Иран стремится снизить напряженность в отношениях с США в переходный период от Д.Трампа к Дж.Байдену

Опасаясь того, что Дональд Трамп может нанести напоследок удары по иранским целям в ответ на новый обстрел «зеленой зоны» Багдада, Тегеран на срочно направил командующего спецподразделением «Аль-Кудс» КСИР Эсмаила Каани в Багдад. Цель – удержать союзные проиранские группировки от нападений, пока Джо Байден не вступит в должность президента в январе 2021 года. Прибыв в Багдад через 24 часа после того, как состоялся новый ракетный обстрел американского посольства в «зеленой зоне» Багдада, бригадный генерал Эсмаил Каани четко дал свои инструкции лидерам военизированных шиитских групп. По данным источников, которые присутствовали на этой встрече, «Каани ясно дал понять, что Трамп хочет втянуть регион в открытую войну перед уходом, чтобы отомстить своим оппонентам за проигрыш выборов, и не в наших интересах давать ему какие-либо оправдания для начала такой войны». Интересно, что полевые командиры в ответ заявили, что «ни одна фракция не нарушила объявленное перемирие. Было условлено, что перемирие продлится всего два месяца, и этот срок истек. Лидеры некоторых фракций имеют особую точку зрения относительно того, как вывести американские войска из Ирака, но они также не отклоняются от консенсуса других и учитывают высшие интересы Ирака и региона». Ранее верховный лидер ИРИ Али Хаменеи приказал поддерживаемым Ираном группировкам принять одностороннее прекращение огня, которое они впоследствии объявили 11 октября. Произошло это после того, что Трамп угрожал закрыть посольство США и нанести авиаудары по интересам Ирана и его доверенным лицам в регионе. Ситуация тогда частично стабилизировалась, но новый обстрел «зеленой зоны», где расположено большинство правительственных зданий и дипломатических миссий, 17 ноября по меньшей мере 7 ракетами, снова обострил ситуацию. В результате нападения был убит ребенок и ранены еще пять гражданских лиц, а также поврежден ряд правительственных зданий и частных объектов, сообщили иракские источники.
Каани, прибывший в Багдад непосредственно из Ливана после встречи с лидером «Хизбаллы» Хасаном Насраллой, провел несколько встреч во время своего двухдневного визита, самая заметная из которых состоялась 18 ноября вечером в доме Хади аль-Амири, главы парламентского блока «Фатх» и главы организации «Бадр», старейшей и крупнейшей шиитской вооруженной фракции. На встрече присутствовали представители наиболее известных вооруженных шиитских группировок, в том числе «Асаиб Ахль аль-Хак», «Катаиб Хизбалла» и «Харакат Хизбалла ан-Нуджаба», а также Абу Фадак аль-Мухаммадави, руководитель штаба военизированной зонтичной группировки «Аль-Хашд аш-Шааби», и несколько политических лидеров из парламентских блоков «Фатх» и «Государства закона». Каани предупредил, что конфликт с американскими войсками может быстро выйти за пределы Ирака. «Если разразится война между Ираном и Америкой, ее последствия невозможно будет сдержать, а Ирак, Сирия, Ливан, Йемен, Саудовская Аравия, Кувейт и Иран станут полем битвы для обеих сторон. Следовательно, необходимо принимать во внимание более высокий интерес. Какова ценность нападения на посольство в обмен на риск для интересов всех этих стран? Поэтому все атаки, направленные против интересов США в регионе, должны быть прекращены», — цитирует Каани один из иракских командиров, присутствовавший на встрече. Еще одна встреча, не менее важная, чем предыдущая, состоялась 19 ноября утром за завтраком с премьер-министром Ирака Мустафой аль-Казыми в его доме в «зеленой зоне». Эта часть визита Каани «была направлена на подтверждение постоянной поддержки иранской стороной иракского правительства, а также стремления Тегерана к проведению в Ираке свободных и справедливых выборов и продолжению расследования убийства США Касема Сулеймани». Источники из ближайшего окружения самого аль-Казыми придерживается другого мнения: «Иранцы в ужасе от того, что Трамп может сделать в эти недели. Они видят, что американская мобилизация в районе Ормузского пролива нацелена на них, и что Трамп стремится создать хаос и сфабриковать войну с Ираном, прежде чем покинуть Белый дом. Иранцы стремятся успокоить ситуацию с Трампом, потому что он неудачник и может наделать глупостей, поэтому все, что сейчас происходит, — это попытка избежать того, что может сделать Трамп». В Тегеране возлагают большие надежды на то, что президентство Байдена положит начало новому этапу диалога с Вашингтоном и даже возобновлению ядерной сделки 2015 года. По словам одного из анонимных советников аль-Казыми, иранцы готовят почву для переговоров, а сам аль-Казыми может стать мостом между Ираном и США.
