О факторах тормозящих, реальное урегулирование ливийского конфликта

Ливийский форум политического диалога (LPDF), основным итогом работы которого в Тунисе стало согласие сторон на продолжение перемирия и приверженность мирному процессу, было омрачено помимо прочего фактами открытого подкупа участников переговоров. 23 ноября исполняющая обязанности главы Миссии Организации Объединенных Наций по поддержке в Ливии (МООНПЛ) Стефани Уильямс открыла виртуальную консультационную сессию, на которой группа из 75 членов намеревалась обсудить критерии соответствия для высших должностных лиц. Собственно этот момент и стал основным фактором, который четко очертил истинную природу родоплеменных отношений в ливийском обществе, что поставило в очередной раз под большой вопрос реальность установления в этой стране «демократической модели» государственного устройства по западному образцу. LPDF, которая рассматривается Уильямс и ООН, как последний шанс на мир в Ливии, на сегодня находится под давлением серьезных обвинений во взяточничестве. От участников процесса на условия анонимности стало известно, что, по крайней мере, один участник этого форума, надеясь стать следующим временным премьер-министром страны, предложил другому участнику до 200 000 долларов в обмен на голоса. Этот представитель был из Восточной Ливии и мог бы в конечном итоге удержать баланс сил в любых будущих соглашениях. Те же источники, оба участника LPDF, выступающие на условиях анонимности, подтвердили лишь то, о чем уже давно подозревали многие международные наблюдатели диалога. Первый источник сообщил в электронном письме, что ситуация такова, что «сейчас факт подтвержден и передан в Миссию Организации Объединенных Наций по поддержке в Ливии (МООНПЛ) для дальнейшего расследования». Согласно второму источнику, «деньги предлагались по крайней мере один раз». МООНПЛ, однако, не подтвердила этот эпизод официально, но приняла этот факт к сведению. В своем вступительном слове на виртуальной сессии LPDF 23 ноября Уильямс признала, что обвинения во взяточничестве «были переданы группе экспертов ООН». Она добавила, что, если это будет доказано, это может «представлять собой препятствие политическому процессу». Резолюция 2510 Совета Безопасности ООН по Ливии призывает ввести санкции против любого физического или юридического лица, которое будет признано препятствующим политическому процессу в стране. МООНПЛ также подтвердила, что она связалась с соответствующими властями Ливии для «решения этого вопроса». В качестве дальнейшего подтверждения существования такого инцидента является факт того, что, по меньшей мере, 65 членов LPDF подписали открытое письмо генеральному секретарю ООН Антониу Гутерришу, призывая его принять меры. В письме также содержался призыв к ООН наказать тех, кто причастен к этому, по крайней мере, приостановив их участие в любых дальнейших дискуссиях LPDF. Однако такой сценарий, по оценке аналитиков, маловероятен. Диалоговая сессия 23 ноября прошла, как и планировалось, с последующими встречами, запланированными на следующий день, со всеми присутствующими участниками, включая подозреваемых в причастности во взяточничестве. Этот инцидент является еще одним напоминанием о том, что произошло пять лет назад, когда впервые было подписано ливийское политическое соглашение. Тогдашний посланник ООН Бернардино Леон за кулисами поддерживал регулярные контакты с официальными лицами Объединенных Арабских Эмиратов (ОАЭ). Леон не только консультировал их, но и давал советы о том, как повлиять на руководимый им ливийский политический процесс, явно нарушая свой статус «беспристрастного посредника ООН». Позже выяснилось, что Леону предложили работу в ОАЭ в качестве руководителя вновь созданной «Дипломатической академии». Действительно, ООН обратилась за разъяснениями в связи между Леоном и ОАЭ, но пояснений от Абу-Даби и Леона так и не последовало. Леон всегда отрицал какую-либо связь между своей работой в Ливии и новой работой в ОАЭ. Тот же сценарий повторяется и в другом контексте. На этот раз никто не обвиняет С.Уильямс в каких-либо правонарушениях, но многие участники LPDF жалуются на ее решение продолжить обсуждение без тщательного расследования этого эпизода. МООНПЛ прекрасно знает, кого обвиняют во взятке и кто был готов принять ее его в обмен на голоса. Действительно, она серьезно отнеслась к этому вопросу, передав его для расследования группе экспертов ООН по Ливии, но многие члены LPDF считают, что любые подозреваемые должны были быть либо отстранены от работы, либо вообще уволены. Фактически, именно это требование содержалось в их открытом письме к Гутерришу, в котором они призывали ООН расследовать этот вопрос, прежде чем предпринимать какие-либо дальнейшие действия.

