Реакция в Турции на обыск турецкого торгового судна у берегов Ливии. Часть 2

Накануне в отношениях между Турцией и ЕС разгорелся очередной скандал – немецким военным кораблем Frankfurt было задержано и обыскано турецкое торговое судно в Восточном Средиземном море, в 160 морских милях к северу от ливийского города Бенгази.

Турецкая сторона заявила свой официальный протест, а в турецкий МИД были вызваны послы ЕС, Германии и Италии. Заметим, что этот инцидент произошел незадолго до очередного Саммита ЕС, который состоится 10 — 11 декабря с.г. и будет, в том числе, посвящен возможным санкциям в отношении Турции в связи с её действиями в Восточном Средиземном море.

В прошлой Части 1 (ссылка на сайте ИБВ: http://www.iimes.ru/?p=74420) мы перевели и опубликовали заявление Министерства национальной обороны Турции на инцидент, произошедший с турецким судном.

Отметим, что крайне редко со столь развернутыми комментариями выступает турецкое оборонное ведомство. Это надо трактовать в том смысле, что совершен акт агрессии, который выводит на первый план именно Министерство национальной обороны Турции перед Министерством иностранных дел страны. Кстати, в адрес Министерства национальной обороны (опосредованно, поскольку критика была направлена к руководству страны – В.К.) уже прозвучала критика со стороны оппозиции на тему того, почему турецкое торговое судно шло к берегам Ливии без военного сопровождения.

Совершенно не исключено, что инцидент 22 ноября приведет к тому, что турки изменят существующий порядок дел во избежание дальнейших инцидентов со своими судами, следующими в Ливию.

В определенном смысле, можно даже говорить, что этот инцидент играет на руку Турции. Мы уже говорили о том, что подобные действия сработали бы на ЕС лишь только в том случае, если на судне было бы найдено оружие и боеприпасы и было бы подтверждено, что Турция нарушает оружейное эмбарго в отношении Ливии.

Поскольку ничего не было обнаружено, Турция получает моральное преимущество, которое дает ей право заявлять о туркофобии в Европе, о политике двойных стандартов, когда на поддержку Х.Хафтара закрываются глаза, о том, что она подверглась акту агрессии и так далее. Этот шаг, некоторым образом, дискредитирует саму по себе Операцию IRINI и дает Турции повод сопровождать свои последующие торговые суда военным конвоем. Потому что Турция может сейчас заявлять, что её корабли, везущие гуманитарную помощь, могут быть подвергнуты несправедливым необоснованным актам агрессии со стороны Европы.

Тем не менее, наряду с Министерством национальной обороны Турции на инцидент, разумеется, отреагировало и турецкое внешнеполитическое ведомство. Хотя, заметим, что второе выглядело вторичным по сравнению с первым. Подчеркнем, этот инцидент, на взгляд Турции, — это акт агрессии и Турция дает понять, что он вышел за рамки «простого» дипломатического скандала.

Вот заявление, которое было опубликовано по инциденту со стороны пресс-секретаря Министерства иностранных дел Турции Хами Аксоя:

«Операция IRINI, проводимая ЕС, — операция, цель и преимущества которой сомнительны. Вчера (22 ноября), в утренние часы, немецкий военный корабль в рамках этой операции остановил и подробно допросил плавающее под турецким флагом торговое судно «M / V Roseline A», которое перевозило краску, материалы, связанные с краской, а также гуманитарную помощь из порта Амбарлы в Мисурату. Капитан торгового судна сотрудничал и поделился подробной информацией о грузе судна и его маршруте. Тем не менее, в 17:45 вооруженные участники Операции IRINI поднялись на борт судна и провели длительную «инспекцию», которая продолжалась несколько часов. Все члены экипажа, включая капитана судна, были подвергнуты обыску, собраны и заключены в одном месте, контейнеры были обысканы с применением силы, а капитан судна был взят под стражу вооруженным военнослужащим.

Это вмешательство было проведено без согласия Турции, как государства флага, или капитана судна. Несмотря на заявление капитана судна о характере груза, вмешательство было начато в связи с неопределенными подозрениями и продолжалось до полуночи и было прекращено лишь только после настойчивых возражений Турции. Вооруженный персонал продолжал оставаться на борту судна и покинул судно в 09:38 утра.

Мы глубоко сожалеем о том, что наше судно, которое, как выяснилось, не нарушило эмбарго на поставки оружия, было удержано от маршрута на несколько часов в суровых погодных условиях и что во время инспекции с экипажем обращались как с преступниками. Мы протестуем против этого несанкционированного и насильственного действия. Права на компенсацию соответствующих физических и юридических лиц за ущерб и убытки, которые могут возникнуть в результате этого действия, естественно, сохраняются (за Турцией – В.К.).

Важно получить согласие государства флага (корабля – В.К..), прежде чем создавать помехи торговым судам в международных водах. Резолюции Совета Безопасности ООН касательно эмбарго на поставки оружия Ливии не отменяют этого обязательства.

