ЕС помогает спецслужбам Алжира и Марокко контролировать социальные сети и интернет

Европейский союз обучает полицию и силы безопасности в странах Северной Африки методам наблюдения, включая сбор данных с сайтов социальных сетей и мобильных телефонов. Инструкторы ЕС также обучили алжирских полицейских создавать поддельные онлайн-удостоверения личности, которые были связаны с распространением дезинформации и правительственной пропаганды в стране, в рамках курса по методам разведки с открытым исходным кодом (OSINT), проведенного в разгар народных протестов в прошлом году. Этот момент очень интересен, если мы имеем ввиду общий, пусть и умеренный, но все-таки негативный настрой стран ЕС по вопросу «неоправданных репрессий» властей в отношении участников социальных волнений в том же Алжире. При этом также примечательно, что во время пика этих волнений западные аналитические центры выпустили целый залп якобы «утечек» о том, что алжирские военные обратились к Китаю и России за помощью в организации радиоэлектронной разведки в отношении социальных сетей, которые использовались протестующими в качестве главного «организатора акций протеста и критика режима». В реальности все обстояло строго наоборот. Курс обучения офицеров алжирских и марокканских спецслужб включал методики создания и поддержания учетных записей «кукольных носков», от покупки SIM-карт в местном магазине до размещения в нерабочее время, избегая домашних и офисных сетей, создавая «историю», чтобы «смешаться» с сайтами протестующих в интернете, и используя программное обеспечение для запуска нескольких поддельных удостоверений личности одновременно. Апрельский курс 2019 года в Алжире под названием «OSINT, Darknet и методы расследования» также включал обучение сотрудников Национальной жандармерии Алжира по использованию инструментов поиска, позволяющих им отслеживать местоположение конкретных электронных устройств с помощью VPN-соединений и IP-адресов. Аналогичная подготовка была проведена агентством Европейского союза по подготовке сотрудников правоохранительных органов (CEPOL) для Национальной полиции Марокко, Генерального директората национальной безопасности, согласно документам, полученным и опубликованным организацией Privacy International, благотворительной организацией по защите прав на данные, базирующейся в Лондоне. В Марокко обучение было сосредоточено на сборе разведданных через Facebook, который слайды курса описывали как «помощь сталкерам с 2004 года». В рамках этой технологии офицерам предписывалось зарегистрироваться в Twitter в качестве разработчиков, чтобы получить расширенный доступ к данным в нарушение собственной политики платформы социальных сетей, которая запрещает разработчикам делиться информацией с «любым правительственным конечным пользователем, чья основная функция или миссия включает в себя ведение наблюдения или сбор разведданных». И самое интересное, у них это получалось, несмотря на все официальные заявления руководства этой компании о строгом контроле за сохранением неприкосновенности баз личных данных. Сотрудники полиции были также обучены извлекать данные из изъятых мобильных устройств с помощью программы, созданной израильской компанией по программному обеспечению наблюдения, включая «контент, который телефон собирает без каких-либо действий пользователя (а иногда и без ведома пользователя)». CEPOL также проводит учебные курсы для полиции и сил безопасности в Тунисе, Иордании, Ливане и Турции в рамках региональной учебной программы по борьбе с терроризмом, финансируемой за счет средств помощи ЕС. Эдин Оманович, директор по пропаганде Privacy International, в этой связи заявил: «ЕС неоднократно признавал, что слежка представляет огромную угрозу для людей по всему миру. Это смешно, что агентства ЕС тайно продвигают использование методов, которые представляют серьезную угрозу для властей в странах, где как мы знаем, что активисты и другие становятся мишенью. Это не только рискует сделать ЕС соучастником злоупотреблений, но и подрывает его собственные интересы. В лучшем случае это невероятно наивно, в худшем-откровенно опасно». Это совсем не наивно, когда очень надо, то можно. Достаточно вспомнить финансирование ЕС суданских джанджавидов в рамках борьбы с незаконной миграцией. И тот факт, что многие из них находились под вердиктом МУС по обвинению в совершении военных преступлений в Дарфуре.
Учебный курс в Алжире был проведен для 20 полицейских с 21 по 25 апреля 2019 года, всего через несколько недель после того, как многолетний президент страны Абдельазиз Бутефлика был вынужден уйти в отставку, и на фоне продолжающихся усилий властей по подавлению протестного  движения «Хирак», которое вывело сотни тысяч людей на улицы с призывом к политическим переменам. Этот курс являлся одним из четырех, которые CEPOL провел в Алжире для 85 офицеров. В октябре 2019 года высокопоставленная алжирская полицейская делегация также посетила штаб-квартиру CEPOL в столице Венгрии Будапеште. Алжирцы столкнулись с усиливающейся волной репрессий, в результате которых были арестованы десятки активистов и журналистов. Полицейские отчеты в судебных досье некоторых арестованных показывают, что их деятельность в социальных сетях контролировалась «специальной бригадой по электронным преступлениям». Активисты и журналисты заявляют, что их аккаунты в социальных сетях были закрыты, и обвиняют алжирские власти в том, что они наводнили социальные медиа-платформы, такие как Facebook и Twitter, проправительственной пропагандой.
В сентябре 2019 года Марк Оуэн Джонс, эксперт по социальным сетям и дезинформации на Ближнем Востоке, заявил, что есть «явные доказательства дезинформационной кампании», основанной на анализе двух трендовых хэштегов, в которых сотни недавно созданных аккаунтов «твитнули» поддержку армии и критику движения «Хирак». Марокканские власти также обвиняются в использовании кибер-слежки для преследования активистов, а правозащитная организация «Международная амнистия» освещает случаи, когда журналисты и правозащитники, по ее словам, отслеживались с помощью израильских шпионских программ. В открытом письме в Европейскую комиссию организация Privacy International и другие НПО заявили, что ЕС должен быть «поборником прав, а не стимулом правительств подрывать их», и призвали пересмотреть программы помощи, финансирующие обучение. «Мы обеспокоены тем, что, спонсируя такую деятельность, ЕС стимулирует внедрение и использование технологий наблюдения, которые, если ими злоупотребляют местные субъекты, потенциально могут нарушить основные права людей, проживающих в этих странах», — заявили правозащитников. Представитель Европейской комиссии сообщил на условиях анонимности , что вся эта деятельность в Алжире в настоящее время приостановлена из-за коронавируса и ограничений на поездки. «ЕС имеет давние и регулярные диалоги по правам человека с этими странами. Права человека — это один из принципов, на которых базируется ЕС, и мы не отступаем от него в наших контактах с нашими партнерами. Напротив, этот вопрос остается главным в нашей повестке дня», — сказал пресс-секретарь этой структуры. В свою очередь представитель CEPOL сообщил , что такая подготовка алжирских и марокканских спецслужб способствует «проведению расследований на основе верховенства права» и «уважению основных прав». Он уточнил, что «обмен передовым опытом и методами, в том числе связанными с цифровой криминалистикой и мониторингом социальных сетей, имеет важное значение для укрепления потенциала третьих стран по более эффективной борьбе с такими отвратительными преступлениями, как сексуальная эксплуатация в интернете; по предотвращению и борьбе с радикализацией, ведущей к насильственному экстремизму и терроризму; или по разрушению организованных преступных сетей, занимающихся содействием незаконной миграции, торговле людьми или наркотиками». Правда, в данном конкретном случае речь в основном идет не о борьбе с криминалитетом и терроризмом, а теми самыми «проявлениями демократии», которые в Брюссель полагает своей главной ценностью.

51.9MB | MySQL:101 | 0,437sec