О военном присутствии Франции в Сахеле

До президентских выборов во Франции осталось чуть больше года, и в этом контексте Э.Макрон начинает испытывать все большое давление со стороны внутренних оппозиционных партий по вопросу продолжения французского военного присутствия в Сахельском регионе. Это не совсем то, на что рассчитывали Макрон и его окружение, поскольку операция начинает сталкиваться с пристальным вниманием, как со стороны оппозиции, так и со стороны членов его собственной партии. «Стоит ли Мали 45 жизней?» (число погибших французских  военнослужащих на севере Мали за все время действия операции «Бархан» — авт.). Именно этим вопросом журналист Ив Кальви открыл свое телешоу Info du vrai 8 сентября, на следующий день после того, как два французских солдата погибли в результате взрыва в малийском районе Тессалит, расположенном на границе с Алжиром. Этот репортаж странным образом совпал с активизацией критики со стороны депутатов от французской оппозиционной партии La France Insoumise (LFI), которые инициировали парламентские дебаты по поводу операций Франции в Сахеле. 6 сентября депутаты от этой партии Адриен Кватенненс и Матильда Панот выразили сожаление в связи с отсутствием реального обсуждения вопроса о военном присутствии Франции в Мали и отсутствием перспектив проведения французской операции «Бархан» в Сахеле. Еще один член парламента от LFI Бастьен Лашо поставил под сомнение присутствие Франции в Сахельском регионе во время публичных слушаний у начальника штаба армии Франсуа Лекуантра. Лашо яростно агитировал за постепенный вывод французских войск из « Сахельско-Сахарской полосы», как ее обычно называют во Франции. 30 ноября, через пять дней после того, как 13 французских военных погибли в вертолетной катастрофе, он и лидер партии LFI Жан-Люк Меланшон подписали совместное заявление, опубликованное во французской еженедельной газете Journal du Dimanche, призывающее к действиям, чтобы «вернуть наших солдат домой». Меланшон не скрывает своих президентских амбиций на 2022 год, и это вопрос может помочь ему навязать свои взгляды общественности, особенно среди африканской диаспоры во Франции. В последние недели этот неудачливый кандидат на президентских выборах 2012 и 2017 годов превратился в главного комментатора африканской — в основном малийской — политики. В частности, Меланшон открыто приветствовал свержение военной хунтой французской креатуры И.Кейта в Мали, назвав это «гражданской революцией» в действии. В то время как LFI громко призывает к парламентским дебатам по поводу участия Франции в Сахеле, этот вопрос все еще в значительной степени табуирован и есть только несколько депутатов, готовых рискнуть выйти в публичную сферу, чтобы обсудить эту тему. Тем не менее, идут горячее обсуждение этого досье за кулисами публичной политики, в том числе и в правящей партии. Группа из двенадцати депутатов партии La République En Marche (LREM), которые составляют мозговой центр Obliquum, очень активно изучает действия Франции в Сахеле с начала года с целью выработки рекомендаций для президента. Действуя в соответствии с правилом известного фонда Чатем-Хаус, когда участники собрания могут свободно использовать полученную информацию, но не раскрывать личность друг друга, Obliquum собирается раз в месяц, но не является официальным органом. Obliquum также использует качестве консультантов двух пятизвездочных французских генералов. Деятельность Obliquum в основном управляется Томасом Гассилудом, депутатом парламента от департамента Рона, членом комиссии по обороне и резервистом французской армии. Гассилуд лично участвовал в развертывании операции «Единорог» в Кот-д’Ивуаре в 2007 году, когда он принимал участие в миссии поддержки с 7-м батальоном егерей Alpins, расквартированного в северо-западном городе Ман. Еще один депутат, действующий в Obliquum, — Жак Майр, заместитель председателя комиссии по иностранным делам и председатель группы дружбы Франция-Нигер. Майр особенно активно занимается досье Сахеля. В декабре 2018 года он пригласил спикеров парламентов стран «Большой пятерки» Сахеля принять участие в Межпарламентском саммите. Деятельность Obliquum, тем не менее, подвергается критике со стороны части правящей партии, которые характеризуют ее как «слишком секретную» и «закрытую» . С каждой гибелью французского солдата в Сахеле средства массовой информации начинают новые дебаты вокруг военного присутствия Франции в Мали. Основной задачей Obliquum таким образом является выработка оптимального алгоритма действий правительства в этом регионе с целью максимального снижения электоральных рисков для Э.