В Израиле оценивают риски развития отношений с Китаем

Высокопоставленный чиновник уходящей администрации Дональда Трампа выразил обеспокоенность в связи с угрозами национальной безопасности для обеих стран со стороны Китая, в частности, для израильской технологической индустрии, включая покупку Китаем «израильских гражданских технологий двойного назначения»[i].

На конференции, организованной израильским аналитическим центром SIGNAL, продвигающим академическое сотрудничество Израиля и Китая, помощник государственного секретаря США по делам Ближнего Востока Дэвид Шенкер сказал: «Мы хотели бы, чтобы Израиль тщательнее контролировал китайские инвестиции, в основном в сфере высоких технологий». Шенкер подчеркнул, что «США не ожидают от Израиля прекращения торговли с Китаем, но хотели бы обеспечить отсутствие у него иллюзий по поводу налаживания связей с Китаем». Он призвал израильское руководство задаться вопросом: «Будет ли Китай когда-либо привержен безопасности Израиля, как США; будет ли он продвигать такие соглашения, как соглашения Авраама [о нормализации отношений между Израилем и Объединенными Арабскими Эмиратами, Бахрейном, Суданом и Марокко»?

Шенкер также подчеркнул, что Израиль должен открыто заявить о нарушении Китаем прав человека и покупке нефти у Ирана, «что подрывает усилия по противодействию иранской агрессии в регионе»[ii].

Незадолго до этого Джон Рэтклифф, директор Национальной разведки Соединенных Штатов, в статье под заголовком «Китай – угроза национальной безопасности №1» назвал Пекин «величайшей угрозой для Америки сегодня» и величайшей угрозой демократии и свободе во всем мире со времен Второй мировой войны»; он описал методы работы Пекина, призвал союзников Вашингтона осознать угрозу и отреагировать соответствующим образом.

По данным возглавляемой Рэтклиффом разведслужбы, Китай стремится «доминировать над США и остальной частью планеты в экономическом, военном и технологическом отношении», тогда как многие крупные общественные инициативы Китая и известные компании «обеспечивают лишь некоторую маскировку деятельности Коммунистической партии Китая»[iii].

По словам Рэтклиффа, Китай занимается экономическим шпионажем, чтобы лишить американские компании их интеллектуальной собственности, тиражировать их технологии и подменять их на мировом рынке, тем самым нанося серьезный ущерб. По оценкам американской администрации, кража интеллектуальной собственности Китаем обходится США в 500 млрд долларов ежегодно. «Китай крадет оборонные технологии, чтобы стать ведущей военной державой, а его разведывательные службы используют технологические компании, такие как Huawei, для достижения своих целей». В статье Рэтклифф описывает также попытки Китая влиять на политиков, в том числе на членов Конгресса и их помощников.

США предупредили своих союзников о том, что использование китайских технологий ограничит возможность Вашингтона делиться с ними разведданными.

Рэтклифф отметил, что разведывательное сообщество США сегодня направляет все ресурсы на Китай, чтобы предоставить лицам, принимающим решения, достоверную информацию о намерениях и действиях китайского руководства. Если во время холодной войны в центре внимания американской разведки были Советский Союз и Россия, с 2001 г. – борьба с терроризмом, то с этого момента в центре внимания Америки должен быть Китай.

Рэтклифф призвал другие страны понять, что то же самое относится и к ним. Он утверждает, что «мир стоит перед выбором между двумя несовместимыми идеологиями», в то время как «Китай пытается ввергнуть мир во тьму и остановить распространение свободы, а также готовится к открытой конфронтации с США». Статья заканчивается призывом к Вашингтону преодолеть межпартийный раскол, осознать угрозу, открыто об этом заявить и приступить к противодействию.

Статью Рэтклиффа проанализировал Асаф Орион, бригадный генерал запаса (в 2010-2015 гг. занимал должность начальника стратегического отдела в Управлении планирования Генерального штаба Армии обороны Израиля), старший научный сотрудник и руководитель программы изучения израильско-китайских отношений в одной из ведущих израильских «фабрик мысли» Институте исследований национальной безопасности (Institute for National Security Studies, INSS). По его мнению, в Израиле должны внимательно прочитать статью Рэтклиффа, в том числе между строк, и определить основные проблемы, которые Китай может создать еврейскому государству, отмечая сходства и различия с вызовами безопасности США.

