О ситуации в Западной Сахаре после выхода Фронта ПОЛИСАРИО из поддерживаемого ООН соглашения о прекращении огня 1991 года с Марокко

По оценке американских экспертов, Западная Сахара, возможно, приближается к очередному широкомасштабному вооруженному конфликту, поскольку поддерживаемые Алжиром сепаратисты региона выражают явное разочарование растущему международному признанию претензий Марокко на восстановление суверенитета над спорной территорией. 17 ноября сепаратистское движение Фронт ПОЛИСАРИО официально вышло из поддерживаемого ООН соглашения о прекращении огня 1991 года с Марокко после того, как Рабат начал военную операцию против сторонников независимости за блокирование движения в южном городе Гергерат. В ближайшей перспективе дальнейшие демонстрации и / или военные провокации со стороны выступающей за независимость группы повысят риск новых коммерческих сбоев и нарушений безопасности на и без того напряженных пограничных переходах в спорном богатом ресурсами регионе. Несмотря на заявления Рабата, напряженность в буферной зоне североафриканской пустыни все еще остается высокой спустя неделю после того, как Марокко начало военную операцию по открытию ключевого шоссе на пограничном переходе Гергерат между Западной Сахарой и Мавританией, которое, по его словам, уже несколько недель блокировано сторонниками ПОЛИСАРИО. Марокко заявило, что его операция состояла в том, чтобы разблокировать дорогу коммерческим грузовикам для транзита в Мавританию, в то время как Фронт ПОЛИСАРИО, стремящийся к независимости Западной Сахары, заявило, что это было нарушением соглашения о прекращении огня 1991 года, и объявило о возвращении к вооруженной борьбе во второй раз с момента своего основания в 1973 году. Марокко заявило 23 ноября, что королевство придерживается режима прекращения огня, и в последние дни там лишь периодически происходили боевые действия. Однако представитель ПОЛИСАРИО в Австралии Камаль Фадель заявил, что военное соглашение между ПОЛИСАРИО и Рабатом предусматривает, что все нарушения рассматриваются как нарушение самой сделки, так и духа мирного плана. «Военное соглашение № 1 устанавливает буферную полосу шириной 5 км к югу и востоку от марокканской военной стены, где въезд войск или техники обеих сторон наземным или воздушным транспортом, а также стрельба из оружия в этом районе или над ним запрещены в любое время и являются нарушением»,- заявил Фадель. В 1980-х годах Марокко построило 2700-километровую песчаную стену вдоль большей части границы, проходящей через пустыню Западной Сахары, чтобы предотвратить проникновение боевиков ПОЛИСАРИО. С 21 ноября ПОЛИСАРИО ежедневно публикует коммюнике  своей пресс-службе в Западной Сахаре, в которых они идентифицируют марокканские цели, которые, как сообщается, были атакованы. В своем коммюнике 21 ноября  было сообщено, что армия ПОЛИСАРИО, Сахарская народно-освободительная армия (СНОА), «ведет боевые действия уже шесть дней подряд, нанося удары по своим марокканским соперникам вдоль военной стены» и нанося «людской и материальный ущерб». В этой связи необходимо подчеркнуть особо, что эти и потенциальные военные операции ПОЛИСАРИО получили широкую поддержку местного населения  на фоне общей его усталости от пассивности ООН в этом вопросе: эта организация уже более года не может направить специального посланника в Западную Сахару. 17 ноября, впервые появившись после объявления вооруженной борьбы, генеральный секретарь ПОЛИСАРИО Брахим Гали посетил военную школу, где проходят подготовку сотни добровольцев, которые были мобилизованы из лагерей сахарских беженцев в Алжире, а некоторые прибыли туда из Испании. Как полагают местные эксперты, такое воодушевление объясняется, в том числе, и тем фактом, что уже целое поколение выросло в лагерях беженцев в Алжире, не имея никакого внятного горизонта решения относительно их судьбы как коренных жителей региона, который Марокко считает частью своих суверенных территорий. Фронт ПОЛИСАРИО оценивает численность коренного населения Западной Сахары в пределах от 35 000 до 500 000 человек и уже давно призывает к их праву на референдум, что также было обещано ООН. На этом фоне Рабат пытается преуменьшить влияние операций ПОЛИСАРИО вдоль