Макрона. Аналитический центр делится своей работой с несколькими министерскими ведомствами, от Бюро иностранных дел до Министерства вооруженных сил. Вот уже более двух лет канцелярия президента также изучает идеи о том, как облегчить издержки проведения операции «Бархан». В сентябре 2019 года специальный посланник по Сахелю Кристоф Биго был назначен именно с этой целью. С тех он стал еще и руководителем направления Afrique et Océan Indien (DAOI). Каждая последующая смена командования операции «Бархан» подпитывает спекуляции о том, что правительство планирует сократить численность контингента. Некоторое время в конце 2019 года поговаривали о том, чтобы отозвать несколько сотен солдат к середине 2020 года. Новый командующий операцией «Барханам» генерал Марк Конруйт, приступивший к своим обязанностям в августе, также должен рассмотреть возможность сокращения численности, но даже частичный вывод французских войск до 2022 года кажется сейчас все более гипотетическим сценарием. «На фоне того, как Франция пытается мобилизовать своих партнеров по Сахелю, вывод наших солдат пошлет очень плохой сигнал этим самым партнерам», — указывает дипломатический источник, близкий к сахельскому досье. И все же планы постепенного вывода сил и средств в течение нескольких лет есть на повестке дня  правительства. Генералу Паскалю Факону начальнику штаба Сухопутных войск, возглавлявшему «Бархан» с 2019 по 2020 год, было поручено рассмотреть этот вопрос в рамках более широкой миссии по «угрозам африканскому континенту в 2030 году». Этот вопрос также вызвал горячие дебаты во французской армии, чья модель внешних операций уже ставится под сомнение частью высшего офицерского корпуса. Как иронично выразился один французский офицер, «Франция без «Бархана» — это Италия», показывая, насколько военные действия Франции в Африке влияют на дипломатический охват страны на континенте.
Чтобы снизить свои собственные издержки и подготовить окончание, пусть даже больше теоретическое сейчас, своей операции в Сахеле, Париж все чаще пытается лоббировать своих международных партнеров на более широкое участие в этом досье. В этом контексте Париж предпринимал несколько попыток выдвижения новых инициатив в последние месяцы с различной степенью успеха и понимания со стороны своих партнеров: он создал совместные командование и контингент «африканской пятерки» зоны Сахеля; силы спецназа ряда стран ЕС в настоящее время развернуты в рамках операции Takuba, а программа «Партнерство для безопасности и стабильности в Сахельском регионе» была запущена в середине 2019 с целью мобилизации стран G7 с перспективой последующего образования широкой международной коалиции по Сахелю с участием еще большего числа стран. Эта последняя по времени инициатива, начатая в марте, пока безуспешно пытается получить поддержку на международной арене, несмотря на видеоконференцию, в которой приняли участие около 50 министров иностранных дел из стран-партнеров в июне. Чтобы расширить круг своих партнеров, Париж хотел бы перенести штаб-квартиру коалиции из Парижа в Брюссель в январе и провести саммит в первом квартале 2021 года. Тем временем Франция активно ищет возможности максимально заместить свое военное присутствие силами контингента G5. Париж также больше, чем когда-либо, рассчитывает на то, что новые малийские власти предпримут конкретные действия по практическому исполнению соглашения 2015 года, подписанного при посредничестве Алжира с несколькими вооруженными группировками, действующими на севере Мали. У нового премьер-министра Мали Моктара Уана, карьерного дипломата, есть несколько серьезных сторонников в Елисейском дворце, которые часто испытывали серьезное раздражение по поводу пассивности в этом вопросе бывшего малийского президента Ибрагима Бубакара Кейты. Со своей стороны, французская армия надеется, что импульс от последнего по времени  военного переворота в Мали, чьи лидеры теперь возглавляют ключевые министерства, поможет в борьбе с вооруженными джихадистскими группировками. На протяжении всего переворота и в то время как Бамако был погружен в атмосферу безвластия и неопределенности, операции малийских вооруженных сил FAMa, контингента G5 в рамках операции «Бархан» в стране продолжались, как будто ничего не изменилось. Министр иностранных дел Франции Жан-Ив Ле Дриан уже встречался с новыми малийскими властями, в рамках чего получил заверения о неизменности выполнения обязательств по борьбе с джихадистами.
