О продовольственной безопасности Турции в контексте COVID-19

Турция уделяет повышенное внимание вопросам национальной продовольственной безопасности на фоне развития пандемии. Выступая на встрече кабинета министров в апреле с.г., на самом старте пандемии, президент Р.Т.Эрдоган заявил тему продовольственной безопасности в числе трех приоритетных сфер работы правительства на внутреннем направлении в новых условиях — наряду с обеспечением биобезопасности и кибербезопасности.

По итогам года экономика Турции серьезно пострадала от пандемии, а ВВП только по официальным данным сократился на 4%. В еще большей степени пострадал неформальный сектор экономики. Cитуация усугубляется ростом цен и инфляции, что ведет к девальвации турецкой лиры. Разумеется, макроэкономические тенденции сильно ударили по системе национальной продовольственной безопасности страны в условиях пандемии. В конце декабря с.г. глава государства обозначил проведение экономических реформ в качестве важнейшего приоритета. Разумеется, в турецком контексте успех экономических реформ нынешнего правительства напрямую связан с внешнеполитическим курсом Р.Т.Эрдогана и его амбициями регионального лидерства. В нынешнем году за это Турции пришлось заплатить довольно высокую цену — рост недоверия со стороны международных инвесторов и крупного финансового капитала и бизнеса очевидно сдерживает назревшие экономические реформы и инфраструктурные сдвиги.

Очевидно, продовольственная отрасль Турции остро нуждается в модернизации  и инвестициях для выполнения поставленных руководством страны амбициозных задач. При этом поддержка продовольственного сектора в условиях пандемии чрезвычайно важно. Однако, вопреки декларативным обещаниям руководства страны на начальном этапе пандемии, должного внимания продовольственному и аграрному сектору в разгар пандемии не уделялось.  Это заметно при анализе фискальной политики Анкары в контексте COVID-19. По оценкам Международного валютного фонда (МВФ), на декабрь с.г. общий объем пакета финансовой помощи правительства составил 12.8% от ВВП Турции, четверть которых выделялась в рамках переориентации текущих бюджетных программ. Основная часть мер заключалась в обеспечении кредитных гарантий для домашних хозяйств и компаний, а также в отсрочке кредитных платежей и налоговых выплат. При этом конкретные меры по поддержке реального сектора и обеспечения рабочих мест, в том числе в аграрном и продовольственном секторе составили незначительную долю всего пакета помощи – лишь 0.4% от ВВП страны. Также правительство приняло решение о сокращении налога на добавленную стоимость (НДС) на определенные категории продовольственной номенклатуры до июня 2021 года.

Предпринимаемые в 2020 году незначительные меры противодействия последствиям пандемии в продовольственном секторе больших результатов не дали. В ноябре с.г. цены на продовольствие выросли на 22% по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. При этом, по данным Продовольственной и сельскохозяйственной организации ООН (ФАО), среднемировой рост цен на продовольствие за этот же период составил 6.8%. Разумеется, cкачок продовольственных цен в Турции стимулирует и рост инфляции в стране, которая по итогам года достигнет 14%.

С другой стороны, рост продовольственных цен может стать хорошим стимулом для турецких производителей продовольствия и наращивания экспортного потенциала, особенно по профильным видам продовольствия. Как крупнейший на Ближнем Востоке и один из ведущих в мире производителей продовольствия Турция заинтересована в росте цен на мировых продовольственных рынках для наращивания экспорта фруктов, овощей, cухофруктов и животноводческой продукции.

Действительно, cудя по благоприятным климатическим прогнозам в текущем году Турции удастся увеличить производство практически всех видов зерновых. Производство важнейшей культуры – пшеницы – прогнозируется на уровне 20.5 млн тонн в 2020 году что на 8% выше среднегодового показателя за 2015-2019 гг. Также вырастет на 9% и достигнет объема в 8.3 млн тонн производство ячменя – второй по важности зерновой культуры Турции. В общей сложности в этом году Турция произведет почти 37 млн тонн зерновых, что на 7% выше среднего показателя за последние четыре года. Одновременно Турция сможет нарастить производство овощей и фруктов. Этих показателей удалось добиться благодаря благоприятным климатическим условиям в южных регионах страны. На общий прирост производства зерновых и другой продукции не смогли сильно повлиять и некоторые климатические катаклизмы (засуха) в центральных и восточных регионах Турции.

