О перспективах сомалийской экономики в 2021 году в контексте политических угроз

Несмотря на сохранение сложной экономической ситуации и бедности в стране, Сомали в течение прошлого года в принципе удалось смягчить последствия пандемии коронавируса на социально-экономическую систему и с оптимизмом планировать экономический рост в 2021 году. В конце прошлого года Всемирный банк скорректировал первоначальный прогноз уровня сокращения ВВП Сомали в период пандемии с 2.5% (оценки за июнь) до 1.5%. С учетом преодоления пика заболеваемости и плавной отмены основных внутренних экономических, торговых и иных ограничений правительство Сомали могло бы рассчитывать на достаточно оптимистичный сценарий экономического роста в 2021 году.

Однако здесь вмешались весомые политические факторы, которые способны скорректировать эти прогнозы и торпедировать экономический рост Сомали в предстоящем году. Главные из них – возникший в декабре новый очаг напряженности с соседней Кенией и завершившийся в январе с.г. окончательный вывод американских войск из Сомали, который был реализован в рамках большой стратегии администрации Д.Трампа по Ближнему Востоку. На этом фоне в последние месяцы в Сомали наблюдается активизация террористической активности связанной с «Аль-Каидой» (запрещена в России) экстремистской организации «Аш-Шабаб», что создает непосредственную угрозу сомалийской столице Могадишо. Наконец, буквально через месяц важнейшим внутриполитическим вызовом для Сомали на этом фоне станут общенациональные выборы в феврале-марте с.г.

Рассмотрим эти политические факторы в деталях. В декабре прошлого года возник новый очаг напряженности на Африканском Роге – до предела накалились отношения Сомали с соседней Кенией, что вылилось в разрыв дипломатических отношений и демарши с обеих сторон. Тогда инициатором разрыва выступило руководство Сомали, обвинив Кению в прямом вмешательстве в свои внутренние дела и в подрыве суверенитета. Причиной стало активное покровительство со стороны кенийских властей руководства Джубаленда – одной из пяти так называемых «полуавтономных» провинций сомалийской конфедерации. Президент Джубаленда – А.Мадобе, отстранения которого от власти добивается официальный Могадишо – является важным союзником Найроби.

Переход сомалийско-кенийского конфликта в более затяжную фазу может стать угрозой экономического развития Сомали, с учетом тесных экономических связей двух соседей, геополитической важности и протяженности общей границы. Приостановка торговых отношений между двумя странами в долгосрочном периоде может оказать сильное воздействие на экономику Сомали. Более того, в Сомали находятся десятки тысяч кенийских временных работников, а кенийский бизнес играет важную роль в функционировании целого ряда секторов сомалийской экономики – сферы услуг, гуманитарного содействия и медицины. С политической точки зрения Кения является одним из главных участников миротворческой миссии Африканского союза в Сомали, выступая в качестве важной опоры сомалийских властей в их борьбе против террористов движения «Аш-Шабаб».

Наконец, отдельного внимания в контексте сомалийско-кенийских отношений является участие кенийской армии в миротворческой миссии Афросоюза в Сомали. В частности, кенийский контингент в Сомали подвергается критике за якобы нанесение ударов по телекоммуникационным вышкам, под предлогом радиолокационной и информационной войны против экстремистов «Аш-Шабаб» и их средств связи. На официальном уровне Найроби отрицает свою причастность к этому. Тем не менее, удар чувствительный, поскольку эти вышки не только обеспечивают связь, но и играют важную роль в местной экономике поскольку используются для денежных операций и переводов, в том числе от сомалийских трудовых мигрантов из-за рубежа. А эти денежные поступления в свою очередь составляют ежегодно 1 млрд долларов, что равно порядка 20% ВВП страны.

Теперь что касается фактора общенациональных выборов, которые поистине станут проверкой на  прочность устойчивости всей экономической системы страны. Сроки парламентских и президентских выборов неоднократно сдвигались и теперь должны состояться соответственно в феврале и марте 2021 года. Здесь пока нет четкой определенности, несмотря на давление со стороны ООН и заверения сомалийского президента Формаджо.  Разумеется, фактор выборов, особенно в случае их очередного переноса – важнейший триггер воздействия на перспективы экономического развития страны в этом году.

Действующий президент Формаджо пытается всеми силами сохранить власть в своих руках и активно занят поиском внешнего врага. Возможно, именно с этим связано и появление кенийского сюжета и обострения двусторонних отношений. Аналогичный эпизод но уже с другим соседом – Эфиопией – имел место при предыдущем избрании Формаджо на президентских выборах в 2016 году.

