Ежегодный анализ INSS рисков для Государства Израиль. Часть 2

Ежегодный стратегический обзор угроз еврейскому государству, подготовленный Институтом исследований национальной безопасности при Тель-Авивском университете (Institute for National Security Studies, INSS), 6 января с.г. был представлен президенту Израиля Реувену Ривлину[i]. Это анализ основных аспектов стратегического положения страны, вызовов и возможностей с точки зрения национальной безопасности, а также предложения и политические рекомендации на 2021 год лицам, принимающим решения. Помимо международной ситуации с точки зрения возможных угроз Израилю, и внутренних проблем страны, эксперты ведущей израильской «фабрики мысли» анализируют ситуацию в регионе, в частности на «северном фронте»[ii].

Вызванный COVID-19 кризис стал продолжением региональных потрясений, которые подорвали Ближний Восток в последнее десятилетие, хотя и до пандемии регион характеризовался нестабильностью, неопределенностью и взрывоопасностью. Среди экспертов и наблюдателей наметился консенсус в отношении того, что регион находится в глубоком кризисе с историческими последствиями.

В докладе обозначены четыре лагеря на Ближнем Востоке: «иранская ось», прагматичные суннитские страны, джихадисты, суннитские исламисты. Но борьба идет по разным линиям разлома: между враждебными друг другу лагерями за установление регионального порядка; внутри отдельных государств, между правителями и частями общества на фоне фундаментальных социально-экономических проблем и вопросов идентичности, которые не были решены и даже обострились за последнее десятилетие. Пандемия в основном усугубила такие проблемы как безработица (особенно среди молодежи), неравенство, низкая производительность труда, коррупция, зависимость от продажи нефти и внешней помощи, что усугубляется ситуацией неопределенности.

В докладе отмечается, что в 2020 г. на фоне пандемии и последнего года президентства Д.Трампа в регионе произошел ряд изменений и событий: заключена серия соглашений о нормализации отношений между Израилем и странами суннитско-прагматической оси; ирано-шиитская ось утратила уверенность в себе, хотя все еще остается сплоченной, но более погруженной в свои внутренние проблемы; лагерь, возглавляемый Турцией, стал более агрессивным, что отражается в вовлеченности Анкары в ливийский конфликт и ее активности в Средиземноморском бассейне; прилагаются усилия по восстановлению и реорганизации джихадистских группировок.

Каждая ближневосточная страна по-своему выходит из кризиса, вызванного пандемией, но все решения краткосрочные, и в INSS полагают, что многим режимам будет сложнее справляться с теми проблемами, которые существовали до этого (например, с уровнем безработицы, который был высоким в некоторых странах и накануне кризиса). Главной особенностью 2019 г. называются широкомасштабные народные протесты в Судане и Алжире, где произошла смена правителей, а также в Египте, Ираке, Ливане и даже Иране. Массовые беспорядки прекратились с началом пандемии и, вероятно, возобновятся после ее завершения. В 2021 г. ожидается новая волна протестов или дальнейшая дестабилизация.

Израиль в последние годы закрепил свой региональный статус в качестве сильного союзника прагматичных суннитских государств. В докладе отмечается, что на фоне сильной озабоченности ближневосточных режимов внутренними проблемами и стратегическими соображениями, которыми они руководствуются в принятии решений, в 2020 г. стало очевидным, что тупик в израильско-палестинском политическом процессе больше не является препятствием для нормализации отношений с Израилем. Соглашения, подписанные в 2020 г. между Израилем и Объединенными Арабскими Эмиратами, Бахрейном и Суданом, а также заявление Марокко о намерении установить полноценные отношения с еврейским государством, стали возможными главным образом благодаря желаниям этих стран достичь определенных целей в сфере политики и безопасности при помощи администрации Трампа.

Эксперты INSS называют факт принятия Израиля в регионе прагматичным суннитским лагерем позитивным процессом, который способствует его национальной безопасности. В этом контексте возможно усиление фронта против Ирана. Однако, полагают они, израильское руководство должно учитывать, что практический вклад такого партнерства в противостояние с Ираном будет ограниченным, особенно в военной плоскости. Следует также иметь в виду, что у Израиля появятся проблемы, если, например, его новые союзники будут ожидать от него поддержки и участия в конфликтах, в которые они будут вовлечены.

Израиль продолжит прилагать усилия по нормализации отношений со странами региона, одновременно не допуская утраты своего качественного преимущества и не втягиваясь в конфликты, в которых у него нет особого интереса. В этом контексте считается правильным привлечение к ближневосточному сотрудничеству Египта, Иордании и Палестинской национальной администрации. Не исключается, что «предстоящий период также подходит для попытки повысить уровень отношений с Турцией, хотя вероятность успеха невелика».

