Ливия: о новых обвинениях по «делу Локерби» со стороны Генпрокурора и Минюста США

«Дело Локерби» вновь возникло в ливийском медиа-пространстве. Его обстоятельства, подробности расследования, остающиеся весьма противоречивыми, а самое главное, резонанс, таковы, что оно вполне способно выйти на авансцену и отношений между США и Ливией, и поставить массу вопросов, не просто не удобных, но и могущих привести к новым, мало предсказуемым последствиям. Очевидным представляется факт, что существуют некие силы, внутри и вне Ливии, заинтересованные в ревизии этой истории и они принялись извлекать на свет различные детали произошедшего и пересматривать сделанные тогда, выводы.

24 декабря министр внутренних дел временного правительства (Тобрук), Ибрагим Бушнаф объявил о формировании юридической и политической группы «для защиты Ливии», после того, как в Соединенных Штатах Америки поднялись голоса, чтобы возобновить «дело Локерби». Бушнаф сказал в видеообращении, посвященном завершению конференции Министерства по вопросам нелегальной иммиграции, транслировавшийся его медиа-офисом на его странице в Facebook: «На прошлой неделе была поднята неотложная тема, связанная с проблемой Локерби, далекая от политических позиций, «Дело Локерби» стало тогда политическим урегулированием без суда и следствия. Ливийское государство в то время взяло на себя ответственность за действия своих подчиненных с точки зрения гражданской ответственности, а нынешняя постановка вопроса делается в такой плоскости, когда нас хотят привлечь к уголовной ответственности. Если мы примем такие условия игры, Ливия будет игнорироваться больше, чем это сейчас допустимо, и тогда нам потребуются национальные действия. Мы подняли этот вопрос сегодня утром, на заседании кабинета министров, и было одобрено сформировать юридическую и политическую команду, знакомую с международными отношениями и знакомую с секретами этого дела, чтобы защитить родину от злоупотреблений. Юристу, д-ру Джазии было предложено взять на себя ответственность за формирование группы защиты на основании решения Совета министров, после чего последуют остальные шаги».

Министр подчеркнул, что это «очень срочный и важный вопрос», призвав всех, кто имеет возможности и международные отношения, предоставить в адрес группы защиты то, что им известно. Он призвал ливийцев защитить свою родину «там, где это очень опасно», указав, что уголовная ответственность наступит в результате политической ответственности государства за это дело, и, таким образом, будущие поколения будут связаны этим бременем. Временный министр внутренних дел подтвердил, что предыдущее соглашение было «конкретным и ясным», и завершило дело целиком, напомнив, что, лично он разделил период своей работы в судебной системе на часть, связанную с тем, когда консультировал ливийское государство, и «стал причастен к бедам осады», но теперь, по его словам, этот вопрос предоставлен для разрешения всем лояльным и патриотам в стране (И.Бушнаф тогда имел отношение к расследованию и действовал в рамках общей ливийской линии).

21 декабря в 32-ю годовщину взрыва самолета авиакомпании Pan American, в 1988 году, над деревней Локерби в Шотландии, выполнявшего рейс из Лондона в Нью-Йорк, в результате чего погибли 270 человек, и Ливия объявлялась виновной в организации теракта. Генеральный прокурор США Уильям Барр предъявил новое обвинение ливийской стороне, заявив: «Ни время, ни расстояние не могут помешать доступу американцев к правосудию», заявив, что еще один гражданин Ливии несет ответственность за инцидент. А Министерство юстиции США объявило, что бывшему офицеру ливийской разведки, Абу Аджиле Масуду официально предъявлено обвинение в причастности к конструированию и изготовлению бомбы, уничтожившей «Боинг-747».

