О факторах, обостряющих отношения между Турцией и ЕС

ЕС должен сделать выводы из провокаций Анкары в Восточном Средиземноморье, Германия выступает за прямой диалог между Кипром и Грецией с одной стороны и Турцией с другой. Об этом заявил 7 декабря глава МИД ФРГ Хайко Маас по прибытии на заседание Совета ЕС.

«К сожалению, не удалось достигнуть того, чтобы начались прямые переговоры, но было слишком много провокаций», — сказал он. «Поэтому нам сегодня придется обсудить, какие следует сделать из этого выводы, в том числе, учитывая заседание Европейского совета, которое состоится на этой неделе», — подчеркнул Маас.

10-11 декабря в Брюсселе пройдет саммит ЕС, на котором лидеры европейских государств, как ожидается, рассмотрят все меры воздействия на Турцию, в частности из-за ее действий в Средиземноморье. Официальный представитель греческого правительства Стелиос Пецас сообщил в пятницу, что премьер-министр Греции Кириакос Мицотакис потребует на саммите ЕС санкций в отношении Турции и введения эмбарго на поставки ей оружия. Как полагают некоторые эксперты, ряд санкций на указанном саммите введены будут, но тема реального оружейного эмбарго вряд ли пройдет, и такие ограничения будут носить локальный и адресный характер. Прежде всего, по причине  присутствия Турции в НАТО и ее автоматического участия в программах вооружения этого альянса. Но это совершенно не исключает их болезненности. Но тревога Брюсселя понятна. В добавление к теме  споров о шельфе в Средиземноморье прибавилась еще и тема разделенного Кипра. В противовес своему прошлому подходу турецкое правительство начало продвигать решение о разделении Кипра на два государства, что наблюдатели считают новым козырем против антитурецкой коалиции в Восточном Средиземноморье и упреждающим дипломатическим маневром для давления на Европейский союз в преддверии возможных санкций со стороны блока. Очевидно, что правительство президента Реджепа Тайипа Эрдогана и его ультраправые союзники обратились к альтернативным дипломатическим шагам, чтобы разорвать антитурецкую осаду и убедить заинтересованные стороны заключить сделку с Турцией. Настаивая на двугосударственном решении на Кипре, которое усилит там напряженность, Анкара стремится создать новую линию фронта в региональном споре и заставить ЕС заниматься целым рядом вопросов, включая энергетические ресурсы в Восточном Средиземноморье. Собственно последний по времени шаг поддержанного Эрдоганом нового президента Северного Кипра  по открытию «нейтрального» пляжа Вароша 8 октября, которое было поддержано турецким правительством и возмутило греко-кипрскую администрацию, надо расценивать именно в этом контексте. Президент Эрдоган призвал к решению проблемы «двух государств»  на Кипре во время своего  визита на север острова 15 ноября. Затем министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу повторил призыв Турции к международному сообществу уважать волю киприотов-турок к двугосударственному решению по Кипру во время слушаний в турецком парламенте по бюджету на следующий год. Эти комментарии Чавушоглу прозвучали во время презентации бюджета и структуры его министерства, а также краткого обзора внешней политики Турции и приоритетов в комитете парламента по плану и бюджету 24 ноября. «…Поэтому модель решения о двух государствах [на Кипре] теперь должна обсуждаться вместо модели Федерации [модель]. Воля киприотов-турок проявилась в этом направлении на последних выборах. Мы ожидаем, что все будут уважать эту волю», — сказал Чавушоглу в соответствии с протоколом этой  встречи. Напомним, что Анкара признает кипрско-турецкую часть острова независимым государством и не имеет дипломатических отношений с правительством Кипра, которое является членом Европейского союза. Кипр был разделен на турко-кипрский север и греко-кипрский юг после интервенции Турции в 1974 году. Эрдоган посетил остров 15 ноября, чтобы отпраздновать 37-летие со дня одностороннего провозглашения независимости Северного Кипра. Он посетил кипрско-турецкую сторону после победы Татара на президентских выборах в прошлом месяце. Предшественник Татара, Мустафа Акынджи, в свою очередь поддержал воссоединение острова. При этом отметим, что популярность этих двух кандидатов среди турок-каприотов в принципе одинакова: Татар, который был одобрен турецким правительством, получил 51,74% голосов, а бывший президент Акынджи — 48,26%. Ожидается, что победа первого передаст Анкаре еще больший контроль над внутренними делами Северного Кипра и затруднит усилия по урегулированию кипрского конфликта. «Наш приоритет — обеспечить справедливое, прочное и устойчивое решение на Кипре, которое обеспечит киприотам-туркам безопасность и законные права. На Кипре живут два разных народа и два разных государства. Решение о создании двух государств должно быть согласовано на основе суверенного равенства», — сказал турецкий президент собравшимся после его прибытия. Подчеркнув необходимость суверенного равенства в качестве основы для таких переговоров, Эрдоган заявил, что «воля турок-киприотов проявилась в этом направлении на последних выборах». Он подчеркнул, что турки-киприоты являются единственными жертвами в кипрском вопросе и игнорировались в течение многих лет, поскольку их права были узурпированы. Позже он специально посетил Варошу, пляжный городок, который был огорожен и заброшен с 1974 года. Некоторые части курорта были вновь открыты за несколько дней до президентских выборов, что было осуждено международным сообществом и Советом Безопасности ООН (СБ ООН). Согласно резолюции 550 (1984) СБ ООН, Вароша может быть переселена только своими первоначальными жителями. В Вароше Эрдоган заявил, что решение о возобновлении работы города было направлено на устранение существующих обид, а не на создание новых. «Увидев закрытый Мараш [Вароша], я подумал: почему этот прекрасный район Мараша был закрыт для местных жителей», — заявил он на курорте. В свою очередь в интервью через месяц после президентских выборов Татар вновь заявил о своей оппозиции двухзональному, двухобщинному решению для Кипра, настаивая на модели двух государств и призывая к «корректировке границ» между двумя сторонами. Татар занимал пост премьер-министра Турецкой Республики Северного Кипра (ТРСК) во время двух туров выборов. Во время своей предвыборной кампании он подчеркивал свою поддержку решения о двух государствах, что было заметным изменением по сравнению с позицией Акынджи, который выступал за воссоединение с грекоязычным большинством. Отношения Акынджи с Анкарой стали напряженными, особенно после того, как в феврале он назвал перспективу аннексии Северного Кипра Турцией «ужасной». В своей победной речи Татар поблагодарил президента Эрдогана, с которым у него прочные отношения. «Они никогда не разорвут связи между нами и Турцией», — сказал он. «Да, мы открыты для соглашения с Кипром, но кипрско-турецкий народ примет условия этого соглашения со свободной волей», — добавил он.

В этой связи рискнем предположить, что вся эта риторика турецких руководителей направлена прежде всего на повышение своих будущих переговорных козырей в рамках диалога с ЕС. И снова Эрдоган активно использует блеф и шантаж, как собственно и он делал ранее в рамках того же миграционного кризиса. Но на этот раз замах явно недостаточен   с точки зрения масштаба. Брюссель (а теперь уже более активно с поддержкой Вашингтона) будет продолжать активно давить на Анкару, в том числе и в рамках адресных оружейных санкций по наиболее болезненным направлениям для Анкары. Это уже случилось с оборудованием для танка  «Алтай», на очереди – скорее всего двигатели и оптика для беспилотников.

52.03MB | MySQL:109 | 0,383sec