Ситуация в Марокко: декабрь 2020 г.

1 декабря побывавшая в Рабате с 2-хдневным визитом еврокомиссар по внутренним делам Ильва Йохансон заявила, что Евросоюз хотел бы улучшить сотрудничество с Марокко по вопросам экстрадиции незаконных иммигрантов из королевства при одновременном параллельном обсуждении облегчения процедуры выдачи виз для въезда в страны ЕС. Тем самым она продолжила тему реадмиссии, поднятую неделей ранее в Марокко главой МВД Испании Фернандо Гранд-Марласка.

Еврокомиссар сообщила, что в 2020 году поток нелегалов на испанские Канарские острова увеличился более чем на 1000%, при этом более половины из них были марокканцы.

7 декабря Франция и Марокко подписали соглашение, предусматривающее возвращение несовершеннолетних незаконных иммигрантов, которые не сопровождаются родителями, в страны их происхождения. Документ подписали в Рабате министр юстиции Франции Эрик Дюпон-Моретти и его марокканский коллега Мухаммед бен Абделькадер. Его текст не публиковался.

По данным французских властей, в настоящее время в стране находятся от 16 до 40 тысяч несовершеннолетних иммигрантов, находящихся там без сопровождения родителей. Многие из них – марокканцы.

Французский министр до вхождения в правительство работал в качестве адвоката – советника королевского дворца. Он занимался такими делами, как развод короля Мухаммеда VI, шантаж монарха двумя французскими журналистами, написавшими книгу, не очень удобную для короля.

3 декабря действующее в Марокко с середины марта санитарное чрезвычайное положение было продлено еще на месяц вплоть до 10 января 2021г. К тому дню в королевстве было официально зафиксировано 364190 заболевших коронавирусом, из них 5985 скончались. Власти рассчитывали приступить до конца декабря к кампании по вакцинации населения с тем, чтобы за 3 месяца вакцинировать 20 млн трудоспособных марокканцев. При этом ставка делалась на китайскую вакцину Sinopharm, британскую AstraZeneca и российскую Спутник V.

14 декабря стало известно о кончине в Марокко от коронавируса депутата ливийского парламента Омара Гармиля. Он оказался в королевстве в конце ноября для участия в межливийских переговорах, проходивших в Танжере. В них участвовали 120 депутатов Палаты представителей. По их завершении О.Гармиль был госпитализирован в Танжере. По имеющимся данным, О.Гармиль относился к той группе парламентариев, которая поддерживает восточное и правительство и базируется в Тобруке. К тому дню в Марокко насчитывалось около 400 тысяч заразившихся коронавирусом, 6624 из них скончались. Ежедневно фиксировалось свыше 2 тысяч новых заболевших.

21 декабря для сдерживания распространения коронаируса марокканские власти ввели на 3 недели ночной комендантский час с 21 до 6 часов, а также ряд других ограничений. В частности, на указанный срок были полностью закрыты рестораны в крупных городах – Касабланке, Марракеше, Агадире и Танжере.

24 декабря правительство Марокко объявило, что заказало 65 млн доз вакцин Sinopharm и AstraZeneca для вакцинации … 25 млн человек из 35-миллионного населения.

В декабре ничего не изменилось в мутной ситуации вокруг пограничного перехода Гергюэрат, контроль над которым установили марокканские власти 13 ноября, прервав тем самым 3-недельную блокаду сепаратистами Фронта ПОЛИСАРИО автодороги на Мавританию. Сепаратисты регулярно утверждали об обстрелах позиций марокканских войск, но их не подтверждали марокканские власти. По некоторым не подтвержденным официально данным, за месяц сепаратисты выпустили свыше 185 артиллерийских и реактивных снарядов в сторону марокканских позиций.

10 декабря президент Дональд Трамп объявил, что Марокко обязалось нормализовать отношения с Израилем, как ранее это сделали три другие арабские страны – ОАЭ, Бахрейн и Судан. Д.Трамп также сообщил, что – очевидно, взамен – он подписал указ о признании марокканского суверенитета над Западной Сахарой. При этом он утверждал, что «серьезное, дееспособное и реалистичное предложение Марокко относительно плана автономии (сахарских провинций) является единственной базой для справедливого решения, способного гарантировать мир и благополучие».

В тот же день премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху приветствовал «историческое» соглашение о нормализации отношений в Марокко. Он утверждал, что уже в ближайшее время будет налажено прямое воздушное сообщение между двумя странами. По его словам, первоначально дипломатические отношения между двумя странами будут установлены на уровне бюро по связям.

