Куда заведут Алжир судебные процессы над прежними политическими титанами

В Алжире продолжаются уголовные преследования бывших лидеров страны. Служит ли это индикатором осуществления правосудия, сведения политических счетов или, напротив, желания оградить нынешних управленцев страны от ненужных вопросов европейских следователей и прокуроров? Рассмотрим эти версии.

Одними из самых показательных уголовных дел, служащих доказательствами серьезных изменений среди алжирской правящей элиты, служат процессы над мощнейшими силовиками уже минувшей эпохи истории АНДР. А именно – бывшим министром обороны АНДР генералом Халедом Неззаром и экс-шефа военной разведки (Департамента разведки и безопасности или DRS) генералом Мухаммедом Медьеном, широко известного в стране и за ее пределами по прозвищу «Счастливчик».

Если влияние первого на процесс принятия политических решений к концу 1990-х гг. сошло на нет, то последний умудрялся сохранять и даже повышать свой аппаратный вес на протяжении начала 1990-х гг. вплоть до 2015 г.

Заметим, что на головы обоих алжирское правосудие обрушило свой меч вскоре после свержения бывшего президента АНДР Абдельазиза Бутефлики, когда начальник штаба Национальной народной армии (ННА) генерал Ахмед Гаид Салах воспользовался начавшимися народными выступлениями для устранения  Медьена.

Напомним, что задержанный по обвинению в «посягательстве на военную власть» и «заговоре против государства» Медьен был осужден в 2019 г. на 15 лет тюремного заключения.

Основанием для его вынесения стало участие отставного на тот момент Медбена в секретных заседаниях и обсуждениях, организованных специальным советником президента А.Бутефлики, его родным братом Саидом Бутефликой, на которых обсуждался вопрос отстранения от власти Ахмеда Гаида Салаха.

В них же участвовали другой видный представитель разведсообщества, генерал Атман Тартаг, глава левацкой партии Луиза Ханнун и бывший глава Минобороны страны Х.Неззар.

Одной из причин, почему план С.Бутефлики не был воплощен в жизнь, стала позиция участников этих переговоров. Практически все они, согласно данным их адвокатов, в той или иной мере выступили против, мотивировав подобную позицию опасением дестабилизировать армейский институт и «толкнуть страну к тёмным 1990-м».

Реально же их соображения могли состоять и в нежелании держать «на плаву» ненавидимого брата президента, фактического и руководившего страной за спиной все более немощного главы государства, на которого сами они «имели зуб» за преследования и «опалы» последних лет, которым они периодически подвергались.

Что, впрочем, Ахмед Гаид Салах не оценил и в результате все участники совещания у Саида Бутефлики, кроме бежавших в Испанию Х.Неззара и его сына Лотфи, 23 сентября 2019 г. получили очень серьезные и продолжительные сроки тюремного заключения.

Между тем, оригинальнее всех тогда повел себя отставной генерал Тартаг, который, хотя и находился в заключении в Блиде, отказался пойти в суд.

А для Медьена, 78-летнего ветерана борьбы против французских колонизаторов и одного из важных творцов разгрома радикальных исламистов 1990-х гг., это очень суровое наказание. По сути, такой вердикт является для него замедленным смертным приговором.

Сейчас его адвокаты готовят апелляцию на этот приговор и рассчитывают на его пересмотр. Во всяком случае, получившая аналогичный срок глава Рабочей партии Луиза Ханнун в итоге добилась его смягчения до 12 месяцев тюремного заключения, из которых 3 определены заочно.

Этому, кажется, способствует крайне болезненное состояние отставного генерала. Так, по данным его адвокатов, их клиент в данный момент с середины сентября текущего года находится в военном госпитале и проходит реабилитацию после проведенной операции.

Состояние его здоровья резко ухудшилось после случайного падения в тюрьме Блиды, произошедшего через десять дней после его туда заключения, 5 мая 2019 г. Оно привело к сложному перелому его правой руки. Его срочно, но неудачно прооперировали в тюремной больнице.

