Ливия: о проекте создания Национальной гвардии

6 декабря пресс-секретарь Операционного центра по освобождению Сирта — Аль-Джуфры, организованного при группировке сил ПНС, сосредоточенных на подступах к Сирту, бригадный генерал Абдул Хади Дараа, заявил, что недавно прошедшая конференция в поддержку формирования аппарата Национальной гвардии стала хорошей возможностью для презентации целей и преимуществ Национальной гвардии и тех, кто имеет право присоединиться к ней, указав, что приоритет будет отдан тем, кого он назвал  «революционерами 17 февраля». В данном случае речь идет не о конкретной группировке под таким названием, а о совокупности всех триполийских (и, потенциально, восточных) группировок повстанцев, некогда выступивших против режима М.Каддафи. Всех из тогда называли собирательно именно так и подразумевается, что одним из вариантов приведения этой «партизанской вольницы» к единому знаменателю, является создание Национальной гвардии. Эта организация может консолидировать все триполийские вооруженные группировки и те, которые существуют в западных городах: Завии, Сурмане, Сабрате. Ситуация с зинтанским племенным ополчением и боевиками амазигов будет, по всей видимости, обсуждаться отдельно, что касается мисуратских представителей, то они фактически уже «при деле», из них составлены костяк нынешних МВД и антитеррористических подразделений. За рамками остаются те отряды, которые вошли в подчинение Министерства обороны и из которых будут формировать вооруженные силы в их классическом понимании. Таким образом, Национальная гвардия может рассматриваться как третий элемент силовой конструкции Триполитании. И, как мы увидим ниже, могущий представлять интересы вполне конкретных сил.

В интервью спутниковому каналу «Февраль», цитируемым ливийским оппозиционным каналом «Оэа», Дараа заявил, что цели Национальной гвардии были согласованы со всеми, и выразил в заключение поддержку проекту создания Национальной гвардии, поблагодарив народ Завии за организацию конференции, сплотившей «ливийских революционеров».

По мнению Дараа,  «Национальная гвардия станет большой опорой и поддержкой для ливийской армии, и среди ее задач будут защита родины, защита граждан и защита конституции».  При этом он призвал всех должностных лиц Ливии, будь они в Президентском совете или в других местах, поддержать проект по созданию Национальной гвардии, чтобы сконцентрировать оружие и собрать всю «национальную» силу под законную власть».

Так называемый «Слет ливийских революционных лидеров» в городе Завия выразил свою поддержку созданию Национальной гвардии, в которую, как предполагается, войдет большинство сил, участвовавших в обороне в Триполи с 4 апреля 2019 года. Собравшиеся заявили в видеозаявлении во время конференции о поддержке создания Национальной гвардии, указав что эти силы должны рассматриваться как часть решения, а не как проблема или препятствие на пути построения государства, и что они являются силой, которая поддерживает вооруженные силы ПНС и связанных с ним элементов в обороне родины и контроле соблюдения правил процедуры ответных действий против любого нападения или угрозы безопасности страны.

Собрание подтвердило, что оно направлено на поддержку проекта создания Национальной гвардии, основными целями которой являются «сохранение ценностей и принципов «Революции 17 февраля» и защита ее завоеваний, а также поддержка сил ПНС в защите родины и защите ее земли и территориальной целостности от любых внешних или внутренних нападений».

Теперь о том, что по мнению некоторых экспертов стоит за активизацией этого проекта, который ранее уже озвучивался, но до практической реализации которого так и не дошло.

По мере того, как контуры будущей организации Ливии начинают вырисовываться более-менее отчетливо, ситуация с силовиками в Триполитании обстоит следующим образом: все, что связано с МВД, антитеррором и контрразведкой, находится под, практически, полным контролем мисуратцев. Ф. Саррадж номинально контролирует Министерство обороны и Генеральный штаб ВС ПНС и подчиняющиеся им отряды.  И шаги по созданию аппарата Национальной гвардии для легитимации оставшегося вне МО и МВД ополчения и включения его в единый орган, параллельный армии, некоторым образом напоминающий иранской КСИР, под прикрытием слияния поддерживающих сил с государственными учреждениями, является ни чем иным, как возрождением проекта Ливийской исламской боевой группы (ЛИБГ) по созданию параллельного органа для борьбы с государством, когда это необходимо.

