Ливия: ретроспектива политических лидеров в СМИ как один из элементов формирования медийного предвыборного поля

По мере того, как процесс внутри ливийского политического урегулирования постепенно расширяется и охватывает все большие слои общества, нарастает и диверсифицируется информационная составляющая. Пока еще только подготавливающейся, предвыборной компании. На различных сайтах, принадлежащих тем, или иным силам, осуществляется публикация документов, позволяющих более детально посмотреть на то, за что избирателю будут предлагать проголосовать. Здесь, к слову, позволим себе небольшую ремарку: пресловутый олигарх, ассоциируемый в российских СМИ с различными действиями за пределами РФ, почему-то, не удосужился приобрести контроль над одним-двумя ливийскими печатными или электронными изданиями, которые были бы гораздо более полезны, чем отправка «политтехнологов». Видимо, сочли, что «Спутника» и RT будет достаточно.

Между тем, в нескольких информационных источниках Триполитании были опубликованы архивные британские документы доказывающие, что король Мухаммед Идрис аль-Сенусси получал зарплату за свои услуги, и что британцы давали ему зарплату, аналогичную зарплате арабских королей Фейсала, Абдаллы и ибн Сауда. Документ, являющийся письмом, отправленным Х.Рауном Уокером в военное министерство в Лондоне, в 1943 году и цитируемый агентством JANA, свидетельствуют о том, что, ливийский монарх просил ежегодно выделять 6 000 фунтов стерлингов. Письмо от главы военной администрации Киренаики, в котором есть ссылка на просьбу и комментарий, гласящий: «Мы полностью поддерживаем замечания, содержащиеся в четвертом абзаце его письма, в котором говорится, что лучшим вариантом является увеличение ассигнований, — пишет генерал-лейтенант Камминг, старший офицер по гражданским вопросам в командовании Сухопутных войск на Ближнем Востоке, рассуждая: «Лучше всего, на мой взгляд, то, что мы предлагаем сейчас, это 2 000 фунтов, но, возможно, позже, может потребоваться еще одно повышение. Когда к дате подписания предлагаемого соглашения согласовывается фиксированная окончательная сумма, при ее определении  мы должны учитывать ассигнования, которые он получал от итальянцев в 1920 году, ассигнования принцу Абдалле (иорданскому) и текущую стоимость денег. Суммы, данные эмиру, кажутся большими, но их следует рассматривать в свете важности местности для нас, и в свете сумм, которые мы платили в прошлом Фейсалу, Абдалле и ибн Сауду, исходя из того, что, на этот раз, отдача будет лучше, чем раньше, в остальных арабских странах. Любые последующие процедуры, требуемые (как предложено выше) при подписании предлагаемого соглашения, могут быть рассмотрены, когда придет подходящее время. В настоящее время сокращенная версия срочного предложения принца направлена ​​в Министерство иностранных дел, и она официально одобрена». В заключение Уокер пишет: «Буду признателен, если вы уделите этому вопросу свое безотлагательное внимание и согласитесь увеличить текущие ассигнования принца на 2 000 фунтов в год, до 14 000 тысяч фунтов в год». И то, что было сказано в документе, подтверждает то, что, несмотря на формальную независимость Ливии с 1951 году, в ней не было власти, кроме американского или британского посольства. Это было главной мотивацией революции «Аль-Фатех», 1 сентября 1969 года — вывести Ливию из тьмы и подчинения Западу, когда после Второй мировой войны Ливия оказалась под контролем Франции и Великобритании, и под управлением династии аль-Сенусси, правившей страной с 1951 года, в лице короля Идриса I, который по оценке канадского журнала Canadian Dimension», «держал Ливию в полной тьме, продвигая британские экономические и военные интересы.