Накануне, несколько дней назад, газеты «Нью-Йорк таймс» и «Уолл-Стрит джорнал» сообщили, что Министерство юстиции США вскоре объявит о причастности еще одного ливийца к взрыву над Локерби 1988 года. Обвинение будет предъявлено на основе завершенного визуального журналистского расследования, представленного в трехсерийном документальном фильме под названием «Мой брат-бомбардировщик» или «Брат-убийца» американского режиссера Кена Дорнштейна, старший брат которого, Дэвид был пассажиром злополучного самолета. Согласно двум газетам, документальное расследование проводилось в 2015 году и в фильме, как и в обвинительном листе, который, как ожидается, будет объявлен в ближайшее время, указано имя Мухаммеда Абу Аджила Масуда или Абу Аджила Масуда. Он якобы является агентом ливийских спецслужб, который создал бомбу, взорвавшую самолет, и был помощником директора Департамента разведки.

Мы уже приводили ранее материал британской газеты The Guardian подтвердившей 22 ноября, что решение британского министра иностранных дел Доминика Рааба удержать документы, которые могли бы освободить от ответственности осужденного ливийца Абдель Басита аль-Меграхи, было поддержано старшими судьями в Шотландии. Документы по «делу Локерби» должны оставаться секретными, потому что были отправлены королем Иордании Хусейном правительству Великобритании после гибели рейса  103 Pan Am над  Локерби в декабре 1988 г.,  и подтверждают, что агент иорданской разведки, внедренный в Народный фронта освобождения Палестины, Марван Хрисат, изготовил бомбу. The Guardian полагает, что Народный фронт освобождения Палестины осуществил нападение по поручению иранского режима в Тегеране в отместку за уничтожение иранского пассажирского самолета американским военным кораблем USS Vincennes в июле 1988 года. А в качестве прикрытия было решено вовлечь Ливию. Предание этих фактов огласке нанесет ущерб отношениям между Соединенным Королевством и другими странами по борьбе с терроризмом и сбору разведывательной информации». По данным газеты, документы были переданы британскому правительству тайно.

Ливийский журналист и политический аналитик, доктор Мустафа аль-Фиттури подтвердил, что все, что Генеральный прокурор США Уильям Барр сказал о ливийском разведчике Абу Аджиле Мухаммеде Масуде, и его обвинения в создании бомбы, уничтожившей рейс номер 103, «не имеют ничего общего с правдой». В своем аккаунте на сайте социальной сети Facebook, журналист посчитал, что обвинение Генеральным прокурором Масуда — это просто инсинуация, основанная на неубедительных фактах и предназначенная для других целей, напомнив, что Барр скоро уйдет на пенсию и хочет устроить себе «выходной триумф».  Барр, официально предъявивший Масуду обвинение, не представил на своей пресс-конференции никаких  доказательств своего утверждения, это было основано на «признании», которое обвиняемый сделал ливийским следователям в 2012 году, которые передали американцам текст признания в 2016 г. И он считает, что Генеральный прокурор хочет уйти и оставить эту «мину» администрации президента Байдена, добавив: «Для новой администрации принято не менять внешнеполитическую позицию своего предшественника, а слепо следовать, хотя, на этот раз, я не ожидаю такого, и есть другие второстепенные причины, которые здесь не рассматриваются». По мнению аль-Фиттури, американцы не уважают шотландские законы или правовые обычаи в этой стране, которые требуют от всех, кто имеет правоотношения по делу, будь то адвокат, прокурор, судебная власть или полиция, не комментировать его в период его рассмотрения в суде, где, как раз, сейчас на рассмотрении находится апелляция семьи аль-Меграхи, и Барр знает это. То, что сделал американский прокурор, разозлило многих в Шотландии, и это стало причиной отказа шотландской прокуратуры от комментариев, связанных с Барром.

«Прокурор ясно дал понять, что текст признания обвиняемого прибыл в Америку из Триполи в 2016, в то время как само предполагаемое признание было сделано обвиняемым в 2012 году ливийским следователям, а это означает, что власти Ливии в 2012 году и в 2016 году были замешаны в этом… Когда мы вспомним, где был задержан обвиняемый, мы полностью поймем суть признания и его юридическое значение перед любым уважающим себя судом … это значение равно нулю, и есть пустая ересь! Истина в том, что сговоры по «делу Локерби» происходит все чаще и чаще, и по этой причине я вскоре опубликую то, что власти скрыли» — заявил аль-Фиттури.