Обеспокоенность в Тегеране возникла на прошлой неделе после того, как Трамп — по данным The New York Times — попросил Пентагон оценить военные варианты возможного удара по иранским ядерным объектам. Тегеран предупредил о «сокрушительном ответе», если на него нападут. При этом такой удар маловероятен, но не совсем исключен, особенно с такой непредсказуемой фигурой, как Трамп, говорят некоторые аналитики. «Я думаю, что это возможно. И есть некоторые тревожные признаки на этот счет», — сказал Райан Костелло, директор по политике Национального ирано-американского совета (NIAC). Он сослался на недавний визит госсекретаря США Майка Помпео на Ближний Восток, где он провел переговоры с лидерами антииранского лагеря, включая, если верить израильским новостям, совместную встречу с наследным принцем Саудовской Аравии Мухаммедом бен Сальманом и премьер — министром Израиля Биньямином Нетаньяху. Вообще-то речь там шла совсем не об атаке на иранские военные объекты, а о прорыве в нормализации саудовско-израильских отношений (некая судорожная попытка уходящей администрации, что, видимо, объясняется попыткой зятя Трампа Дж.Кушнера успеть по максимуму отработать договоренности со своими израильскими партнерами – авт.), да и результаты этой встречи, прямо скажем, неоднозначные и промежуточные. По оценке самих американских экспертов, которые факт такой встречи подтверждают, полная нормализация отношений между Саудовской Аравией и Израилем остается маловероятной в ближайшей перспективе, но сотрудничество в области обороны и разведки будет продолжать развиваться в ближайшие месяцы. Разговор между Нетаньяху и наследным принцем Саудовской Аравии (который также является министром обороны королевства) был посвящен нормализации отношений и сотрудничеству прежде всего в области обмена разведданными против Ирана. Это, в сочетании с тем фактом, что глава Моссада Йоси Коэн, как сообщается, также присутствовал на встрече, сигнализирует об углублении сотрудничества именно в области разведки и обороны между двумя странами. Саудовская Аравия и Израиль, тем временем, стремятся уменьшить свою зависимость от сотрудничества с США, диверсифицируя свои международные отношения, в том числе друг с другом, опасаясь, что новая администрация избранного президента США Джо Байдена примет умеренный подход к Ирану, а также более критический подход к общему положению в области прав человека в регионе. Саудовская Аравия и Израиль также испытывают взаимную скрытую озабоченность по поводу движения хоуситов в Йемене (которое связано с Ираном и угрожает как территории Саудовской Аравии, так и израильскому судоходству в Красном море), а также разделяют озабоченность по поводу иранских прокси и ракетного наращивания в Ираке, Ливане и Сирии. Более глубокие израильско-саудовские оборонные отношения предоставили бы им новые возможности для противодействия Ирану, особенно в тайных операциях на опосредованных театрах военных действий, таких как Сирия, Ирак и Йемен. Это также может смягчить некоторую оппозицию в Конгрессе США к новым продажам оружия Саудовской Аравии, поскольку израильтяне становятся все более явным союзником саудовских национальных интересов и оборонных приоритетов. Однако Саудовская Аравия еще не показала, что готова совершить скачок к нормализации отношений с Израилем без образования палестинского государства. Саудовские СМИ пока только пытаются нормализовать внутреннюю повестку дня вокруг Израиля, отходя от прежней общей цензуры королевства на тему Израиля. Но официальная линия Саудовской Аравии, поддержанная королем Сальманом, по-прежнему заключается в том, что нормализация отношений между двумя странами произойдет только после окончательного мирного соглашения, включающего создание палестинского государства, как это предусмотрено в инициированной Саудовской Аравией арабской мирной инициативе 2000 года. Основная причина такого осторожного подхода — внутренняя негативная реакция в Саудовской Аравии, которая может вызвать заметные проблемы в области безопасности. Нормализация остается в значительной степени непопулярной среди населения Саудовской Аравии и в традиционном истеблишменте.