Когда в 1959 году были обнаружены запасы нефти, эти  богатства не принесли пользы ливийцам. Во время монархии в Ливии нация была отсталой в образовании, здравоохранении, жилье и социальном обеспечении, среди прочего, низкий уровень грамотности был особенно ужасающим, поскольку только 250 тысяч человек из 4 млн умели читать. Генеральная Ассамблея Организации Объединенных Наций приняла резолюцию, делающую Ливию независимой страной 21 ноября 1949 года. Адриан Бельт, тогдашний помощник генерального секретаря Организации Объединенных Наций, был назначен Генеральным комиссаром для консультирования ливийцев по вопросам разработки конституции и построения политической структуры. Он объявил ее независимость 24 декабря 1951 года, в соответствии с соображениями стратегии Холодной войны и желанием США и Великобритании создать прозападную монархию для противодействия росту арабского национализма на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Великобритания тесно сотрудничала тогда с аль-Сенусси, который согласился позаботиться о британских интересах в обмен на «независимость», и предоставила «неполную независимость» стране и экономическую помощь в обмен на создание военных баз. Однако, режим аль-Сенусси не смог оградить ливийское общество от влияния радикальных национальных движений в регионе, особенно в Египте. Несмотря на запрет политических партий от 1953 года, студенческие движения становились все более активными, но то, что окончательно разрушило монархию, так это распространение коррупции среди элиты, несмотря на высокие доходы страны от нефти. Король оказался бессилен перед лицом социального протеста против коррупции и его зависимости от семьи Шалхи, которая контролировала королевский двор, и когда только между 1959 и 1961 годами, к власти пришли одиннадцать правительств.

Ретроспектива ливийской монархии, оказавшейся содержанкой Великобритании, была сделана не случайно. При всей зыбкости монархических идей в Ливии, все, что связано с правлением аль-Сенусси, соотносится со статусностью Киренаики и Бенгази, бывшем тогда фактической столицей страны. В Триполи король бывал наездами и не любил этот город. Соответственно, посыл таков: товарищи с Востока, вы претендуете там на что-то, апеллируя к собственной славной истории, вы первыми извлекли из небытия монархический флаг, а ваш король, оказывается, мало того, что обирал до нитки собственное население, так он еще и жалование у англичан получал! И какая вам после этого власть?

С другой стороны, в день появления статьи про дела бывшего ливийского монарха с колонизаторами и, по, странному совпадению, на следующий день после прибытия в Каир делегации из Феццана, в нескольких ливийских и египетских СМИ публикуется интервью журналиста и главного редактора египетского веб-сайта «Седьмой день», Саида аль-Шахатта рассказавшего о нескольких эпизодах с участием  Муаммара Каддафи, которые произошли в 23 декабря 1969 года и о которых написал египетский журналист Мухаммед Хасан Хейкал  в своей книге «Дорога в Рамадан». Это был первый раз, когда Каддафи появился на международной арене во время арабской встречи на высшем уровне в Рабате, в декабре 1969 года.  Первое, что сразу сделало его центром внимания на саммите, была его реакция на то, что глава марокканского королевского двора целовал руку марокканского монарха, что разозлило ливийского лидера, сказавшего: «Видите? Главу двора? Он целует руку Хасана! Целование рук все еще используется в арабском мире? Мы все еще цепляемся за эти остатки феодализма и рабства… Как мы можем когда-либо освободить Палестину, если мы все еще целуем руки?»

Гамаль Абдель Насер пытался успокоить Каддафи, но, вскоре после этого, когда главы арабских стран заслушивали доклад генерал-лейтенанта Мухаммеда Фавзи, военного министра Египта, о подготовке к битве против Израиля, М.Каддафи прервал выступающего и спросил: «Есть ли мудрость в том, чтобы все эти секреты были раскрыты перед всеми присутствующими здесь?  Несомненно, что среди них будут те, кто передаст их израильтянам».