При этом он также, как и его «коллега», глава «восточного» МВД, обратился с призывом ко всем, кто обладает сведениями по «делу Локерби», поделиться ими в ближайшее время.

Попробуем структурировать проблему и все, что с ней связано на настоящее время.

Фактически, Ливия, оказавшаяся впутанной в эту историю, в принципе, могла не признавать своего отношения к ней. Как субъект международного права. Обстоятельства тогда сложились так, что «дело Локерби», бывшее краеугольным камнем в обвинениях против Джамахирии, стало предметом мирового соглашения с США в рамках которого, причастными к взрыву были выбраны два сотрудника ливийских спецслужб, которые действовали, вернее, имели какое-то отношение к делу, частным порядком, как физические лица, не выполнявшие приказа. Пострадавшим и семьям погибших была выплачена огромная компенсация, но не от Ливии, а от фонда, неправительственной организации. Все это было шито такими «белыми нитками», что с самого начала расследования и вплоть до итогов истории, когда «козлом отпущения» стал всего один человек, ныне покойный аль-Меграхи, к тому же, впоследствии отпущенный из шотландской тюрьмы и триумфально встреченный дома, было понятно – это обоюдный спектакль. США было важно навсегда скрыть истинную причину теракта, а также многочисленные нити, ведущие к деятельности их спецслужб на Ближнем Востоке, ливийцам было важно добиться снятия санкций, получения глобальной индульгенции, плюс, также не светить некоторые подробности собственных операций на той же Мальте, в Италии и в Ливане. Единственным человеком, способным пролить свет на реальную подоплеку Локерби остается Абдалла аль-Сенусси, сидящий под арестом где-то в Триполи. Еще один потенциальный свидетель, — Муса Куса, живущий в иммиграции в Катаре. В случае с обоими есть веские основания считать, что живы они до сих пор, в том числе, потому, что хранили и хранят на сей счет полное молчание. Кто-то жив из причастных и в США, но, учитывая то, что «дело Локерби» может являть пример внутреннего корпоративного конфликта в спецслужбах США такого уровня, что на его фоне истории типа «Иран-Контрас» окажутся детскими играми, там тоже, вряд ли, следует ожидать откровений на эту тему.

Тем не менее, потенциал «дела Локерби» таков, что и в США, и в Ливии найдутся и, как мы видим, находятся многие, желающие заработать на этой истории дивиденды. Восточное правительство воспользовалось им, чтобы продемонстрировать свой уровень и претензии выступать от имени всей Ливии, Генпрокурор США тоже не прочь попробовать порешать свои политические задачи. К слову, в Ливии, в Великобритании и в Шотландии есть прослойка и ныне здравствующих, пускай, и, по большей части, отставников, но тех экспертов, следователей, судей и сотрудников спецслужб, которые тогда давали показания, выступали в качестве свидетелей и делали заключения экспертиз, как в случае с ярлыками на вещах обвинявшихся Фимы и аль-Меграхи, купленных, якобы, на Мальте, и злополучного таймера-детонатора и его компонентов. Все эти люди, и это прозвучало у Ибрагима Бушнафы, могут, начнись расследование снова, оказаться в ситуации, когда к ним могут возникнуть вопросы. Поэтому «дело Локерби» еще долгое время может оставаться тем инструментом, который может быть пущен в ход в политическом, криминалистическом, экономическом, медийном аспектах и затронуть кроме США и Ливии, Великобритании и Италии, и Палестину, и даже Иран, упоминавшийся в секретном иорданско-британском досье. А войны, как известно, начинались и по гораздо более эфемерным подозрениям, как в случае с «белым порошком» в пробирке.

51.87MB | MySQL:101 | 0,362sec