В связи с этим в конце июля 2019 г. члены его семьи обратились к общественности с просьбой войти в положение больного заслуженного пенсионера и изменить хотя бы условия его содержания.

Основанием для такого обращения стало то, что якобы вслед за переломом у него произошло «серьезное ухудшение его общего состояния, полная потеря функциональности его руки, резкое обострение хронического ревматического заболевания», начавшегося в молодом возрасте, когда он партизанил против французов в горах и в довершение всего Медьен якобы стал прикован к инвалидному креслу и лишился способности самостоятельно передвигаться.

На этом фоне очень странным на первый взгляд является возвращение в Алжир бывшего министра обороны Халеда Неззара, его сына Лотфи Неззара, директора алжирской компьютерной компании и другого преследуемого бизнесмена Фарида Бенхамдина, президента алжирской аптечной компании.

Все они по возвращении предстали перед правосудием страны и держатся удивительно уверенно, что, по данным источников АНДР, обусловлено полученными ими гарантиями относительно их ожидаемого оправдания.

Однако какими же должны быть гарантии, позволяющие рассчитывать на это, когда даже такие незначительные во всех отношениях «заговорщики» вроде Луизы Ханнун получили уголовное наказание?

Во-первых, необходимо напомнить, что инициатор тюремного уничтожения своих недоброжелателей и конкурентов Ахмед Гаид Салах скончался 23 декабря 2019 г., следовательно, исчезла и сама причина жестко карать уже практически безвредных пенсионеров и политических карликов.

Не случайно, что сразу после этого, в феврале 2020 года, Луизе Ханнун и удалось добиться пересмотра приговора.

Однако должно быть что-то еще, что должно было дать Неззарам и Бенхамдину гарантии для возвращения в Алжир.

Заметим, что алжирское правосудие выдало ордер на их арест и объявило эту группу в международный розыск. В соответствии с этим все они были допрошены представителями испанского правосудия, но выданы АНДР не были. И, казалось бы, после этого можно было спокойно жить за границей.

Однако у Неззара-старшего уже давно существует серьезная неприятность, а именно заведенное на него уголовное дело по обвинению в совершении военных преступлений в 1990-е гг. во время гражданской войны в АНДР и в том числе уничтожении французских монахов в Тиберине. Несмотря на то, что официальные алжирские источники обвиняли в этом радикальных исламистов, правосудие ЕС подозревает, что реально монахов убили подчиненные Х.Неззара. В свою очередь, алжирские источники не исключают, что столь настойчивые попытки в преследовании военного пенсионера обусловлены тем, что монахи выполняли не только сугубо культовые задачи.

Как бы там ни было, Неззару–старшему и связанным с ним лицам вроде того же Бенхамдина грозили реальные сроки тюремного заключения уже в Евросоюзе.

В этой связи можно предположить, что сочетание факторов, включая смерть Ахмеда Гаида Салаха и попытки преследования Неззара в ЕС, и способствовало их возвращению.

Странное же расположение к ним может объясняться тем, что Неззар-старший много знает и способен рассказать много интересного и о других причастных к интересующим европейское правосудие лицах. В этих условиях лучше отозвать его домой.

Кроме того, нельзя исключать, что Неззары получили гарантии от преследования в обмен на показания против Медьена, которые позволят отклонить его апелляцию и окончательно «утопить» на намеченном на январь 2021 года очередном судебном заседании.

И, наконец, нельзя исключать, что сменщики Ахмеда Гаида Салаха стремятся смягчением преследований былых функционеров консолидировать военно-политическую элиту перед непростыми испытаниями, ожидающими в ближайшем будущем страну.

Какая из этих версий достоверна, покажут судебные вердикты по делам всех этих людей.

51.88MB | MySQL:101 | 0,353sec