Фактически LPDF предстояло решить две важные проблемы, что он формально не сделал. Во-первых, это перестановки в нынешнем Президентском совете путем сокращения его членов с 9 до 3, представляющих три исторических региона Ливии: Триполитанию на Западе, Киренаику на востоке и Феццан на юге. Вторая задача LPDF состояла в том, чтобы назначить нового премьер-министра, независимого от нового Президентского совета. После этого новое правительство должно приступить к организации выборов в стране и провести их не позднее 24 декабря 2021 года. Одновременно разделенный парламент Ливии собрался впервые за многие годы, причем все депутаты присутствовали в Танжере, Марокко. На совещании 24 ноября при посредничестве Марокко была выражена поддержка диалогу LPDF в Тунисе, и было обещано провести встречу внутри Ливии, чтобы одобрить любые рекомендации, вынесенные участниками совещания. Тем не менее, есть еще несколько нерешенных вопросов. Например, нет четкого согласия по вопросу о вооруженных ополченцах и о том, возможно ли вообще разоружить их до проведения выборов. Военное соглашение «5 + 5», подписанное 23 октября в Женеве, предусматривало полное соблюдение воюющими сторонами всеобъемлющего прекращения огня, возвращение в свои лагеря сил, дислоцированных в Сирте и Эль-Джуфре, и вывод иностранных наемников из страны в течение 90 дней, но это может оказаться легче сказать, чем сделать. Даже военное соглашение, подписанное представителями ЛНА и ПНС в Женеве в прошлом месяце, не приносит ожидаемого прогресса на местах. С тех пор военная комиссия «5 + 5» несколько раз собиралась в Ливии, но до сих пор ей не удалось добиться прогресса. Спустя месяц после заключения ливийского военного соглашения ЛНА  Халифы Хафтара не продемонстрировала никаких признаков выполнения его  условий, которые требуют эвакуации наемников с передовой линии оси Сирт — Эль-Джуфра. Напротив, Хафтар возобновил усилия по мобилизации войск и иностранных наемников на Западном и Южном фронтах города Сирт. Этот факт подтвердил командующий центром операций по освобождению Сирта — Эль-Джуфры бригадный генерал Ибрагим Бейт аль-Мал, который заявил, что правительственные войска обнаружили расширенные передвижения войск Хафтара к югу и западу от Сирта и следили за мобилизацией наемников и поставками оружия. Бейт аль-Мал подтвердил в своем заявлении на прошлой неделе, что «войска движутся с востока на запад, что свидетельствует о том, что повстанцы нарушают перемирие и нарушают соглашение «5 + 5»». Одновременно появились утечки в СМИ о недавнем приобретении Хафтаром новых сербских самоходных реактивных систем залпового огня LRSVM Morava. Они были испытаны 14 ноября на полигоне батальоном Тарика ибн Зияда, связанным с ополчением Хафтара. Как полагают некоторые осведомленные эксперты, именно ОАЭ предоставили ЛНА Х.Хафтара ракетные установки LRSVM Morava, поскольку это была первая иностранная страна, импортировавшая оружие из Сербии. Ракетные установки были первоначально изготовлены в 2011 году и поступили на вооружение в конце 2019 года. По факту это означает, что вновь заработал «сербский канал» поставки оружия в Ливию, который связывают с именем известного торговца оружием С.Тешича. Эти моменты свидетельствуют о том, что Хафтар готовится к новому витку боевых действий, несмотря на свое поражение в июне прошлого года в Западной Ливии, а также в свете продолжения ОАЭ активности по снабжению его сил оружием, несмотря на эмбарго ООН. Собственно и турки с силами ПНС также не сидят, сложа руки.