Наконец, фактор американской политики в Сомали окажет важнейшее воздействие на экономические перспективы в этом году. Администрация Д.Трампа завершит полностью вывод войск из Сомали в конце января, в весьма критический для властей исторический период накануне президентских выборов. Курс вступающего в должность 20 января президента Дж.Байдена и его команды на африканском направлении и особенно в ключевых конфликтных точках коей является Сомали пока не определен. Вряд ли это будет первостепенным приоритетом новой администрации в Вашингтоне, однако вероятность возвращения американского военного присутствия  в Сомали в среднесрочной перспективе исключать не стоит.

Таким образом, несмотря на в целом благоприятные стартовые позиции сомалийской экономики в нынешнем году, связанные с относительно безболезненным преодолением пандемии и ее социально-экономических последствий, перспективы на 2021 год достаточно туманные. И зависеть они будут в первую очередь от вышеобозначенных политических факторов внутри и вокруг Сомали.

Разумеется, многое будет зависеть и от собственно экономических успехов правительства в реализации нового национального плана развития на 2021-2024 гг., в центре которого развитие и расширение животноводческого экспорта, устойчивое развитие аграрного производства для укрепления продовольственной безопасности, а также торговля, транспорт, строительство. Развиваются и новые перспективные сектора экономики – телекоммуникации, финансы и нефтегазовая отрасль. Однако в ближайшие годы животноводство и аграрный сектор по-прежнему составляет основу ВВП и экспорта страны. Так, в 2019 году доля аграрной продукции в сомалийском экспорте составила 409 из 675 млн долларов. При этом совокупный импорт оказался в пять раз выше и достиг 3.5 млрд долларов США, большую часть которого составил импорт продовольствия для внутренних нужд.

Если исключить шоковое воздействие политических факторов, сомалийская экономика могла бы вернуться к устойчивому росту с 2021 года на уровне 3% в год. Однако такие темпы экономического явно недостаточны с учетом демографического фактора – прирост населения составляет не менее 2.9% в год, поэтому совокупного увеличения благосостояния на душу населения не произойдет.

Главным бичом социально-экономического развития Сомали по-прежнему является массовая бедность. 69% местного населения страны продолжают существовать на доходы менее 1.9 долларов в день на душу населения. По данным экспертных опросов, среди главных причин бедности в Сомали на первом месте как раз фактор политической нестабильности и конфликта. Далее следуют такие решающие факторы как природные катаклизмы, нестабильность и отсутствие правового поля и слабая управленческая система. Чисто экономические причины – высокая безработица, недостаточные инвестиции, слабый уровень образования – все это имеет второстепенное значение перед политическими аспектами.

Тем не менее, благодаря прогессу в проведении экономических реформ и сопутствующим благоприятным природным условиям в стране удавалось обеспечить поступательный рост в течение 2018-2020 гг., до начала пандемии. В 2021 году правительство рассчитывает укрепить этот тренд, обеспечить рост налоговых поступлений и снизить безработицу. Благодаря налоговой реформе правительству удалось повысить статистику поступаемости налоговых доходов и диверсифицировать источники дохода бюджета, ослабив таким образом зависимость от таможенных пошлин и сборов.  Этот курс будет также продолжен в нынешнем году.

При этом, однако, социальная политика правительства остается традиционно слабой. До пандемии ежегодные расходы бюджета на социальную поддержку населения составляли всего 26-30 млн долларов. В течение прошлого года власти приняли ряд мер по облегчению налоговой нагрузки на ключевые виды продовольственной номенклатуры (включая рис), и сняли ограничения на импорт риса из Вьетнама. При этом основная ставка по-прежнему делается на донорскую поддержку по линии международных кредитно-финансовых институтов и на гуманитарную помощь по каналам ООН. За счет этой поддержки в 2020 году центральный банк предоставил кредитное плечо средним и малым предприятиям через коммерческие банки.  По каналам гуманитарной помощи с января по май 2021 года при содействии ООН будет обеспечено продовольственной помощью 2.5 млн человек, которые находятся в наиболее критической стадии (фаза 3 и выше по пятибальной международной шкале классификации продовольственной безопасности IPC).

Резюмируя – несмотря на относительно успешное преодоление властями Сомали пандемии коронавируса в 2020 году, перспективы развития экономики во многом будут обусловлены рядом внутренних и внешнеполитических факторов, особенно в контексте предстоящих общенациональных выборов в стране.

51.51MB | MySQL:101 | 0,330sec