террористов.

Администрация, возглавляемая кандидатом от Демократической партии Джо Байденом, может быть более организованной в том, как она реагирует на кризис в Ливии, при этом среди экспертов существует консенсус в отношении того, что отсутствие американского руководства усилило беспорядки в Ливии. Многие американские и ливийские аналитики считают, что единственной страной, которая может положить конец хаосу в Ливии, являются Соединенные Штаты, поэтому будущее Ливии не будет хорошим, если вдруг Д.Трамп, останется у власти.

По мнению некоторых из американских аналитиков, лучше дождаться результатов президентских выборов в США, которые, как ожидается, приведут к серьезным сдвигам в американской  внешней политике на Ближнем Востоке, в том числе в Ливии. Как известно, Д.Трамп особенно уважительно относился к «сильным людям». К тем, кто известен своей тиранией, нарушением прав человека и презрением к демократии, и этим можно объяснить его симпатии к действиям Х.Хафтара. Среди ряда экспертов есть убеждение, что приветствие Белым домом  итогов Форума в Тунисе, по сути, не выходит за рамки традиционных дипломатических комментариев и лишено «серьезных добрых намерений», в отношении прекращения боевых действий.  Единственный интерес Вашингтона, сейчас, и в ближайшем будущем, это — дистанцировать Россию и Турцию от Ливии.

Что касается кандидата от Демократической партии Джо Байдена, который был вице-президентом при Бараке Обаме, когда Соединенные Штаты оказали поддержку с воздуха в рамках операций НАТО по свержению М.Каддафи, а военные США потратили около 2 млрд долларов и несколько месяцев на поддержку переворота, то в 2016 году он заявил в интервью Чарли Роузу, что вмешательство США в Ливию «было ошибкой». Дж.Байден сказал Роузу, что он «решительно выступал» в Белом доме «против вмешательства в Ливию, а  Соединенным Штатам не следует применять силу, если только интересы страны или ее союзников не находятся под прямой угрозой»

В свое время Дж.Байден, как член Сената США, голосовал, за резолюции, поддерживающие вмешательство США в Ирак и Югославию, и как бывший вице-президент при Б.Обаме следовал его политике, которая включала интервенцию в Сирию и Ливию, однако, позднее он выступил против вмешательства в Ливию.

Как бы не там ни было с точки зрения геополитики, но связи Дж.Байдена с американскими энергетическими корпорациями хорошо известны. В 2011 году, они первыми выступили против решения Х.Клинтон о поддержке вмешательства катарско-французского альянса в Ливии. И вот теперь, благодаря покровительству Миссии ООН под руководством С.Уильямс, в Ливии восстанавливается деятельность важного элемента устойчивой работы ее нефтяного сектора. Возможно, это просто совпадение, но закрепление позиций американских нефтяных и нефтесервисных компаний в Ливии и в результате деятельности С Улильямс, и в случае реализации администрации Дж.Байдена собственной, «дружественной им» политики в Ливии несложно предсказать.

Таким образом, при участии и под покровительством США и их союзников в Ливии формируются не только облик предстоящего политического обустройства страны, но и реализуются функциональные механизмы, обеспечивающие работу нефтяной отрасли, то есть, охватывается низовой уровень отношений и связей. Не трудно предположить, что техническое оснащение, обучение персонала Службы охраны нефтяных объектов, их стажировки, всевозможные программы по поддержке будут предложены со стороны американских компаний и за их счет, усиливая связи между ними и ливийской стороной.  К огромному сожалению, ни о чем подобном со стороны представителей РФ в Ливии, будь то государственные компании или частный бизнес, сообщений нет. Канули в лету все «деловые советы», ничего не слышно о «спецпредставителях». Кроме сидящих в ливийской тюрьме М.Шугалея и С.Савфана и, непонятно чем занимающихся в пустыне, сотрудников ЧВК «Вагнер», сегодня Ливию и РФ ничего не связывает.  Если раньше российским компаниям оказывались те, или иные преференции по политическим соображениям, в целом, дружественно настроенного к нашей стране, высшего руководства Джамахирии, то теперь этого фактора нет и рассчитывать только на него, или на заявления МИД РФ, думая, что ливийцы отдадут предпочтение Москве, потому что есть прошлые отношения с СССР, или соображения баланса с внешними партнерами, по крайней мере, недальновидно. Особенно сейчас, когда через год с небольшим, политическое пространство Ливии будет переформатировано, и в нем может ни оказаться никого, ориентирующегося на Москву.

51.87MB | MySQL:101 | 0,376sec