Однако растущая напряженность на границах Европейского союза сейчас ускорила обсуждение вопроса о том, как долго должна продлиться операция «Бархан». Недавняя стычка между Парижем и Анкарой в Средиземном море и азербайджано-армянское столкновение, в котором французы заняли невнятную позицию, вновь разожгли дебаты в Елисейском дворце и Брюсселе о краткосрочной способности французской армии действовать сразу в нескольких областях. Недавний виртуальный саммит 30 ноября глав государств группы G5 и председателя Европейского Совета Шарля Мишеля для обсуждения будущего Сахельских вооруженных сил, Коалиции за Сахель и операции спецназа «Такуба» больших прорывов не принес: члены ЕС не продемонстрировали большой готовности усиливать свои военные возможности в регионе, а также увеличивать взносы в бюджеты этих операций. На этом фоне в Париже возобновились разговоры о «максимальном участии» и недостаточном «стратегическом резерве» вооруженных сил страны в свете этих новых угроз, особенно с учетом того, что НАТО, парализованная фрондой Турции, больше не играет своей важной вспомогательной роли. Сейчас Центр планирования и координации операций Генштаба ВС Франции по существу занято решением в основном проблемы Сахеля, к которой французский он относится очень серьезно. В «Стратегическом видении на 2030 год», представленном 8 октября начальником штаба Сухопутных войск Тьерри Буркхардом, также основное внимание уделялось конфликтам «высокой интенсивности», в которых в случае угрозы на государственном уровне может быть развернуто от 8000 до 25 000 человек.
В настоящее время администрация президента Франции взвешивает влияние этих вопросов на внутриполитическую ситуацию в целом, и нынешняя «политизация» операции «Бархан» пока не рассматривается как основной повод для беспокойства с точки зрения предстоящих президентских выборов. «Кроме как просто критиковать, ни один политический орган в настоящее время не в состоянии предложить альтернативное решение этой операции», — резюмирует на условиях анонимности один из высокопоставленных французских дипломатов. Тем не менее, ситуация находится под очень пристальным наблюдением Елисейского дворца, и все очень осторожны, чтобы не попасть в такую же ситуацию, как Николя Саркози в 2012 году, когда он неоправданно вмешался в Афганистан. Вполне вероятно, что Париж, надеясь воспользоваться несколькими недавними тактическими успехами, и попытается достичь «поворотной точки» своего военного присутствии в Сахеле к 2022 году. На данный момент, кроме LFI, лишь несколько политических партий критически высказались по этому вопросу, и был достигнут общий консенсус в отношении продолжения операций Франции в Сахеле, от Национального объединения (RN) до Европейской экологической организации (EELV), Les Républicains (LR) и Parti Socialiste (PS). Это означает по факту сохранение комбинированного военного присутствия Франции в этом регионе еще на два года, минимум.
На этом фоне Франция усиливает свое присутствие и в зоне вне Сахеля. Генштаб уже реализовывает программу поддержки ВВС в Бенине, Буркина-Фасо, Мали и Гвинее и в настоящее время распространяет ее на Того и Гану, которые также сталкиваются с террористической угрозой со стороны джихадистов в зоне Сахеля. Париж готовится распространить свою Западноафриканскую программу воздушного наблюдения на Того и Гану. В рамках проекта сотрудничества Сил обороны, способствующего развитию (DEFEND), возглавляемого Министерством иностранных дел Direction de la Cooperation de Sécurité et de Défense (DCSD), Париж в начале этого года обязался поставлять сверхлегкие самолеты Tétras CS в Бенин и Буркина-Фасо. Котону получит 3 одномоторных самолета производства Humbert Aviation, а Уагадугу — еще 4. Мали и Гвинея также являются бенефициарами этой программы. В настоящее время в Бамако насчитывается 6 таких самолетов, а в Конакри  — 3. Контракт на поставки самолетов с Министерством обороны Франции должен быть вскоре продлен, и если Humbert Aviation снова выиграет его, французская фирма впервые поставит легкие самолеты для ВВС Того. Сейчас ведутся предварительные переговоры по контракту. В Гане поддержка, оказываемая Парижем, может привести к тому, что страна получит вскоре полноценный самолет разведки, наблюдения и разведки (ISR). Помимо поставок самолетов, программа предусматривает летную подготовку и техническое обслуживание, необходимое для поддержания самолета в рабочем состоянии. Наращивая потенциал воздушного наблюдения в Западной Африке, Париж надеется повысить свои шансы на противодействие потенциальному распространению исламистских операций в самом Сахеле. Они представляют собой растущую угрозу для прибрежных государств, а Буркина-Фасо уже выступает в качестве тыловой базы для высокомобильных группировок джихадистов. В Бенине террористические группы проникли в национальные парки У и Пенджари. В 2019 году в Пенджари были похищены два французских туриста и их бенинский гид. В этой связи с подачи французской разведки в парках активизировался сбор разведывательной информации. Африканская сеть парков планирует расширить возможности по сбору разведданных об активности джихадистов через свои группы лесничих, деятельность которых охватывает пограничные районы Бенина, Буркина-Фасо и Нигера. На этих обширных природных пространствах усиливается антитеррористическое наблюдение, поскольку страны региона стремятся остановить продвижение джихадистов. Того также приступило к ликвидации нескольких террористических ячеек на севере страны. Гана, со своей стороны, в этом году развернула войска в регионе Вольта.

52.57MB | MySQL:103 | 0,488sec