Ливия: о демарше «Революционеров Триполи» в отношении процесса внутриполитического урегулирования

17 ноября представитель так называемого «Собрания ливийских революционеров Триполи», Хамад аль-Ушайби сказал, что то, что произошло в Тунисе, было «серьезной ошибкой», совершенной исполняющей обязанности представителя генерального секретаря Организации Объединенных Наций Стефани Уильямс, указав, что она выбрала имена для участия в диалоге «мошенническим образом, и без ссылки на то, что он назвал «активными органами в Ливии», в частности, «революционерами», победивших в войне в Триполи, которые, или их представители не были вовлечены в политический процесс.

Об этом Х.аль-Ушайби заявил в интервью телеканалу «Танасух», обосновав свои претензии так: «Принятие мер по выбору имен было произвольным, там есть имена, о которых мы не слышали, и большинство из них являются спорными, или их включение в списки объясняется с другой стороны. Есть среди участников в форума в Тунисе, те, которые приветствовали и благословляли бомбардировки и убийство наших детей в Триполи. Мы, революционеры, участники операции «Вулкана гнева», в частности, не доверяем  этим диалогам. Проблема состоит не в военных, которые ведут переговоры в формате «5 + 5», не в вооруженных силах, представляющих нашу сторону, поэтому мы не доверяем всем этим диалогам, которые происходят вдали от истинного инкубатора революционеров, которые пожертвовали своими жизнями, своим здоровьем и своими конечностями и, в конце концов, защитили столицу от нападения этих новых монгольских орд».

По мнению Х.аль-Ушайби,  «если бы не эти революционеры, Халифа Хафтар повесил бы всех членов Президентского совета на площади Мучеников («Зеленая площадь» при М. Каддафи – авт.). Тогда к чему все эти меры по маскировке и почему мы их наблюдаем? Мы не утверждаем, что как собрание лидеров ливийских революционеров хотим, чтобы все революционеры были представлены в этом процессе, или заявляем, что говорим от имени революционеров, потому что мы говорим от имени тех батальонов, которые подпадают под определение триполийских революционеров и среди нас есть те, кому мы доверяем, чтобы представлять нас, как есть и те, кто мог быть для нас собеседником на международных площадках, но мы не видели никого из известных людей с их храбростью и известными позициями, чтобы представлять нас в подобных форумах».

Представитель триполийских боевиков высказал убеждение в том, что так называемый роспуск ополченцев, сдача ими тяжелого вооружения и игнорирование их представителей, ливийские политики приняли под давлением Запада и Стефани Уильямс, де-факто, правителя Ливии, которая вышла за рамки ее работы, предписанные мандатом Миссии ООН, поэтому они заняты разработкой меморандума для генерального секретаря ООН, чтобы С.Уильямс работала в соответствии с ее полномочиями, а не как правитель страны. «А если они назначают ее правителем Ливии, дайте нам знать об этом откровенно»,  — подчеркнул Х.аль-Ушайби.

Что касается его мнения о заявлении С.Уильямс, что будет объявлен список, содержащий имена кандидатов в новый Президентский совет и в новое правительство, и будут ли эти имена на самом деле представлять ливийский народ, он ответил: «Все эти имена являются спорными и не будут приняты ливийцами, а должность главнокомандующего армией не существует в военной иерархии ливийской армии»,  добавив: «Существуют преступления, совершенные Халифой Хафтаром, или по его приказу, которые не подпадают под действие срока давности. Даже когда о них умалчивают он несет юридическую и моральную ответственность, и он несет ее перед миром и перед Всевышним, и перед историей и ливийским народом. Акила Салех и Халифа Хафтар не могут быть включены в этот диалог. Мы заявляем это от лица тех, вместе с кем мы  эксгумировал могилы, не забыли о том, кто виновен в переселении сотни тысяч людей, и помним то, что они натворили в Триполи».