стены и сохраняет свою «твердую приверженность» прекращению огня. Одновременно король Мухаммед VI пригрозил «сурово» ответить на любую угрозу национальной безопасности королевства. Сохранение статус-кво в Западной Сахаре является частью стратегии Рабата, которая также включает в себя создание впечатления, что существует продолжающийся политический процесс и ставка на время, чтобы закрепить свой контроль, использовать ресурсы и создать прецедент присутствие Рабата на местах. Джейкоб Манди, доцент Колгейтского университета и соавтор книги о Западной Сахаре, в этой связи заявил, что недавняя военная операция Марокко в буферной полосе была не первой. «Марокко впервые начало строительство мощеной дороги из Гергерата в Мавританию в 2016 году, что было одним из самых значительных нарушений режима прекращения огня ООН, которое мы видели за последние десятилетия, и за которое Марокко не получило никаких санкций от Совета Безопасности. В последние годы Марокко добилось ряда дипломатических успехов не только в Африке, но и, что более важно, в Совете Безопасности, который крайне индифферентно отнеслось к откровенным нарушениям Рабатом нарушений условий и блокирования мирного процесса и работы двух предыдущих посланников генерального секретаря ООН», — сказал Манди. Через день после военной операции марокканские СМИ сообщили, что ситуация на контрольно-пропускном пункте Гергерат стабильна и движение возобновилось, в то время как другие сообщения ставили под сомнение эту версию событий. В телевизионном репортаже «Аль-Джазира арабик» отмечалось, что на границах Западной Сахары с Мавританией такого движения не было.

Поскольку боевые действия продолжаются, международное сообщество не приняло никаких эффективных мер по их сдерживанию до того, как они распространятся по всему региону, включая Алжир, где в лагерях проживают по меньшей мере 165 000 сахарских беженцев. Франция, главный сторонник марокканского предложения об автономии и главный экономический партнер королевства, лишь призвала к возвращению к мирным переговорам без какого-либо серьезного давления. Тем временем Соединенные Штаты еще не сделали официального заявления, чтобы прояснить свою позицию по поводу последних по времени событий в одном из самых затяжных споров в Африке по вопросу Западной Сахары, которую часто называют «последней колонией Африки». И США, и Франция активно участвовали в поддержке Марокко во время его войны против ПОЛИСАРИО в середине 1970-х и 1980-х годов. В последние годы отношения между Марокко и США значительно укрепились. В королевстве ежегодно проводятся одни из крупнейших военных учений под названием «Африканский лев», организованные Африканским командованием Соединенных Штатов (АФРИКОМ). За день до того, как Марокко начало свою военную операцию в Западной Сахаре, военные командиры АФРИКОМ встретились с марокканскими генералами в рамках обсуждения сценария нового этапа этих маневров. При этом, как полагают некоторые эксперты, Франция и Соединенные Штаты будут продолжать блокировать выполнение Советом Безопасности ООН своей резолюции по проведению референдума и не будут замораживать поставки оружия и другую помощь в области безопасности королевству. С учетом этого Марокко, тем временем, будет продолжать делать все возможное для защиты своих инвестиций в Западной Сахаре, сохраняя контроль над своей территорией, что делает будущие военные эскалации все более вероятными. В 2007 году Марокко обнародовало свой «план автономии» для Западной Сахары, который направлен на превращение этого района в автономный регион под марокканским дипломатическим и оборонным контролем. В течение многих лет Марокко увеличивало денежные и коммерческие инвестиции на своей территории в Западной Сахаре в рамках  стремления установить фактический контроль над регионом, который богат рыбой и фосфатами, а также может иметь серьезные запасы нефти и газа. В 2016 году Марокко запустило инвестиционный план на сумму 1,8 млрд долларов, который включал значительное финансирование новых заводов для государственной фосфатной компании OCP. В ответ на марокканское давление и обещания коммерческих выгод 17 других африканских и ближневосточных стран до сих пор либо учредили, либо обещали учредить