Стремительная радикализация школьников-мусульман во Франции и новый облик ислама

Немногим более 3-х месяцев прошло с тех пор, как в одном из парижских пригородов выходцем из Чечни Абдуллахом Анзоровым был обезглавлен школьный учитель истории Самюэль Пати, показавший школьникам карикатуры на пророка Мухаммеда в образовательным целях, а проблема радикализации исламских общин во Франции и в Европе вообще, кажется, вновь выпала из поля зрения властей государств Европейского союза будто что-то совсем не стоящее внимания. Между тем, из разных частей французского социума поступает множество довольно отчётливых сигналов о том, что процессы радикализации мусульман становятся все более угрожающими (в буквальном вербальном смысле) и протекают гораздо быстрее.

Так, теперь при любом поведении учителя, которое по каким-либо причинам не устраивает школьника-мусульманина, последний может прямо сказать преподавателю: «Мой отец вас обезглавит». Именно так, например, поступил 11-летний(!) ученик колледжа Пьер Мендес-Франса в Сомюре, которому за неподобающее поведение в классе сделала замечание учительница французского языка. Мальчик не извинился и не вернулся к работе, которой занимались его одноклассники, а хладнокровно потребовал, чтобы учительница говорила с ним как подобает (очевидно, подразумевая, как это принято в семьях выходцев из традиционных обществ, что она, женщина, не ровня ему, мужчине), иначе «его отец придет и обезглавит ее».

В старшей школе Калюир-Э-Кюир, недалеко от Лиона, учащийся угрожал «отрезать голову» преподавателю. В Альбервилле группа из четырех десятилеток заявила в классе, что «учитель заслуживает смерти». Профессор юридического факультета в Университете Экс-Марсель Каролин Л. начала получать бесчисленные угрозы жизни просто за то, что выступая перед студентами сказала: «В исламе нет свободы совести. Если вы родились от отца-мусульманина, вы мусульманин на всю жизнь». В Рьоме (департамент Пюи-де-Дом) властям и вовсе пришлось 11 января закрыть старшую школу Пьера Жюля Бронте из-за многочисленных смертельных угроз, поступавших учителям.

Количество таких инцидентов с каждым месяцем нарастает как лавина, что подтвердил даже министр образования Жан-Мишель Бланке, заявивший, что со времени обезглавливания в октябре 2020 г. Самюэля Пати во французских учебных заведениях произошло более 800 подобных исламистских инцидентов. Однако вместо того, чтобы работать с проблемой стремительной радикализации юных мусульман страны, французские власти считают лучшим решением спрятать голову в песок, что демонстрирует ситуация с 17-летней Милой О.

В январе 2020 г. она стала объектом травли и угроз со стороны мусульман в соцсетях, после того как ответила, что не пойдет на свидание с пригласившим ее в комментариях к посту мусульманином, потому что она гей. «Ухажёр» в ответ на это назвал ее «грязной лесбиянкой», после чего Мила вышла в эфир с эмоциональным видео, в котором раскритиковала ислам и Коран за нетолерантность к альтернативной точке зрения. Само собой, после такого мусульманами была предрешена участь девушки, что заставило ее скрываться и менять школы. В конце концов, она оказалась в военной школе, руководство которой, однако, узнав подробности истории, сразу же исключило девушку, посчитав ее потенциальной угрозой для безопасности студентов. «Если даже армия не может защитить ее и позволить ей продолжить образование, то что можем сделать мы, ее родители»? – прокомментировал ситуацию изданию La Depeche отец девушки.

Такой взрывной рост популярности исламистской риторики и действий среди мусульман-подростков не должен вызывать удивления. Информация, новые веяния, доминирующий тип поведения быстрее всего распространяются среди молодежи, даже среди самых юных – школьников. А французские школьники-мусульмане прекрасно видят, что власти страны по сути никак не реагируют на инциденты, подобные убийству Самюэля Пати, видят, что бравурная риторика Эммануэля Макрона времен октября 2020 г. так и осталась риторикой. Вывод, который может сделать из этой ситуации среднестатистический школьник, прост и очевиден: власть, учащая их французскому языку, слаба, а сила на стороне тех, кто призывает к обезглавливанию инакомыслящих и приводит свои угрозы в исполнение.

Видят они и культ святого, сродни языческому (что в исламе вообще-то, мягко говоря, не поощряется), который возник вокруг фигуры убийцы Абдуллаха Анзорова на его исторической родине, в Чечне. Даже если французские СМИ не уделили этому внимания, наверняка через чеченские общины в Пятой республике по стране в мгновение ока распространилась информация о том, что в чеченском селе Шалажи соответствующей табличкой одна из улиц переименована в «улицу Абдуллаха Анзорова», пусть, вероятно, неофициально. А местные жители выкладывают фото в соцсети с подписями в духе «улица настоящего мужчины», «улица мученика», «улица святого». Более того, по другим данным, тело Анзорова вообще было доставлено в Чечню (откуда его родственники сбежали во Францию из-за поддержки сепаратистов, когда подросток был ещё ребенком) и захоронено там с большими почестями.

Все происходящее сегодня во французских учебных заведениях, спровоцированное резней, устроенной чеченцем-подростком, вполне органично укладывается в долгосрочную стратегию, которая ещё в 2015 г. была озвучена представителями экстремистской группировки «Исламское государство» (ИГ, запрещена в РФ). Тогда выдержки из онлайн-журнала экстремистов Dar Al-Islam цитировали французская газета Le Monde. Согласно им, французская (и шире — западная) школа «навязывает развращенный образ мышления, установленный иудео-масонством, культивирует в ребенке невежество и моральное разложение до тех пор, пока он, прикованный к своим самым гнусным инстинктам, не станет рабом истинных хозяев Запада: развращающих евреев». Само собой, выход из такой ситуации исламистам виделся один – массовая резня учителей и работников социальных служб.

Сегодня эту точку зрения по всей Франции уже разделяют тысячи учеников, начиная с десятилетнего возраста. Вне зависимости от того, каким ислам является на самом деле, прямо сейчас на наших глазах французские, чеченские и прочие подростки-мусульмане стремительно формируют современный облик ислама, то, каким его и будут в обозримом будущем воспринимать немусульмане по всему миру: крайне агрессивной религией, требующей и угрожающей немедленно обезглавить любого, кто не разделяет принципы дар уль-ислам (территории ислама, каким его понимают экстремисты из ИГ), то есть по сути любого немусульманина. И случаи Самюэля Пати и других убитых мусульманами французов демонстрируют, что такие угрозы немедленно приводятся в исполнение.

51.32MB | MySQL:101 | 0,329sec