В заключении Х.аль-Ушайби  призвал тех, кого он назвал «свободными и достойными», даже тех, с кем у триполийских революционеров есть разногласия, будь то те, кто уже побывал в Тунисе или те, чьи имена только  выдвигаются, отказаться от того, что он назвал «историческим фарсом», участников которого, история не пощадит их, резюмировав так: «Мы не хотим ввести страну в водоворот. Вплоть до настоящего момента мы пытаемся найти мирные и политические решения и передать мяч в руки политических игроков в правительстве примирения. Возможно, в этом вопросе будет достигнут компромисс между нами и, возможно, мы сможем вести переговоры с умеренными оппонентами в формате  достоинства, но диалога с преступниками нет и не будет».

Попробуем разобраться в чем суть претензий к происходящему в Ливии тех сил, которые олицетворил в своем лице Х.аль-Ушайби. «Революционеры Триполи» это конгломерат отрядов самообороны (один из них так и называется – авт.), стихийно возникших в августе 2011 г. в канун падения столицы перед отрядами зинтанских и мисуратских боевиков. Часть из них «перелицивалась» из отрядов Народной гвардии, в основном, в районах Таджуры и Ас-Савани, фактически перейдя на сторону мятежников и открыв пусть к столице с востока и юго-запада. А часть – самообразовалась из активных жителей центральных кварталов ливийской столицы, таких, как Старый город, Сук аль-Джумаа, Аль-Мансур, Бу-Слим, и занялась охраной своих улиц и домов от пришлых, прежде всего, мисуратских боевиков. Так, например, ополчение района Сук аль-Джумаа фактически спасло от разгрома мисуратцами посольство РФ и находившихся в нем людей. Сделано это было не из-за любви к РФ и ее гражданам, их в те дни в Триполи по разным, разумеется причинам, но одинаково, выразимся дипломатично, «не уважали» все ливийцы. Просто посольство закупало продукты, воду и снабжалось электроэнергией их соседнего дома, принадлежавшего главе ополченцев. В дальнейшем, на базе этих отрядов были воссозданы органы местного управления, многие «ополченцы» перешли на службу в муниципальную гвардию, переформированную полицию, составив в Триполи прослойку т.н. среднего звена – практически все органы власти и управления ливийской столицы на уровне районов, плюс экономический кластер, ЖКХ, сфера услуг, транспорт – это все «Революционеры Триполи». Часть их попала на высший уровень власти, в муниципалитет города и в структуры ПНС. В военном смысле «триполийские бригады» никогда не отличались высокими боевыми качествами и не обладали значимым количеством тяжелого вооружения, но, именно они, будучи сведенными вместе на южном участке обороны Триполи, от шоссе на аэропорт до Каср бин Гашира и Ярмука создали опорные пункты и смогли остановить наступление элитных подразделений ЛНА, поддерживаемых наемниками, вплоть до Второй кольцевой дороги и начала плотной городской застройки. И выиграли время для введения в бой турецких военных советников, спецназа и подготовленных ими резервов.  Поэтому некоторые основания у «революционеров» считать себя спасителями Триполи, есть.