При этом, по оценке того же Костелло, «атака именно на ядерные объекты Ирана была бы очень крупной авантюрой, логистически и политически, и Трамп не может позволить себе такую роскошь. Тогда вам придется готовиться к ответным действиям Ирана, у них есть значительный ракетный арсенал, который может достичь Саудовской Аравии, и в частности американских баз, разбросанных по всему региону. Это был бы чрезвычайно рискованный шаг». Имад Харб, директор по исследованиям и анализу Арабского центра в Вашингтоне, округ Колумбия, сказал, что есть факторы, которые могут побудить Трампа нанести удар по Ирану в ближайшие недели: оставить наследие в качестве президента, который наказал Исламскую Республику; помешать Байдену восстановить ядерное соглашение; и оставить «прощальный подарок» для Нетаньяху. Однако, есть большое «но»: американские политики, военные чиновники и общественность настороженно относятся к возможности войны на Ближнем Востоке, а удар по Ирану может быстро перерасти в открытый конфликт. Американские военные лидеры будут сопротивляться приказу напасть на Иран, особенно в последние дни правления администрации Трампа. На прошлой неделе газета The New York Times сообщила, что советники Трампа, включая исполняющего обязанности министра обороны Кристофера Миллера и генерала Марка Милли, отговорили его от рассмотрения вопроса о нанесении удара по иранскому ядерному объекту. Миллер сменил Марка Эспера, который был уволен вместе с другими высокопоставленными чиновниками Пентагона в начале этого месяца, что вызвало опасения, что Трамп может планировать что-то нетрадиционное — включая возможность нападения на Иран. Тем не менее, военные лидеры и чиновники в сфере национальной безопасности, с которыми Трамп обычно консультируются перед принятием важных решений, скорее всего, попытаются убедить его отказаться от опрометчивых военных действий. Помимо внутренних соображений уходящий президент США должен взвесить, как американские союзники могут отреагировать на удар по Ирану. Партнеры Вашингтона по Персидскому заливу, которые предостерегают Байдена от возвращения к ядерной сделке, могут поддержать кампанию Трампа по «максимальному давлению», но при этом они совсем не заинтересованы в прямом военном конфликте между США и Ираном. Прежде всего, по причине ответного удара по своей инфраструктуре, прежде всего нефтяной. И последняя по времени ракетная атака хоуситов на объекты «Сауди арамко» на этой неделе представляет собой ясный сигнал со стороны иранцев на эту тему.
Таким образом, речи о серьезном ударе по иранским ядерным объектам речи не идет, максимум — по каким-то целям иранских прокси в Ираке, например. Самый оптимальный алгоритм в данном случае — политически Трамп попытается сорвать будущее возвращение к ядерной сделке, нагромождая новые санкции на уже санкционированные иранские организации и частных лиц. С момента выхода из многостороннего соглашения в мае 2018 года администрация США постоянно вносит в «черный список» иранские компании, банки, политических и военных чиновников. В конце прошлого месяца, например, Министерство финансов США опубликовало список «антитеррористических» санкций против иранских компаний. Костелло из NIAC в этой связи уверен, что новые санкции направлены на увеличение политических издержек для Байдена, чтобы вернуться к СВПД. «Это не юридическая привязка к администрации Байдена, а политическая привязка, когда они чувствуют, что новой администрации будет труднее доказать, что санкции против целей борьбы с терроризмом должны быть отменены только для того, чтобы вернуться к ядерной сделке», — сказал он. Сами Шитц, который занимал пост заместителя директора предвыборной кампании Байдена в Айове, сказал, что выдвижение избранным президентом Тони Блинкена на пост госсекретаря сигнализирует о акценте на дипломатию со стороны новой администрации. «СВПД не был идеальным соглашением, но он привел иранскую ядерную программу к резкой остановке без единого выстрела. Отмена Дональдом Трампом этого соглашения только ободрила сторонников жесткой линии в Иране, которые жаждут конфронтации с США. Избранный президент Байден и г-н Блинкен неоднократно заявляли, что мы должны вернуться к рамкам СВПД», — сказал Шитц. Этот курс приветствуется и в Тегеране, для которого главным на сегодня является минимизация возможности любого военного обострения с США до января.

52.05MB | MySQL:104 | 0,676sec