По словам Ориона, «Израиль – это не Соединенные Штаты, он не входит в лигу великих держав. Китай не угрожает ему тем, что может лишить его положения на глобальной арене, и Израиль не входит в число стратегических приоритетов Китая. Израиль находится вдали от Восточной Азии и западной части Тихого океана, главных театров военного соперничества между великими державами. В военном отношении Китай хоть и не угрожает Израилю, но тот страдает от экспорта китайского оружия в регион. Идеологические соображения, как правило, не играют центральной роли в израильской внешней политике, прагматичной по своей сути. В целом, это не первый вопрос, в котором интересы Израиля и его великого союзника [США] не совсем совпадают. Так бывает с друзьями»[iv].

Орион отмечает, что за месяц до вступления Джо Байдена в должность президента США существует соблазн отмахнуться от слов Рэтклиффа, консервативного конгрессмена-республиканца из Техаса, которого Дональд Трамп назначил директором Национальной разведки всего полгода назад по политическим соображениям. Однако в политически расколотых Соединенных Штатах в отношении Китая наметился исключительный двухпартийный консенсус среди широкой общественности, и тем более в структурах безопасности и разведки, которые рассматривают Китай как главную проблему. «Соперничество с КНР, несомненно, продолжится во время и после президентства Байдена, в то же время США продолжат развивать свои обширные экономические связи с Китаем».

Орион считает, что Израиль «не может оставаться равнодушным к упадку Америки и, конечно же, к преднамеренному ее ослаблению, так как ее сила и поддержка составляют краеугольный камень национальной безопасности Израиля. Израиль ведет себя по отношению к Китаю в рамках, установленных Соединенными Штатами, и с начала 2000-х гг. израильский оборонный экспорт в Китай был прекращен «по просьбе Вашингтона».

Отметим, что Дуг Фейт (бывший высокопоставленный чиновник Пентагона при президенте Джордже Буше-младшем, ныне старший научный сотрудник Гудзонского института), который участвовал в урегулировании кризиса в американо-израильских отношениях из-за Китая, как-то сказал, что администрация Трампа готова действовать, если Израиль не предпримет меры для уменьшения опасений в США.

Напомним, что в мае этого года госсекретарь Майк Помпео прибыл в Израиль с однодневным визитом ровно для того, чтобы убедиться, что израильское руководство получило и правильно поняло сообщение. В ходе встречи Помпео открыто обвинил Китай в «запутывании» и «сокрытии» информации, связанной с пандемией. На это отреагировал посол Китая в Израиле; он назвал обвинения «абсурдными», заявив, что Китай «никогда не скрывал вспышку». Менее чем через неделю он умер от сердечного приступа в своей квартире в Израиле. Помпео и после предупредил Израиль, «что дальнейшие экономические связи Израиля с Китаем повредят отношениям с США».

Израильские СМИ ссылались на источники, связанные как с руководством Израиля, так и с Белым домом, согласно которым существует реальный риск ослабления американо-израильского сотрудничества в области безопасности. Это произойдет, если Израиль проигнорирует давление со стороны американцев и не пересмотрит кардинально любые коммерческие сделки с Китаем, а также не откажется от тех, которые могут навредить «интересам безопасности Израиля и США»[v].

Таким образом, в Израиле, согласно экспертам INSS, понимают, что «когда подход США к национальной безопасности меняется и Китай определяется как угроза номер один, границы того, что допустимо для Израиля в его отношениях с Китаем, также меняются, и уже нельзя ожидать обычного ведения дел».

Отмечается, что в Израиле рассматривают Китай как важного торгового партнера, и это правильно, т.к. китайский капитал, рынки, производственные мощности и возможности в создании инфраструктуры вносят значительный вклад в израильскую экономику, и ожидается, что китайские активы будут расти. На протяжении последнего десятилетия Израиль считал этот потенциал возможностью и прилагал усилия по ее расширению. Однако израильское руководство склонно определять риски в своем взаимодействии с Китаем, в основном, в соответствии с реакцией США на эти отношения. Эксперт INSS полагает, что в соответствующих постановлениях израильского правительства уделяется недостаточно внимания управлению рисками; запоздалые и умеренные решения, направленные на усиление контроля над иностранными инвестициями в Израиль, были приняты только под давлением Вашингтона.

Орион призывает обратить внимание на перечисленные Рэтклиффом типичные китайские усилия и методы работы, которые уже нанесли ущерб США; «тем самым он [Рэтклифф] обрисовал возможные проблемы, стоящие перед Израилем».