В июне ряд источников в СМИ подтвердили, что отвечающий за вооружение Ливийской исламской боевой группы и бывший начальник лагеря для задержанных «Аль-Хадба», Халед аш-Шариф «Абу Хазим» и проживающий ныне в Стамбуле, Халед аш-Шариф вернулись в Триполи в полной секретности и в сопровождении ряда турецких офицеров.

Аш-Шариф провел ряд встреч в отеле Al-Mahary в центре столицы Триполи с лидерами экстремистских группировок, которые участвуют в террористических операциях против ЛНА на некоторых направлениях к югу и юго-востоку от Триполи, заявив, что он и его люди проводят «быстрые визиты в Тунис», чтобы контролировать перемещение военной техники через ливийскую границу из Туниса, в сотрудничестве с партией «Ан-Нахда», политическим филиалом «Братьев-мусульман» в этой стране.

Те же источники сообщили, что аш-Шариф пытается возродить идею так называемой Национальной гвардии, удаленно от сил безопасности и военных институтов, а при перемещениях и в различных действиях его сопровождает ряд экстремистских элементов из числа бывших лидеров Советов шуры, бежавших из городов Бенгази и Дерна в 2014 году.

В декабре 2012 года аш-Шариф взял на себя руководство так называемой «Национальной гвардией», тюрьмой «Аль-Хадба» и Агентством по безопасности при Министерстве обороны. Он имеет сомнительную репутацию лица, ответственного за пытки должностных лиц режима Каддафи, сотрудников сил безопасности Джамахирии, ливийской армии, а также ряда активистов и правозащитников, выступающих за стабильность и правовое государство, и противников идеологии такфиризма.

Чем на деле окажется проект Национальной гвардии, когда он войдет в стадию реализации, структурой, объединяющей западноливийские вооруженные формирования и часть триполийских, не вошедших в состав МО, или инструментом внутриполитической борьбы, сейчас судить трудно. Турецкие кураторы присутствуют везде, и в Мисурате, и при МО ПНС, не будем забывать и о том, что ЛИБГ с самого своего возникновения была под плотной опекой американских спецслужб. Но, так или иначе, процесс структуризации силовых элементов в Триполитании  продолжается. При самом активном участии в нем внешних сторон.

Итальянская газета Formiche сообщила о присутствии некоторых британских спецподразделений на территории Ливии, хотя британцы ранее не были замечены на ливийской или средиземноморской сцене в значимых количествах или отмечены в каких-либо активных действиях. Возможно, речь идет о некоторой ревности итальянцев, буквально на днях подписавших соглашение о военном сотрудничестве с ПНС, но в статье, текст которой цитирует «Оэа» сообщается, что министр внутренних дел Фатхи Башага поддерживает международные контакты в поисках внешней поддержки, тем более, что ему не хватает внутренней, для того чтобы занять должность премьер-министра нового правительства. Башагу сложно назвать креатурой Рима, это тоже может объяснять появление такого материала, но факт остается фактом – третьи страны самым активным образом представлены в процессах, имеющих ключевое значение для будущего Ливии.

Фатхи Башага обсудил с послом Великобритании в Ливии Николасом Хоптоном и сопровождающей его делегацией во время встречи 3 декабря, развитие перспектив совместного сотрудничества между Ливией и Великобританией, особенно в области безопасности.

В заявлении пресс-службы МВД ПНС говорится, что Башага также обсуждал с Хоптоном поддержку Лондоном его министерства путем обучения его сотрудников в нескольких областях безопасности. Наиболее важными из них являются борьба с терроризмом и организованной преступностью, а также использование британского опыта в области обеспечения безопасности в дополнение к ряду вопросов, «вызывающих общую озабоченность».

В ходе встречи стороны рассмотрели ситуацию с безопасностью в Ливии и усилия, предпринимаемые МВД ПНС по обеспечению безопасности, несмотря на тяжелые условия, в которых находится страна.

Газета отмечает, что встреча  Хоптона с Башагой состоялась в те же часы, когда министр обороны ПНС Салах аль-Нимруш прибыл в Рим для заключения со своим итальянским коллегой Лоренцо Геррини соглашения о военном сотрудничестве, развивающего предыдущее, ограниченного свойства, подписанного в 2013 году, которое предусматривает программы обучения и подготовки ливийских медицинских работников и медсестер итальянским военным госпиталем в Мисурате, помимо других тренингов в ливийских учебных заведениях, а также тренировок сил береговой охраны.