Со своей стороны королевский дворец подтвердил намерение «восстановить дипломатические отношения» с Израилем «в наиболее кратчайшие сроки». Он назвал «историческим» решение Вашингтона о признании марокканского суверенитета над территорией Западной Сахары. Он же заверил, что «эти меры никоим образом не повлияют на постоянное обязательство Марокко поддерживать правое дело палестинцев».

23 декабря король Мухаммед VI в послании главе Палестинской национальной администрации Махмуду Аббасу вновь подтвердил свое «постоянное» обязательство «защищать законные права палестинского народа».

В 90-е годы прошлого столетия Марокко и Израиль поддерживали дипотношения на уровне бюро по связям. Эти учреждения были закрыты в начале 2000-х годов. Марокканская еврейская община в Израиле – вторая по численности после российской. Ее численность – около 700 тысяч человек. До пандемии Марокко ежегодно посещали от 50 до 70 тысяч евреев, главным образом – из Израиля.

Понятно, что уже 10 января сепаратистский Фронт ПОЛИСАРИО осудил решение Д.Трампа, пообещав продолжить борьбу «вплоть до полного вывода марокканских оккупационных войск» с территории сахарских провинций.

Со своей стороны Москва осудила решение Д.Трампа о признании марокканского суверенитета над Западной Сахарой, заявив, что этот шаг «полностью выпадает из рамок международного права».

14 декабря Бахрейн и Гаити открыли свои консульства в сахарских провинциях. Бахрейн выбрал для его базирования г.Эль-Аюн – административных центр сахарских провинций. Гаити – портовый город Дахла.

С конца 2019 г. до 20 стран уже открыли свои диппредставительства в Эль-Аюне и Дахле, что вызвало протесты со стороны Фронта ПОЛИСАРИО.

22 декабря первый прямой коммерческий авиарейс прибыл из Тель-Авива в Рабат. На его борту в Марокко прибыла, в частности, израильская официальная делегация. По итогам ее визита были подписаны 4 соглашения о сотрудничестве в сферах водного хозяйства, воздушного транспорта, финансов и отмене виз для дипломатов. Одновременно стало известно об обещании США выделить 3 млрд долларов «на финансовую и техническую поддержку частных инвестиционных проектов» в Марокко и в Африке южнее Сахары, «в координации с марокканскими партнерами».

25 декабря Б.Нетаньяху в ходе телефонного разговора пригласил короля Мухаммеда VI посетить Израиль.

4 декабря марокканская полиция объявила об аресте в Тетуане 3 лиц, подозреваемых в «террористических проектах» и связях с «Исламским государством» (ИГ, запрещено в РФ). Аресты были произведены Центральным бюро криминальных расследований. По данным ведомства, подозреваемые ранее провели разведку предполагаемых целей. У них были обнаружены запасы реагентов, необходимых для производства взрывчатки. Родственник одного из арестованных является действующим боевиком ИГ в Сирии или Ираке.

18 декабря в Рабате была открыта штаб-квартира Африканской организации по наблюдению за миграциями (ОАМ), учрежденной Африканским союзом для изучения миграционных потоков. Согласно данным 2018г., 80% мигрантов из стран Африки остаются на континенте, и только 12% стремятся попасть в Европу. Наибольшее число мигрантов направляется в ЮАР, Кот-д`Ивуар и Нигерию.

В декабре стало известно, что в ближайшее время королевские ВВС получат на вооружение 4 ударных беспилотных летательных аппарата (БПЛА) Reaper MQ-9B SeaGuardian американского производства. Таким образом Марокко станет третьей страной Северной Африки после Египта и Алжира, которая получит ударные БПЛА, и второй арабской страной после ОАЭ, которая получит БПЛА Reaper. До настоящего времени Марокко располагало только разведывательными БПЛА американского и израильского производства.

Известно, что закупаемая Марокко версия БПЛА Reaper может использоваться как для борьбы с надводными и подводными целями, так и нанесения ударов по наземным целям. Стоимость одного БПЛА без оружия составляет 32 млн долларов. Он может находиться в воздухе до 40 часов и лететь на высоте до 12 тысяч метров.

В итоге – можно только поздравить марокканскую дипломатию, заручившуюся американской поддержкой в вопросе марокканской принадлежности сахарских провинций. Не зря в Марокко назвали свершившееся «историческим дипломатическим прорывом». Фактически для Рабата проблема решена (если не изменится позиция Вашингтона при новой администрации). Считается, правда, что Дж.Байден не захочет возвращаться к вопросу о признании марокканского суверенитета над сахарскими провинциями с тем, чтобы не навредить отношениям с Марокко и Израилем. Теперь многое будет зависеть от Алжира – захочет ли он пойти на открытую конфронтацию со своим соседом и США?

55.81MB | MySQL:105 | 2,081sec