Нейтралитет операции IRINI, которую ЕС начал без консультации как с законным правительством Ливии, так и с Турцией, и с НАТО, уже является предметом спора. В таком случае, нельзя мириться с двойными стандартами и с незаконным обращением с судами, осуществляющими перевозки из Турции в Ливию.

Как мы уже неоднократно заявляли, IRINI — это необъективная операция. Это — операция, которая не инспектирует поставки оружия путчисту Хафтару, действует произвольно и направлена ​​на наказание законного правительства Ливии».

Обратимся теперь к тем заявлениям, которые прозвучали со стороны министра иностранных дел Мевлюта Чавушоглу.

Как он указал, «Турция надлежащим образом на месте (то есть, не за столом переговоров, а месте событий – то есть, надо понимать, в Восточном Средиземном море – В.К.) отреагирует на незаконный обыск турецкого судна в рамках Операции IRINI».

Как указал турецкий министр, «Мы будем внимательно следить за политической стороной инцидента. Мы не откажемся от этого вопроса». «Мы сделаем все необходимое по указанию президента», — заключил он.

Как можно заметить, заявления оказались достаточно скупыми, но есть два ключевых момента, на которые хотелось бы обратить внимание в заявлениях пресс-секретаря турецкого внешнеполитического ведомства Хами Аксоя и министра иностранных дел Мевлюта Чавушоглу.

Во, первых, вот характерная фраза Хами Аксоя, которая обращает на себя внимание: «Нейтралитет операции IRINI, которую ЕС начал без консультации как с законным правительством Ливии, так и с Турцией, и с НАТО, уже является предметом спора».

Тот факт, что Организация Объединенных Наций признала Правительство национального согласия в качестве «законного правительства Ливии» уже постоянно «аукается» ООН. До тех пор, пока не будет признано обратного, Турция, с точки зрения международного законодательства и с моральной точки зрения, остается и будет оставаться на «правильной стороне истории».

Признание одной из сторон конфликта «законным» правительством выводит все остальные силы в стране за черту закона. И это признание – очень серьезный прецедент и аргумент, который потом крайне сложно, если вообще возможно, развернуть назад. И надо понимать, что Турция в свои руки получила на свои действия в Ливии по поддержке ПНС, тем самым, карт-бланш.

В этой связи, когда действия Турции в Ливия критикуются зарубежными странами и их лидерами, возникает логичный вопрос, почему законное правительство страны не может обратиться за помощью к иностранному государству с трудной для себя ситуации, чтобы предотвратить свержение законной власти? Почему эта помощь должна ограничиваться лишь только гуманитарной помощью, а не может включать в себя поставки оружия? Что Турция делает в Ливии такого, чего, допустим, Россия не делает в Сирии и также по приглашению законного правительства Б.Асада в Дамаске?

Как бы ни неприятны были эти вопросы для зарубежного, в том числе, для российского слуха – эти вопросы абсолютно разумны.

Но все дело в том, что ООН своими руками дала такие аргументы в руки Турции (о том, что в Ливии было сделано с молчаливого согласия СБ ООН, когда свергали режим М. Каддафи – это отдельный вопрос – В.К.). И либо ООН «поправится» в своем отношении к Правительству национального согласия, либо она эти вопросы и дальше будет от Турции в свой адрес слышать.

Второй момент, который обратил на себя внимание в пресс-релизе пресс-секретаря турецкого МИДа Хами Аксоя – касательно того, что операция IRINI не была согласована с НАТО. Это — достаточно прозрачная попытка турецкой стороны вбить клин между США и ЕС, указывая американцам на то, что европейцы «много на себя берут» и «беспредельничают» в Средиземном море, которое объявлено зоной стратегических интересов США, которые проецируются на регион с помощью НАТО, как инструмента американской внешней политики.

Так что, следует ожидать, что вопрос с задержанием и досмотром турецкого судна будет внесен Турцией на повестку дня НАТО и будет использован страной для вбивания клина между американцами и европейцами.

Достаточно любопытным представляется и замечание министра иностранных дел Мевлюта Чавушоглу о том, что ответом на действия немецкого военного корабля в рамках операции IRINI станут действия Турции «на месте» и что «все необходимое будет сделано по указанию президента» Реджепа Тайипа Эрдогана.

Здесь ситуация выглядит достаточно понятно: Турция получила в свои руки аргумент и информационный повод, который будет использоваться всеми возможными способами. Будут поданы все необходимые протесты и иски. Будет обеспечен информационный фон этого события. Вопрос будет внесен на повестку дня переговоров Турции в формате НАТО. Более того, со всей очевидностью, он попадет и в ООН, и в двустороннюю повестку отношений Турции с Германией, Италией и Францией (про Грецию и говорить не приходится – В.К.).

Но, самое главное, следует ожидать того, что Турция изменит протокол следования своих судов, доставляющих грузы Правительству национального согласия, выделяя им охрану со стороны турецкого ВМФ. И возникает законный вопрос: а что будут делать европейские корабли, вовлеченные в операцию IRINI, когда им будет отказано в досмотре турецкого корабля, но уже следующего не в одиночку, а в сопровождении кораблей турецкого ВМФ? Что они реально будут в этой ситуации делать? Что в этой ситуации сможет сделать Европейский Союз по отношению к Турции? Ввести санкции, как это обещалось сделать до сих пор?