Главной их претензией к спонсорам Форума в Тунисе является диспропорция в отношении представления «среднего Триполи» в начавшихся переговорах и связанные с ней опасения не получить желаемых постов в будущих властных структурах. Пока что, на «западной» стороне процесса преобладают представители протурецкой партии из числа высших функционеров и мисуратцы, окрепшие настолько, что, фактически, субъектны в Ливии сами по себе. Интересы городских районов ливийской столицы, ее населения, в том числе родоплеменные, клановые, пока что, ущемлены. Так же, как, кстати, и районов западного побережья и зинтанцев. Почему так получилось? Потому что «Триполийские революционеры» оказались на сегодня так же политически ничтожны с точки зрения их организации в политическую силу, структуру, способную заявить о себе той же С.Уильямс как о факторе, который надо учитывать. На деле же, «Бригада Старого города» занята получением ренты с морского порта, а «Революционеры Бу-Ситты» или таджурцы пытаются организовать собственные «гешефты» и вспоминают друг о друге только в подобных ситуациях, когда обманутыми оказываются все они, в совокупности. Те же мисуратцы, контролирующие единственный действующий в Триполи аэропорт Маитига, и МВД ПНС выглядят в глазах Миссии ООН гораздо предпочтительнее, не говоря о том, что суммы, направляемые ими на формирование «правильного облика» самих себя в аппаратах структур, готовящих те, или иные решения, судя по всему, более внушительные, чем у коллег. Тем не менее, у столичных «революционеров» есть вполне боеспособные подразделения, к тому же, изрядно натренированные турками в последнее время, и есть возможность, если потребуется, взять под контроль большую часть Триполи, и, что совершенно точно, его морской порт, ВМБ «Бу Ситта» и морской вокзал, откуда идет основное снабжение столицы импортными товарами и продовольствием. Не все из них лояльны линии на тесный альянс с Турцией, есть люди, склоняющиеся к чисто ливийскому триполитанскому национализму, есть ориентирующиеся на саудовцев, есть и аполитичные, но вполне коммерциализированные персонажи, вышедшие из торговцев и контрабандистов, встречается и немало сторонников Джамахирии. В случае, если их интересами поступятся, они смогут, если не взять обстановку в городе под свой полный контроль, то, в значительной степени, дестабилизировать ее. На это косвенно, но многозначительно намекнул Х.аль-Ушайби, точно так же, как и на то, что они открыты для диалога, практически  со всеми, кроме Халифы Хафтара и Акилы Салеха.

Строго говоря, проведение Форума в Тунисе завершились без конкретных и четких результатов, так как Стефани Уильямс объявила, что на следующей неделе состоятся дополнительные виртуальные заседания. В этот период речь пойдет о механизмах выбора должностей в исполнительной власти, о формирование юридического комитета добровольцев для решения вопроса о конституционных основах проведения выборов, тем более что конституционный вопрос является «суверенным».

Главное,  по мнению С.Уильямс, что в ходе диалога был достигнут консенсус по трем важным пунктам: по «дорожной карте», по кругу полномочий исполнительной власти и по критериям выдвижения кандидатур. Механизмы отбора будут обсуждены на следующей неделе, при том, что все желают продолжить встречи для достижения решения, и присутствует желание пойти на уступки, чтобы добиться успеха, участники прислушиваются к пожеланиям граждан, разговаривая с  избирателями, все хотят объединить и приветствуют прогресс в направлении примирения и восстановления стабильности, понимая при этом, что 10-летний конфликт не может быть разрешен за 6 дней.

Нетрудно предположить, что «Революционеры Триполи» будут не единственными, кто предъявит претензии к формату и содержанию политического диалога. Недовольных им много по обе стороны противостояния, тем не менее сам процесс, судя по всему, обсуждению подлежать не будет, и на это счет мы можем привести такой пример.

Заместитель министра иностранных дел Италии, Манило ди Стефано заявил, что Ливия больше не вернется к состоянию хаоса, которое царило несколько месяцев назад, особенно после того, как стороны конфликта сели за один стол и в Тунисе был проведен политический форум для обсуждения формирования новой исполнительной власти.

В интервью итальянскому агентству Nova, ди Стефано высказал уверенность в том,  что завершение Форума в Тунисе без согласия по новому правительству не является политическим замедлением, оно ускорилось, учитывая ситуацию в Ливии всего два месяца назад.

Заседание итальянско-ливийской комиссии по экономике и торговле запланировано на 30 ноября, что касается недавно задержанных в Бенгази итальянских рыбаков, министр полагает, что единственная цель его страны — вернуть их в свои дома, добавив: «Мы должны понять, как предотвратить повторение подобных инцидентов, технически для этого есть все необходимое».

51.87MB | MySQL:101 | 0,448sec