Встречи Хоптона и Башаги и Геррини с аль-Нимрушем, по мнению газеты, интересны тем, что они подтверждают диверсификационную активность партнеров, поскольку некоторые фигуры в ПНС поддерживают плотную сеть самых разнообразных переговорных контактов под эгидой Организации Объединенных Наций с тем чтобы повлиять на формирование руководства новой исполнительной власти.

Турция не отстает от своих коллег по НАТО. Министерство национальной обороны Турции объявило, что 160 ливийских курсантов завершили обучение в учебном центре горной академии «коммандос» и вскоре должны будут приступить к своим обязанностям в Ливии.

В своем еженедельном информационном бюллетене турецкое оборонное ведомство сообщило, что обучение  для ливийских курсантов, которые поступят в военно-морскую и военно-воздушную  академии в Турции будет вестись на турецком языке.

МНО Турции также подчеркнуло продолжение проведения военных учений в Ливии и других мероприятий, таких как разминирование, консультативная поддержка и оказание гуманитарной помощи. Это происходит в соответствии с двусторонними соглашениями, которые Турция подписала с ПНС, считая его правительством, признанным ООН и международным правом.

Турция в настоящее время организует учебные курсы в 5-и учебных центрах в Ливии, объясняя, что это делается для того, чтобы «достичь международных стандартов организации ливийской армии», и что она продолжает поддерживать тех, кого она называет «ливийскими братьями».

Заявление МНО Турции сделано несмотря на подписание совместным военным комитетом «5 + 5» в Женеве соглашения о прекращении огня, которое предусматривает вывод иностранных войск и приостановление всех военных соглашений.

В свою очередь, министр обороны ПНС Салах аль-Нимруш сообщил ранее, в ноябре, что он обсуждал с министром национальной обороны Турции, Хулуси Акаром в Стамбуле вопрос об укреплении совместного сотрудничества между двумя странами в области обороны, обучения и обмена опытом и информацией.

В интервью, данном медиацентру операции «Вулкан гнева», С.аль-Нимруш сказал, что вместе с Х.Акаром он ознакомился с программами обучения, которые будут предложены ливийским курсантам и слушателям в турецких военных учебных заведениях.

Усилия по развитию, наращиванию потенциала и укреплению двустороннего сотрудничества со странами, которые он назвал «братскими и дружественными», были среди приоритетов его визита в Катар, где в штаб-квартире Объединенных сил специального назначения эмирата, министр обороны ПНС был проинформирован о программах подготовки  и опыте Катара в борьбе с терроризмом.

В ходе визита С.аль- Нимруш подписал с катарской стороной Протокол о сотрудничестве в области обучения и наращивания потенциала, подчеркнув, что это будет способствовать поддержке возможностей ВС ПНС.

Примечательно, что формат силовых структур ПНС таков, что открыт для членов вооруженных формирований с востока и юга страны. На востоке, в конце концов, тоже есть «революционеры 17 февраля», все там и началось, и намеки на то, что военные учебные заведения Триполитании открыты для всех, звучат постоянно. Разумеется, в Бенгази тоже могут открыть свой командный или отраслевой колледж, но для Ливии иметь его это не то, чтобы роскошь, а попросту не нужно. Тем более, если объединение страны все-таки состоится, в этом не будет необходимости. Вспомним, чем закончилось дело после воссоединения Германии, ННА ГДР вошла в состав бундесвера ФРГ и в течении некоторого времени сохраняла автономию, тем более, что ее организация, техника и вооружение отличались от западных. Но, всего через несколько лет, она была полностью поглощена бундесвером. В случае с Ливией все намного проще: часть старшего командного состава из числа бывших офицеров Сил вооруженного народа (СВН) Джамахирии, занимавших высокие посты по обе стороны линии фронта прекрасно знает друг друга и не будет возражать против единой структуры при условии удовлетворения своих запросов, как финансовых, так  и статусных. Она немногочисленна и весьма возрастная, этим людям важна стабильность и быстрейшее решение их личных вопросов. Новая генерация командиров, выдвинувшаяся на авансцену в ходе мятежа и гражданской войны также заинтересована в своей статусности и трансформации из «вольных атаманов» в служивых людей с всеми причитающимися вещами: званиями, окладами, военным образованием, пенсиями и пр. Турки и итальянцы, вместе с МО ПНС уже предлагают им это. И не будем забывать, кто за все это будет платить, и из каких средств. На сегодняшний день, при всех местных проблемах, ключи от «сейфа с деньгами» находятся в Триполи и под пристальным присмотром США.

52.45MB | MySQL:103 | 0,601sec