Отметим однако и негативный эффект пандемии на аграрное производство:  усиление инфляции и девальвация национальной валюты (в декабре 1 доллар стоил уже 7.8 турецких лир по сравнению с  4.6  еще в начале года) привело к существенному росту цен на сырье и удобрения. Цены на удобрения удвоились по сравнению с 2018 годом. Кроме того, несмотря на усилия правительства по сдерживанию ограничительных мер пандемии против аграрного сектора и фермерских хозяйств, имели место перебои в цепочках продовольственных поставок на местных и региональных рынках. Замедление международной торговли в целом и адресные санкционные и ограничительные меры отдельных стран также отразились заметно на перспективах развития турецкого агробизнеса.

Тем не менее, по мере восстановления мировой экономики и международной торговли в 2021 году прогнозы по наращиванию продовольственного экспорта Турции достаточно благоприятные. Всемирный банк прогнозирует восстановление экономического роста и прирост ВВП Турции в следующем году на уровне 4.1%. При этом общий экспорт зерновой продукции Турции может вырасти в 2021 году на 20% по сравнению с кризисным 2020 годом, но важнее – на 12% по сравнению со среднесрочным показателем за последние четыре года. Причем основу зернового экспорта Турции составляют уже переработанные продукты с высокой добавочной стоимостью – это пшеничная мука и другие виды готовой продукции. Примечательно, что для наращивания этого экспортного потенциала Турция активно закупает зерно в качестве сырья у других стран, особенно у России. В 2020-2021 году Турция закупит не менее 11 млн тонн зерновых для этих целей. Благодаря оптимизации производства и переработки зерна в стране (низкие издержки, дешевая рабочая сила и пр.) и благоприятной налоговой политике Турции удается производить высококонкуретную готовую продукцию на зерновом рынке и занимать лидирующие позиции по поставкам этой продукции в страны региона. Более 60% экспорта турецкой зерновой продукции поставляется в три соседние страны – Ирак, Cудан и Сирию, что позволяет Турции усиливать свое политическое и экономическое влияние в этих странах.

 

Резюмируя, в следующем году продовольственный сектор Турции предстоит пройти важную проверку на прочность. Новый всплеск пандемии коронавируса с одной стороны диктует необходимость дополнительного субсидирования фермеров, а с другой – сдерживает возможности модернизации аграрного сектора, доля которого в ВВП Турции составляет около 7%.

Как продемонстрировал текущий год, несмотря на декларативные заявления президента Р.Т.Эрдогана по поддержке продовольственного сектора на старте пандемии, реальная финансовая поддержка аграриев и особенно малого и среднего бизнеса ограничилась минимальными мерами. Это подтверждает анализ фискальных и монетарных мер, которые правительство принимало в разгар коронавирусного кризиса. При этом рост инфляции и цен на исходное сырье (семена, удобрения) и оборудование нивелировал рост реальных доходов фермерских хозяйств. Это было отчасти компенсировано успехами в производственном секторе – благодаря благоприятным климатическим условиям удалось нарастить производство зерновых и другой важной аграрной продукции.

С другой стороны, поставленные руководством Турции амбициозные задачи по реформированию всего экономического сектора, включая продовольственный, будут сдерживаться под воздействием пандемии и других внешних факторов. Маневрирование Анкары для обеспечения роста производительности аграрного сектора в будущем году выглядят достаточно ограниченно – на это не будет ни внешних инвестиций, ни доступа к рынку высокотехнологической продукции. Единственная, пожалуй, реальная мера в данном контексте – расконсервировать находящиеся в собственности правительства пашенные земли для интенсификации и наращивания аграрного производства в случае необходимости. Но здесь Анкара вновь наталкивается на объективные сложности – нехватку инвестиций для освоения новых земель и ограниченный доступ на внешние рынки из-за санкций ЕС и общих ограничительных мер пандемии. Так, в поисках новых торговых партнеров в декабре с.г. Турция заключила новое соглашение о свободной торговле с Великобританией, которое вступит в силу уже в 2021 году после окончательного оформления сделки по Брекситу и выхода Лондона из Евросоюза. Не стоит сбрасывать со счетов и фактор сирийских беженцев в Турции, который ложится тяжелым бременем на местную экономику и подрывает ее инновационное развитие, даже несмотря на огромные выплаты со стороны Евросоюза по содержанию этих беженцев.

51.47MB | MySQL:101 | 0,322sec