консульства в Западной Сахаре, причем многие из них сделали это только в прошлом году. Такие консульства помогают узаконить фактические претензии Марокко на суверенитет над спорной территорией. Основным событием стало открытие 4 ноября в этой зоне консульства ОАЭ. Ранее это сделал ряд африканских стран, включая Бурунди, Габон, Замбию и Кот-д’Ивуар. Вслед за этим появились сообщения о том, что Иордания хочет открыть генеральное консульство в южном марокканском городе Эль-Аюн — крупнейшем населенном пункте сахарского региона. Об этом, как сообщается в коммюнике канцелярии дворца, заявил в 19 ноября иорданский король Абдалла II во время телефонного разговора с марокканским королем Мухаммедом VI. Иорданский монарх приветствовал «решения, принятые Мухаммедом VI для обеспечения безопасности передвижения людей и товаров в районе Гергерат в марокканской Сахаре». Абдалла II поздравил марокканского короля «с успехом этой операции и возобновлением проезда для безопасного передвижения людей и товаров из Марокко в страны Африки к югу от Сахары». Мухаммед VI выразил Абдалле II свое «уважение и благодарность в связи с этим важным решением, которое является частью той поддержки, которую Иордания не перестает выражать по вопросу территориальной целостности Марокко». Кроме этого, стало известно, что Израиль лоббировал признание Соединенными Штатами суверенитета Марокко над спорным районом Западной Сахары в обмен на принятие Рабатом мер по нормализации отношений с Израилем. Премьер-министр Биньямин Нетаньяху несколько раз пытался протолкнуть эту сделку в прошлом году, начав переговоры с марокканскими и американскими официальными лицами после своего выступления на заседании Генеральной Ассамблеи ООН в сентябре 2018 года. Сообщается, что после своего выступления в Нью-Йорке Нетаньяху тайно встретился с министром иностранных дел Марокко Насером Буритой, чтобы обсудить это предложение. За организацию встречи отвечал марокканско-еврейский бизнесмен Ярив Эльбаз. Я.Эльбаз, продовольственный магнат, как сообщается, близок к зятю президента США Дональда Трампа Джареду Кушнеру, с которым он познакомился в мае 2019 года, когда Кушнер посетил Касабланку. Бывший советник Трампа по национальной безопасности Джон Болтон был решительно против сделки и после его ухода в отставку Нетаньяху, как сообщается, снова поднял этот вопрос с госсекретарем Майком Помпео. Но Белый дом так и не согласился на такой компромисс. В декабре король Мухаммед VI отказался от визита Нетаньяху в Рабат, поскольку был недоволен темпами выполнения обещаний Нетаньяху и достигнутыми результатами, а также тем, что он рекламирует тайные отношения с Рабатом в своих собственных политических целях. Но, несмотря на это растущее давление со стороны арабских стран и план Рабата, обещающий марокканские льготы и гражданство коренным жителям Западной Сахары, многие местные жители, проживающие в этом регионе, из которых примерно четыре пятых находятся под марокканским контролем, все еще поддерживают правление ПОЛИСАРИО.

Перспективы реального обострения ситуации в Западной Сахаре во многом будут зависеть от следующего шага Алжира, учитывая его роль в качестве крупнейшего сторонника Фронта ПОЛИСАРИО. Алжир до сих пор в основном призывал к спокойствию и необходимости проведения референдума о независимости. Алжир также в значительной степени избегал вмешательства во внешние конфликты, поскольку его собственный крупный  конфликт в 1990-х годах вынудил его переориентировать свои основные усилия на внутренние проблемы. Однако продолжающиеся военные операции Марокко в регионе против ПОЛИСАРИО могут подтолкнуть Алжир к углублению своего участия в Западной Сахаре. Индикаторами такого участия были бы данные об увеличении материальной поддержки со стороны Алжира ПОЛИСАРИО в виде денег или оборудования или эскалацию официальной риторики Алжира по поводу конфликта. От себя рискнем предположить, что на фоне общего внутреннего кризиса в Алжире и болезни президента А.Теббуна темпы такой поддержки не будут опережающими и ограничатся в основном беспрепятственным транзитом добровольцев из лагерей на своей территории в зону конфликта и соответствующей дипломатической поддержкой.

51.88MB | MySQL:101 | 0,339sec