В этой связи ряд серьезных экспертов вполне оправданно говорят о том, что исторический  ливийский регион Феццан может стать следующим полем битвы между силами ПНС  и армией Халифы Хафтара в самом скором времени на фоне буксующего переговорного процесса. Этот сценарий тем более очевиден, что и Анкара, и Москва рассматривают ось Сирт — Эль-Джуфра, линия прекращения огня, согласованного в Женеве 23 октября, как свою «красную линию» в рамках взаимных договоренностей. Значит, в приоритете будущей активизации новых столкновений находится именно южный регион Феццан, который играет ключевую роль в военном и экономическом балансе сил, именно поэтому премьер-министр ПНС Фаиз Саррадж хотели бы вернуть контроль над этой территорией с помощью Турции. В этом засушливом регионе находятся крупнейшие в стране нефтяные месторождения. Эти ресурсы транспортируются на север по трубопроводам, что дает южным лидерам переговорный рычаг, поскольку они могут перекрыть кран в любой момент. На этом фоне президент Турции Р.Т.Эрдоган укрепляет в военном отношении своего союзника в лице ПНС в Триполи. Турецкие военные, развернутые президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом для поддержки сил ПНС, в течение последнего месяца активизировали работу воздушного моста по материально-техническому снабжению сил ПНС. Теперь, используя в основном аэропорт Миитига в Триполи и аэропорт в Мисурате, турецкие военно-транспортные самолеты Airbus A400M все чаще летают на авиабазу Аль-Ватия, расположенную в 130 км к юго-западу от Триполи. Огромный военный аэродром, отбитый у ЛНА в мае обеспечивает жизненно важную тыловую базу для любого потенциального наступления, направленного на Феццан. Турецкие военные также передают силам ПНС сложное оборудование и тяжелое вооружение. В их числе реактивные системы залпового огня «Рокетсан Т-122». Были сообщения о Т-122, используемых в Ливии с мая, но до сих пор они эксплуатировались только турецкими военными. Это возросшее военное присутствие Турции призвано бросить вызов растущему оплоту ЛНА в Феццане. К 128-й бригаде ЛНА, которая дислоцируется там, сейчас присоединилась большая по численности 116-я бригада, а также суданские боевики из Дарфура и российские «специалисты» из частной военной компании «Вагнер», покинувшей ливийский «нефтяной полумесяц» в октябре. ЛНА также пытается наладить отношения с местной милицией. Командир 128-й бригады Хасан Мабрук Задма находится в очень хороших отношениях с оставшимися в Феццане силами т.н. «сторонников Каддафи». На этом фоне известный местный полевой командир ЛНА Белкасем аль-Абадж вновь осуществляет общее оперативное командование регионом. Он был освобожден от своих обязанностей всего несколько недель назад после того, как его обвинили в коррупции. Он является членом племени цвей, которое имеет тесные связи с тубу, одной из основных этнических групп Феццана. Сейчас ЛНА через него контролирует главные города Феццана — Убари, Себху и Мурзук, а также располагает войсками, расположенными вдоль алжирской границы официально в рамках наблюдения за контрабандой и торговлей людьми. Важно отметить, что ЛНА продолжает контролировать основные нефтяные месторождения региона, включая Шарару и Эль-Филь. Это дает Хафтару козырь при заключении любых мирных соглашений. Хафтар вновь стал ключевым участником переговоров после того, как ему удалось договориться с заместителем председателя Президентского совета Ливии Ахмедом Омаром Майтигой о возобновлении добычи нефти. При этом важно также подчеркнуть, что одним из условий этого соглашения было возобновление финансовых траншей Центрального банка Ливии в Тобрук именно через банки в Феццане. По ряду данных они продолжают консультации с целью формирования объединенной «нефтяной гвардии», которая должна будет охранять нефтяные поля и нефтепроводы находящуюся под управлением Национальной нефтяной корпорации (ННК). Нефть является ключом к миру в Ливии. Тот же Фаиз Саррадж надеется использовать отсутствие какого-либо политического соглашения о будущем Ливии, чтобы сохранить свою нынешнюю должность. О том, что он в октябре собирался подать в отставку, он уже забыл. Сейчас он стремится укрепить свои позиции, поставив под свое влияние национальные финансовые институты, с помощью главы ННК Мустафы Саналлы, и теперь может надеяться остаться на своем посту по крайней мере до выборов в декабре 2021 года. Воодушевленный провалом спонсируемых ООН переговоров по формированию нового исполнительного органа, Саррадж работает над восстановлением контроля над основными экономическими институтами страны. В этой связи отметим, что когда 16 ноября он поручил лояльному себе министру финансов Фараджу Бумтари назначить новый совет директоров Ливийского иностранного банка (LFB), он фактически объявил войну главе Центрального банка Ливии (CBL) Аль-Седдику Омару аль-Кабиру, который только что назначил там свои собственные креатуры. На карту поставлен контроль над национальной экономикой. LFB управляет долларовым счетом, на котором собираются все продажи нефти ННК. Он также выпускает аккредитивы, которые финансируют импорт. 