Отрасль высоких технологий является основным двигателем роста Израиля, и китайско-израильское всеобъемлющее инновационное партнерство, сформированное в 2017 г., было направлено на то, чтобы добиться максимального соответствия между израильскими технологическими инновациями и китайским спросом. Израильское правительство стремится избежать обременительного регулирования индустрии высоких технологий и в целом предоставляет частному сектору широкие возможности для маневра, за исключением экспорта оборонной продукции. С этой точки зрения, полагает Орион, промышленный и экономический шпионаж является проблемой для компаний, но ущерб от китайской угрозы в Соединенных Штатах доказывает, что разногласия между мировой державой и частными компаниями могут привести к большим издержкам для всей экономики. Израиль знаком с рисками промышленного шпионажа в оборонной промышленности, коммерческие и военные секреты которой могут попасть к конкурентам и врагам. При этом в Израиле не часто сообщается об утечке технологий или их непреднамеренной передаче от компаний или по научно-исследовательским каналам, посредством академического сотрудничества или программ поиска кадров.

По мнению Ориона, сообщения о попытках Китая повлиять на выборных американских должностных лиц вызывают беспокойство, хотя в отличие от других стран в Израиле нет общины китайских иммигрантов с правом голосовать или баллотироваться на выборах. Израильский эксперт полагает, что вырисовывается сложная модель: КПК через представителей китайского бизнеса применяет экономические рычаги воздействия на организованные группы американских граждан, обладающих политическим влиянием с целью продвижения интересов Китая в США. По его словам, «в Израиле избранным и назначаемым должностным лицам также приходится удерживать свои позиции перед интересами Китая: в законодательстве, регулировании, политике, государственных тендерах и правительственных решениях». Однако в отличие от США, разведывательное сообщество Израиля сосредоточено на угрозах безопасности Израиля, большая часть которых находится на Ближнем Востоке, и главная из них – Иран. Большая географическая удаленность, а также языковые и культурные различия с Китаем усложняют задачу для израильской разведслужбы.

Эксперт INSS отмечает, что Китай на сегодняшний момент не является угрозой номер один для Израиля, и важно, чтобы он не стал таковым. Также важно продолжать извлекать выгоду из растущих экономических преимуществ, хотя требуется ответственное управление рисками, выявление пробелов в нынешних ответных мерах Израиля. По его мнению, израильское военно-политическое руководство должно сделать независимую и обоснованную оценку проблем, которые Китай может создать Израилю, опираясь на уроки, извлеченные во всем мире. Принимая во внимание различия между странами, Израилю не стоит напрямую опираться на опыт и политику США; следует сформулировать свою собственную независимую политику в соответствии со своими потребностями. Израильской разведке необходимо активизироваться в отношении Китая, хотя китайская угроза не должна стоять на первом месте. Нужно повысить профессиональный уровень правительства и научных кругов в отношении стоящих перед ними задач. В целом, Израиль должен придать большое значение заявлениям из Вашингтона, и настроениям американцев по вопросу угроз со стороны Китая[vi].

Представляется, что точно так же как в политическом истеблишменте США установился консенсус относительно приоритетного значения китайской угрозы, в Израиле существует согласие по поводу того, что, несмотря на выгоды от сотрудничества с Поднебесной, необходимо вести себя еще более осторожно и учитывать требования Вашингтона к своим союзникам следовать американской политики в отношении Китая.

[i] US to Israel: China poses significant security threat to tech industry // Israel Hayom. 23.12.2020 — https://www.israelhayom.com/2020/12/23/us-to-israel-china-poses-significant-security-threat-to-tech-industry/

[ii] Там же.

[iii] China Is National Security Threat No. 1 // WSJ. 03.12.2020 — https://www.wsj.com/articles/china-is-national-security-threat-no-1-11607019599?mod=hp_opin_pos_1

[iv] “China is National Security Threat No. 1″ to the United States – and to Israel? // INSS. 21.12.2020 — https://www.inss.org.il/publication/china-threat/

[v] Breaking China: A rupture looms between Israel and the United States // The Times of Israel. 03.06.2020 — https://www.timesofisrael.com/breaking-china-a-rupture-looms-between-israel-and-the-united-states/

[vi] “China is National Security Threat No. 1″ to the United States – and to Israel? // INSS. 21.12.2020 — https://www.inss.org.il/publication/china-threat/

51.5MB | MySQL:101 | 0,239sec