Вот на этот самый вопрос – что отражает инцидент с задержанием турецкого корабля в плане отношений между Турцией и ЕС и как он на них повлияет? – ответ стоит посмотреть у турецких экспертов.

В частности, в самом влиятельном мозговом центре, провластном Фонде политических, экономических и социальных исследований Турции SETAV. На события откликнулся директор по стратегическим исследованиям Хасан Ялчин, опубликовав в проправительственной газете Sabah и продублировав на сайте Фонда свою статью под заголовком «Германия – в погоне за провокацией».

Процитируем ключевые моменты, прозвучавшие в статье видного турецкого политолога.

«Последние события показывают, что Саммит ЕС 10 декабря – это важная дата. На Саммите в октябре ожидались санкции против Турции». Но, как отмечает турецкий политолог, различные «маневры» Турции и её дипломатические усилия позволили заморозить этот процесс. Цитируем: «Внимательные наблюдатели знают, что аналогичные угрозы стоят на кону во время декабрьского Саммита (ЕС, который состоится 10 – 11 декабря – В.К.)».

Как подчеркивается автором, самые фундаментальные проблемы у ЕС с Турцией — в Восточном Средиземноморье. Цитируем: «Позиция Турции по отстаиванию своей исключительной экономической зоны прямо противоположна интересам и расчетам ЕС».

В этой связи, довольно любопытна ремарка, которую сделал турецкий автор, указав на то, что Германия находится в поисках энергетической независимости (по всей видимости, от России – В.К..) и ключи от этой энергетической независимости находятся в Восточном Средиземном море.

«Тем более, что Германия хочет прекратить свою энергетическую зависимость и сделать себя бесспорной большой силой Европы. Она будет делать все возможное, чтобы разрушить турецкое господство в Восточном Средиземноморье. Греция, в этом смысле, — не настоящий актер».

Как отметил турецкий автор, немецкий фрегат, отвечавший за операцию IRINI, которым руководил и управлял греческий капитан, «остановил судно в юго-западной части Пелопоннеса в Восточном Средиземноморье в нарушение международного права, высадил солдат на корабль и произвел обыск». И далее: «У Германии нет другой работы, кроме как представлять ее (то есть, греческие – В.К.) интересы».

Как предупреждает турецкий авторы: «Турция уже осведомлена об этой ситуации. Об этом свидетельствуют тактические маневры президента Эрдогана перед декабрьским саммитом. Турция, перед Саммитом, демонстрирует осторожность с тем, чтобы не дать козыря в руки ни Европе, ни Германии».

Да, как признает турецкий автор, Германия и Франция — это два самых важных участника ЕС. Однако, как он подчеркивает, сегодня переживается такое время, когда «решения в ЕС не могут приниматься в одиночку». Цитируем: «Такие страны, как Италия и Испания, в частности, показали, что они могут другому (чем Германия и Франция – В.К.) относиться к проблеме Восточного Средиземноморья. По причине того, что в ЕС нет солидарности в политике по отношению к Восточному Средиземноморью, Турция может играть на различиях между странами. Таким образом, несмотря на все провокации, Турция будет стараться не допустить развязывания антипропаганды в ЕС».

Впрочем, как отмечает турецкий автор, немцы тоже «знают об этой ситуации» и «есть смысл у усилий по поиску турецкого судна в международных водах и по его обыску». Как пишет турецкий автора: «Я думаю, что немецкий корабль преднамеренно преследовал турецкий корабль. Возможно, это планировалось превратить в дипломатический кризис. Они ждут резкого ответа Турции. Они хотят показать Турцию в ЕС, как экспансионистского и агрессивного актора».

Далее турецкий автор цитирует канцлера ФРГ А.Меркель: «Мы договорились о том, что на следующем Саммите ЕС, который состоится 10 декабря, будет рассмотрен вопрос разведки Турцией природного газа в спорных водах. Здесь нет вопросительного знака. Мы будем следить за развитием событий и принимать соответствующее решение. Я не могу сказать ничего другого прямо сейчас, но могу сказать, что дела пошли не так, как мы надеялись».

И далее автор озвучивает призыв: «В таких случаях нужно быть осторожным. Турция, вероятно, найдет способ справиться с этим мягким образом. Однако не стоит забывать, что подобные провокации будут до декабря. Какое-то время Франция была на переднем плане. Сейчас Германия стала играть более открыто».

Итак, как мы видим, главным выводом турецкого эксперта по итогам его анализа является тот, что пусть Франция и является самой антитурецко настроенной страной в ЕС, но сейчас и Германия начинает выступать более открыто против Турции. И инцидент в Восточном Средиземноморье не мог не быть заранее одобрен германским руководством. А это значит, что ситуация для Турции меняется в худшую сторону в преддверии важного для страны Саммита ЕС 10 – 11 декабря с.г.

51.66MB | MySQL:104 | 0,770sec