20 ноября Саррадж переизбрал совет Ливийского инвестиционного управления (LIA), назначив Али Бани вместо Мустафы аль-Манеа, тяжеловеса из «Братьев-мусульман» и доверенного лица аль-Кабира в LIA. Саррадж в тот же день утвердил своего бывшего начальника штаба Юсефа аль-Мабрука вице-президентом этой структуры. Спор между Сарраджем и Аль-Кабиром уходит далеко в прошлое, но на этот раз премьер-министр получил ключевую поддержку от Саналлы. Под предлогом разногласий по поводу счетов, опубликованных ЦБ Ливии, выявивших дефицит нефтяных доходов в размере  2,5 млрд долларов, Саналла объявил 22 ноября, что приостанавливает перечисление «своих» нефтедолларов в Центральный банк Ливии. Приостановка будет продолжаться до тех пор, пока банк не прольет свет на использование этих средств и лиц, получающих от них выгоду, что, вероятно, займет довольно много времени. Этот ход главы ННК дает Сарраджу беспрецедентную возможность уволить аль-Кабира. Но это также соответствует соглашению, достигнутому в середине сентября между «вторым номером» в президентском совете А.Майтигой и Халифой Хафтаром. Эта сделка, позволившая возобновить добычу нефти, требовала в том числе, чтобы доходы ННК оставались на депозитных счетах в Центробанка до тех пор, пока не будет найдено политическое решение. Про транши через банки Феццана стороны стараются не упоминать. Взамен Саналла может надеяться на создание объединенной охраны нефтяных объектов (PFG), находящейся под его контролем. Чтобы убрать аль-Кабира, Сарраджу также придется противостоять своим могущественным союзникам: «Братьям — мусульманам», бизнес-сообществу Мисураты, которое получает значительную часть средств именно через аккредитивы Центробанка, и Турции. Но Р.Т.Эрдоган также вынужден сохранить лояльность Сарраджа в силу того, что он подписал с ним два двусторонних соглашения — морское и военное — которые имеют решающее значение для амбиций Турции в Средиземноморье. Более широкий дипломатический контекст также благоприятствует Сарраджу. Ливийский форум политического диалога, организованный ООН в Тунисе с 9 по 15 ноября, как мы говорили, завершился без практически без результатов, не считая назначения даты выборов. Переговоры продолжаются в режиме видеоконференции, но стороны все еще не могут добиться компромисса в рамках определения методики назначения Президентского совета и исполнительной власти. Министр внутренних дел Фатхи Башага также изо всех сил пытается утвердиться в качестве «естественного» преемника Сарраджа. Но и в данном случае он больше не может рассчитывать на поддержку в этом вопросе спикера  Палаты представителей в Тобруке Акиллы Салеха, который сам планирует занять этот пост. Таким образом, Саррадж надеется сохранить свою должность при молчаливом согласии международного сообщества, которое далеко не оптимистично настроено на достижение какого-либо соглашения.

Феццан таким образом стал главным ключом к урегулированию ливийского конфликтау, и Турция в свою очередь через свои НПО пытается установить контакт с племенами, контролирующими этот южный регион. 4 ноября турецкая неправительственная организация Humanitarian Relief Foundation (известна по турецкой аббревиатуре как IHH) пригласила делегацию племенных лидеров с юга Ливии в Анкару. Напомним, что IHH является проводником внешней политики Анкары и присутствует в Ливии с марта 2011 года с самого начала конфликта. Эта НПО регулярно распределяет продовольствие в Мисурате и Триполи, а также присутствует в Сирии, в основном в районе Идлиба. В Европе, Соединенных Штатах и Израиле неоднократно звучали призывы осудить эту НПО  как террористическую организацию из-за  предполагаемых связей с ХАМАСом в Палестине. До сих пор не было никаких официальных доказательств этих связей. Свободная сирийская армия также обвиняет сотрудников этой НПО в поддержании связей с «Братьями-мусульманами2, а Россия утверждает, что она «поставляла оружие» джихадистским группировкам. Присутствовали на этой встрече некоторые из наиболее видных вождей, в том числе верховный вождь туарегов Мулай аг-Диди, председатель Объединенного совета тубу Мухаммед Вардугу, Мухаммед Сиди Ибрагим Галма, бывший государственный министр по делам мучеников в восточном правительстве А.аль-Тани и заместитель командующего Совета тубу, а также председатель Высшего совета амазигов Мухаммед бен Талиб. Присутствовал в Анкаре и военный командир тубу, связанной с ПНС, Хасан Муса Кели. Турки в данном случае стараются повторить путь итальянцев. Италия долгое время пыталась заключить мир между различными племенами на юге страны. И большую подготовительную работу в этом направлении осуществила итальянская религиозная община Сант-Эгидио, которая фактически проложила путь к Римскому мирному соглашению в 2016 году. Затем итальянский дипломатический корпус также призвал на помощь итальянскую ассоциацию Ara Pacis. Но, несмотря на это, частые столкновения между племенем ауляд сулейман, которое долгое время поддерживали центральное правительство, с тубу и туарегами, а также между различными группировками этих племен продолжают сотрясать регион.

51.95MB | MySQL:101 | 0,433sec