О политическом наступлении на «Хизбаллу» и перспективах для Израиля

За последнее время сразу несколько государств объявили, что рассматривают всю ливанскую шиитскую группировку «Хизбалла» без деления на политическое и военное крыло террористической и объявляют ее вне закона. Старт этому процессу в Европе еще в 2000-х гг. дали Нидерланды, предрекая в будущем распространение тренда на весь ЕС.  В 2019 г. на такой шаг пошла Великобритания, затем ее поддержали Австрия и Германия. Причем как минимум в последнем случае активную роль сыграл израильский «Моссад», предоставивший Берлину веские доказательства, свидетельствующие о враждебной активности ливанской организации на территории ФРГ.

В начале текущей недели очередным государством ЕС, запретившим деятельность «Хизбаллы» полностью, стала Словения. Согласно обнародованной позиции Любляны, группировка является «преступной и террористической организацией, представляющей опасность для мира и стабильности», а ее «работа переплетается с организованной преступностью, террористической или полувоенной деятельностью на глобальном уровне». В тот же день власти Латвии сообщили о поддержке американских санкций против группировки и выразили готовность запретить въезд ее активистов на свою территорию. Ранее в текущем году подобную позицию из европейских государств обнародовали Литва Эстония, Чехия и Сербия.  В мировых масштабах тренд на полный запрет всей ливанской организации  поддерживают в США, Канаде, Новой Зеландии, Австралии, Гватемале, Аргентине, Парагвае, Колумбии, Гондурасе.

Несмотря на то, что израильский призыв к дружественным государствам отказаться от выделения политического крыла «Хизбаллы» как возможного партнера для сотрудничества с Ливаном прозвучал давно, в последнее время он получил более заметные масштабы. Связано это с деятельностью нынешнего главы внешнеполитического ведомства Г.Ашкенази. Особенно примечательно здесь то, что министр иностранных дел, от которого не ждали существенной активности в силу заложенной в коалиционном соглашении между Ликудом и «Кахоль-лаван» ротации, ограничивающей каденцию сравнительно непродолжительным сроком пребывания в должности, стремится продвигать разные подходы к демонстрации опасности «Хизбаллы». Кроме того, как отмечает заместитель генерального директора МИД Израиля И.Зарка, Г.Ашкенази провел личные переговоры по данной проблематике с иностранными контрпартнерами, а также поручил разработать отдельные сценарии для каждой из стран, исходя из рисков, имеющих отношение к группировке, с которыми она сталкивается.

Так, в Латинской Америке, по данным израильского МИДа, речь идет о том, что активисты группировки внедряются в местные преступные сети. Характерно это, прежде всего, для Аргентины, Парагвая и Бразилии, где существуют большие по численности шиитские общины. И если в действительную террористическую угрозу или разветвленную инфраструктуру не во всех названных странах верят в серьез, то вот включение активистов «Хизбаллы» в незаконный оборот наркотиков крайне настораживающий факт, побуждающий местные правительства к действиям.

В случае с европейскими странами для Израиля важно через позицию отдельных участников Евросоюза повлиять на объединение в целом. Однако, как отмечают эксперты Информационного центра по изучению терроризма им. М.Амита в обзоре, опубликованном в конце ноября, в Евросоюзе одним из основных барьеров на данном пути выступает позиция Франции[i]. При этом в качестве аргумента Париж ссылается на то, что от запрета могут пострадать отношения с Ливаном в целом, как на уровне властных кругов, куда группировка входит, так и в том, что касается общественности в силу аккумулируемой ею поддержки. Впрочем, на фоне политического и экономического кризиса, усугубившегося взрывом в порту Бейрута в августе текущего года, последняя заметно сокращается.

Стоит сказать, что сложное положение группировки в Париже, судя по всему, все же признают. В ходе визита в Бейрут в сентябре 2020 г. французский президент Э.Макрон отметил, что «Хизбалла» «представляет лишь часть ливанского народа», добавив, что она, равно как и другие политические силы, должна понимать, какими последствиями грозит вовлечение в терроризм.

В октябре член Сената Франции Н.Гуле обратилась к президенту, подчеркнув необходимость запрета ливанской шиитской группировки, сообщив о важности «присоединиться к германским друзьям», а также о «международном разрушительном влиянии» «Хизбаллы». В позиции французского политика еврейского происхождения израильские обозреватели обратили внимание на то, что борьба за запрет террористической организации не мешает ей, например, поддерживать ядерную сделку с Ираном. Ранее петицию, призывающую объявить «Хизбаллу» вне закона подписали влиятельные политические и общественные деятели. Опубликована она была известным изданием Le Figaro. В ней, в частности, подчеркивается, что группировка «создала государство в государстве», что, в свою очередь, мешает проведению в Ливане назревших реформ. Однако пока эти слова не оказали решающего воздействия на Э.Макрона, что может быть связано с заявлениями лидеров «Хизбаллы» об «открытости» по отношению к предложенным Парижем реформам.

Наконец, прогресс наметился и на региональном направлении. Так, Бахрейн на днях выпустил заявление, в котором поддержал усилия европейских государств, объявивших всю «Хизбаллу» вне закона. В комментарии правительства Бахрейна, распространенном во вторник, отмечалась необходимость консолидировать международные усилия в борьбе с этой угрозой, а также важность перекрыть каналы финансирования. Последнее фигурирует и в заявлениях упомянутого выше И.Зарки, по словам которого, именно в возможности собирать средства кроется истинная опасность активности т.н. политического крыла «Хизбаллы».

В целом сегодня наблюдается масштабное наступление на группировку, активизировавшееся в том числе с приходом в МИД Израиля представителя «Кахоль-лаван». Это означает, что в долгосрочной перспективе независимо от внутриполитической ситуации в стране ее внешняя политика по многим принципиальным направлениям имеет высокие шансы на сохранение преемственности. Однако в ближайшем будущем не исключен и конфликт на этой почве, связанный с тем, что международные отношения, борьба с Ираном и его союзниками, включая «Хизбаллу», Б.Нетаньяху воспринимает своей прерогативой.

В том, что касается побуждения иностранных партнеров к противодействию «Хизбалле» наметились два механизма. Для Латинской Америки и ЕС первостепенное значение имеет демонстрация опасности для самих государств, нежели угрозы, исходящие от ливанской структуры для Израиля и Ближнего Востока. Возможность влиять на позицию Франции также связана с подобным образом действий, т.к. Париж сегодня столкнулся с радикальным исламизмом. Ранее успешность такой стратегии доказал опыт ФРГ, где власти долго сомневались в правильности жестких мер.  В том, что касается региональных усилий по противодействию ливанской группировке, аккумулированных Израилем, Бахрейном и ОАЭ, то здесь основную роль играет общность интересов в борьбе с Ираном, для успешного ведения которой требуется изолировать и главную из его прокси.

[i] More countries have recentry declared all of Hezbollah a terrorist organization but some EU countries still refrain from doing so // The Meir Amit Intelligence and Terrorism Information Center. 24.11.2020. URL: https://www.terrorism-info.org.il/en/more-countries-have-recentry-declared-all-of-hezbolla-a-terrorist-organization-but-some-eu-countries-still-refrain-from-doing-so

51.93MB | MySQL:101 | 0,380sec