Иран продолжает представлять самую серьезную угрозу безопасности Израиля, как продвижением ядерной программы, так и региональной деятельностью, несмотря на переживаемые Тегераном тяжелые времена (пандемия, экономический кризис из-за санкций США, падение цен на нефть, отсутствие помощи от международных организаций и растущее общественное недоверие к режиму, проявившееся в массовых акциях протеста).

В INSS отмечают, что ряд негативных для Ирана событий привел к усилению консервативных элементов в его политической системе во главе с Корпусом стражей исламской революции (КСИР), который продолжает усиливать контроль над государственным управлением и экономикой, пользуясь слабостью правительства. Предполагается, что эти тенденции наряду с усилиями 81-летнего верховного лидера Ирана Али Хаменеи (перед уходом с политической арены он пытается продвигать во властные структуры консерваторов) отразятся на результатах президентских выборах в Иране, которые состоятся в июне 2021 г.

Несмотря на сложное положение, полагают израильские эксперты, Иран продолжает продвигать свои интересы в регионе, создавая военную, политическую, экономическую и социальную инфраструктуры, которые обеспечат его долгосрочное влияние. Некоторые из этих инфраструктур направлены против Израиля. Однако Ирану все труднее синхронизировать и координировать элементы своей сферы влияния – Ирак, Сирию и Ливан, – которые также переживают внутренние кризисы. В Сирии президенту Башару Асаду трудно восстановить контроль над страной. В Ливане проблемы, с которыми сталкивается «Хизбалла», обостряются из-за сложной ситуации в стране и усиления как внутреннего, так и внешнего давления на нее. В Ираке есть потенциал для изменения баланса внутренних сил в направлении, которое может угрожать иранскому влиянию в этой стране.

В то же время, отмечается в докладе, Иран продолжает развивать свою ядерную программу, нарушая условия Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД) от 2015 г. Он предпринимает шаги, направленные на сокращение времени, необходимого для достижения военного ядерного потенциала, если будет принято такое решение, и защиту этого потенциала от нападения извне.

На фоне недавнего заявления иранского руководства о начале обогащения урана до 20%, что является небольшим техническим шагом до  обогащения урана до 90%, необходимого для создания ядерного оружия, в INSS считают «маловероятным» создание Тегераном бомбы в 2021 г.

Убийство Мохсена Фахризаде считается серьезным ударом для Ирана и его ядерной программы, хотя многолетнюю работу этого ученого вряд ли можно назвать успешной. Поэтому израильские эксперты опасаются, что ему на смену может прийти более талантливый специалист.

Избрание Дж.Байдена президентом США называется «позитивным событием для Ирана, во многом из-за ухода Трампа из Белого дома и намерения Байдена вернуться к ядерной сделке». В Иране уже обсуждается возвращение к соглашению 2015 г. (СВПД) и условия, на которых он будет готов его продлить. Эти условия включают: полную отмену антииранских санкций, введенных администрацией Трампа; утверждение всех деталей соглашения без изменений; удовлетворение иска о возмещении ущерба, нанесенного Ирану за последние годы. Вашингтон и Тегеран обсуждают сроки возобновления переговоров и необходимость их возобновления до выборов в Иране в июне 2021 г.

В INSS утверждают, что Израиль должен продолжать рассматривать завершение иранской военной ядерной программы как главную внешнюю угрозу своей безопасности, а активность Ирана в регионе – как вызов, который требует постоянного противодействия и ответных мер. В этом контексте израильское руководство должно выработать политику к ожидаемым переговорам между администрацией Байдена, международным сообществом и Ираном и определить жизненно важные интересы Израиля в контексте продления старого или заключения нового соглашения. Диалог с новым хозяином Белого дома важно вести осторожно и избегать публичной конфронтации с американской администрацией, деятельность которой не направлена на обеспечение израильской национальной безопасности. В докладе говорится: «смена администрации США и вступление в должность избранного президента Байдена требуют, чтобы Израиль нашел способы ведения диалога и оказания влияния, которые уменьшили бы риски потенциального возврата США к ошибочному ядерному соглашению [с Ираном]».

Эксперты INSS рекомендуют израильскому руководству обеспечить координацию с Соединенными Штатами, если они возобновят переговоры с Тегераном, чтобы гарантировать заключение выгодной Израилю сделки и противодействовать «пагубному влиянию Ирана в регионе в целом». Они полагают, что новое ядерное соглашение с Ираном должно включать в так называемых «пунктах об истечении срока действия» «существенное продление» сроков снятия определенных санкций с Тегерана в случае соблюдения им условий соглашения. Они также выступают за введение более строгого режима инспекций и ограничение иранских исследований и разработок.

В то же время эксперты института – в основном отставные  офицеры ЦАХАЛа, Моссада и Министерства обороны – рекомендуют израильскому руководству подготовиться к тому, что для предотвращения разработки иранской ядерной бомбы потребуется реализовать «надежный военный вариант» в свете намерения Байдена повторно заключить ядерную сделку с Тегераном. Этот вариант силового противодействия Ирану, подготовленный как продолжение военной «кампании между войнами», будет направлен не только на противодействие Ирану, но и растущим угрозам со стороны Йемена и района Красного моря.