По мере того, как конференция продолжала свою работу, число тех, кто в изумлении поднимал брови, увеличивалось после того, как М.Каддафи обратился к председательствовавшему на встрече, как к «дорогому  брату», а к королю Фейсалу, просто «брат Фейсал». Когда Каддафи вышел в один из коридоров, ведущих к залу собраний, и перед ним прошел человек, «я, — вспоминает М.Хейкал,- ответил на его приветствие и спросил Каддафи, знаете кто это? Это генерал Уфкир, министр внутренних дел Марокко, разве вы его не знаете? Каддафи тут же пришел в ярость, потому что Уфкир был обвинен в убийстве Бен Барки, марокканского оппозиционного лидера, который исчез в Париже в 1965 году». «Он убийца. Как ему разрешено находиться здесь, среди нас? Надо отдать приказ полиции арестовать его», — заявил Каддафи, — на что мне пришлось сказать, что Уфкир как раз и является начальником полиции».

Затем им попался на глаза еще один человек, известный Каддафи, правда он не знал, что он был, ответственный за крупную сделку с одной из оружейных компаний и с одной из нефтяных компаний, в которой он получил огромную комиссию. Каддафи, в итоге, подошел прямо к Насеру, и сказал ему: «Мы на этой конференции окружены ворами, заговорщиками и шпионами, и такая встреча не может привести ни к чему хорошему. Нас здесь не должно быть, и я завтра еду домой».

Король Хасан услышав об угрозе ливийского лидера уйти, написал небольшую записку, которую передал Насеру: «Ваше Превосходительство, президент Ливии отдал приказ, чтобы его самолет был готов к полету немедленно, и он намеревается отправиться в путь. Его внезапное убытие до того, как конференция завершит свою работу, будет истолковано как означающее, что конференция столкнулась с кризисом … Пожалуйста, сделайте все возможное, чтобы убедить президента Ливии остаться».  Гамаль Абдель Насер смог убедить Каддафи остаться.

Сейчас, когда в Ливии все чаще задумываются над  парадоксами утраченного суверенитета, уместно вспомнить то, как  Муаммар Каддафи, когда ему было не более тридцати лет, поздравил американского президента Р.Никсона с его успехом на выборах в 1972 году. Его телеграмма содержала послание: «По случаю вашего успеха на президентских выборах я поздравляю вас от имени Ливийской Арабской Республики, и я также надеюсь, что вы позволите мне воспользоваться этой хорошей возможностью, чтобы сообщить вам, что наш народ не был заинтересован в американской избирательной битве, потому что он озабочен битвой за развитие и битвой за освобождение на своей земле. Я говорю вам, что этот народ не просит вас о помощи и не нуждается в вас больше, чем ему нужно, и мы надеемся, что доверие американского народа к вам станет источником добра и уважения к воле других народов, особенно палестинского народа, и мир будет тем, кто следует его руководству…».

Существенная разница с тем, что написал, официальный представитель Председателя президентского совета ПНС,  Галеб аль-Заклай сообщивший в своем «твите»,  который он быстро удалил через несколько мгновений после публикации, что Ф.Саррадж отправил телеграмму с поздравлениями президенту США, Дж.Байдену  «надеясь на сотрудничество с ними (с США) в построении гражданского демократического государства в Ливии».

Ливийцы распространяют в соцсетях копию этой телеграммы, с соответствующими комментариями. Отличие между правителем на содержании оккупантов и заискивающим перед иностранцами, точно такая же, как между Джамахирией и нынешней Ливией, чей суверенитет практически уничтожен турецкими силами и сирийскими наемниками, катарскими фондами и террористическими организациями, мечтающими о мировом господстве, шейхами ОАЭ и их российскими друзьями. И то, что в ливийском информационном пространстве появляется все больше материалов, позволяющих такое отличие ощутить, или вспомнить о нем, а в случае с большинством молодых ливийцев, просто узнать, становится все более заметным характерным признаком процессов, сопровождающих политический диалог. При том, что из него, практически полностью, исчезли любые материалы, порочащие бывшего лидера и его семью, а приставка «мученик» в отношении М.Каддафи, фактически, устоялась и применяется сегодня и в Киренаике, и в Триполитании.

52.02MB | MySQL:101 | 0,317sec