Эксперты INSS отметили в своем докладе, что неспособность противостоять израильским атакам на иранские объекты в Сирии заставила Тегеран переключиться на киберпространство в попытке нанести вред израильской водопроводной сети, а также банковской системе и другим израильским гражданским организациям. Атаки сигнализируют о том, что гражданский сектор в Израиле является слабым местом, и этим необходимо заняться.

В целом, согласно оценке экспертов института, национальная безопасность Израиля с точки зрения внешних угроз в 2021 г. обеспечена относительно хорошо. Израильская армия создала достаточно средств сдерживания «Хизбаллы», правящего в секторе Газа ХАМАСа и иранских прокси в Сирии. Эти группы вряд ли намеренно инициируют конфликт с Израилем, хотя остается вероятность того, что боевые действия все равно могут начаться в результате просчета или недоразумения.

Тем не менее, в INSS предупреждают, что «Первая северная война» против всех вместе взятых иранских прокси и союзников в Ливане, Сирии, Ираке и Йемене представляет собой самую серьезную военную угрозу, с которой может столкнуться Израиль. В аналитическом центре заявляют, что израильская армия должна быть готова именно к этой войне. Израильское правительство должно обеспечить, чтобы общественность знала о ее характере и возможных последствиях, включая серьезный ущерб гражданскому тылу. «В этом году Израилю снова придется проявить решимость и продолжить активные операции по ослаблению возглавляемой Ираном шиитской оси, чтобы помешать ей создавать и укреплять военные позиции вблизи Израиля», – говорится в докладе INSS.

Имеется в виду деятельность шиитской радикальной оси, в частности, создание военных форпостов «Хизбаллы» на Голанских высотах как части иранской «военной машины». Отмечается, что с точки зрения планов иранцев этот процесс идет медленно из-за ряда факторов: убийства Касема Сулеймани, командира «Аль-Кудс», спецподразделения КСИР; израильской военной «кампании между войнами»; американской политики «максимального давления» на Иран; и борьбу в Иране с пандемией коронавируса.

Что касается Сирии, по оценкам INSS, восстановление страны откладывается, т.к. для этого потребуется несколько сотен миллиардов долларов и много лет. Но некому возложить это бремя на себя. Иностранные игроки усиливают свое присутствие на сирийской территории. В дополнение к России и Ирану, которые имеют свои собственные причины для поддержки президента Асада, Турция также готовится к тому, чтобы закрепиться на севере Сирии, где пытается установить свой военный, экономический, социальный и культурный контроль. У Соединенных Штатов есть небольшой воинский контингент на северо-востоке и юге Сирии, но неясно, как долго это продолжится.

По поводу Ливана в докладе говорится, что он находится в эпицентре экономического, политического, правительственного кризиса и переживает серьезнейшие проблемы в области здравоохранения. Кризис затронул «Хизбаллу», но на данный момент организация сохраняет свой статус и пытается нейтрализовать политические и экономические реформы, которые нанесут ей вред. В результате, вероятно, Ливан не получит международной помощи. В то же время «Хизбалла» продолжает наращивать военную мощь при содействии Ирана, реализуя программу высокоточных ракет, а также совершенствуя свои способности осуществлять наземное наступление на израильскую территорию. Между Ливаном и Израилем начались переговоры по морской границе, но они зашли в тупик накануне смены администрации в США.

В INSS полагают, что Израиль должен разработать стратегию, чтобы предотвратить попытки Ирана и «Хизбаллы» произвести высокоточные ракеты, которые являются более серьезной проблемой для израильской ПРО, чем простые ракеты, которые в настоящее время есть в арсенале этой ливанской шиитской организации. Считается, что в настоящее время «Хизбалла» обладает уже сотнями таких ракет. Представители израильского Министерства обороны назвали широкомасштабное производство этого оружия второй по значимости угрозой для страны после иранского ядерного оружия.

Для борьбы с угрозой применения высокоточных ракет в INSS предлагают и дальше наносить удары по Сирии, чтобы помешать поставкам оружия; совершенствовать системы ПРО; и, при необходимости, нанести превентивные удары. В то же время подчеркивается необходимость инициировать политические шаги и приложить усилия по обеспечению безопасности, чтобы предотвратить войну, используя другие альтернативы для продвижения интересов Израиля на северном фронте.

[i] President Rivlin Receives INSS 2021 National Assessment // INSS. 06.01.2021 — https://www.inss.org.il/president-rivlin-receives-inss-2021-national-assessment/

[ii] Стратегические исследования Израиля 2020-2021. Год вакцинации? Внутренние и внешние вызовы национальной безопасности // INSS — https://www.inss.org.il/he/wp-content/uploads/sites/2/2021/01/StrategicAssessment20-21_HEB_web.pdf (на иврите)

51.9MB | MySQL:101 | 0,438sec