Тысяча дней Эхуда Ольмерта

21 сентября с.г. премьер-министр Израиля Эхуд Ольмерт подал президенту страны Шимону Пересу прошение об отставке. Это случилось в первый же рабочий день после выборов председателя партии «Кадима», прошедших 18 сентября, в которых Эхуд Ольмерт участия не принимал. С минимальным перевесом в 431 голос победу одержала министр иностранных дел и первый вице-премьер Ципи Ливни (ее поддержали 43,1% пришедших на избирательные участки членов партии, тогда как главного конкурента, министра транспорта и вице-премьера Шауля Мофаза – 42,0%), и уже 22 сентября президент поручил ей формирование нового, тридцать второго правительства Государства Израиль. К 21 сентября Э. Ольмерт проработал премьером 990 дней; с 21 сентября он, оставаясь на этом посту, стал главой переходного правительства, которое вскоре уступит место новому кабинету министров. Не исключено, хотя и достаточно маловероятно в нынешней ситуации, что Ц. Ливни сформировать правительство не удастся, будут объявлены досрочные выборы, и тогда переходное правительство Э. Ольмерта просуществует еще несколько месяцев. Шансы на это, повторим, невелики. Политическая карьера Эхуда Ольмерта – первого премьер-министра Израиля, ушедшего в отставку не в связи с поражением на выборах или в связи с преклонным возрастом, а из-за многочисленных полицейских расследований по подозрению в финансовых правонарушениях, – подходит к концу.

Правление Эхуда Ольмерта не было очень долгим, но, принимая во внимание то, как оно проходило, вызывает удивление тот факт, что удержаться у власти ему удалось почти три года. После второй ливанской войны, бесславно закончившейся в середине августа 2006 года, почти всем казалось, что скорый уход Э. Ольмерта неминуем. Он сумел, однако, продержаться на своем посту еще более двух лет.

Эхуд Ольмерт пришел к власти довольно случайно. 4 января 2006 года у премьер-министра Ариэля Шарона произошло кровоизлияние в мозг, что привело к его госпитализации, и впадение в кому, из которой он до сих пор не вышел. Согласно израильским законам, исполнять обязанности главы правительства должен был первый заместитель – этот пост и принадлежал занявшему аж 32-е (!) место на внутрипартийных выборах в Ликуде в 2003 году Эхуду Ольмерту. Многим не без оснований казалось, что А. Шарон назначил первым замом Э. Ольмерта именно в связи с отсутствием у последнего премьерских амбиций. Человек, занявший 32-е место, казалось, должен был быть счастлив, что оказался в правительстве на втором по значимости посту, не претендуя на большее. Судьба распорядилась иначе. При этом столь случайное восхождение Э. Ольмерта на политический олимп Израиля практически не вызвало возражений: никто из соратников и сторонников Ариэля Шарона как по его правительству, так и по созданной им партии «Кадима» не пытался оспорить позиции Э. Ольмерта, ставшего новым лидером созданной менее чем за два месяца до этого партии.

Прошедшие 28 марта 2006 года парламентские выборы привели к победе Кадимы, хотя и менее триумфальной, чем надеялись ее создатели. Партия претендовала на 35–40 мандатов в 120-местном кнесете, а по итогам выборов сумела провести в парламент лишь 29 депутатов. Однако для центристской партии, в качестве каковой себя позиционировала Кадима, это был впечатляющей успех, учитывая, что она стала первой за всю историю страны центристской партией, которой удалось стать правящей. Полученные ею 690901 голосов (22% всего числа пришедших на выборы избирателей) позволили Эхуду Ольмерту стать полноценным премьером, занявшим этот пост не по праву наследника, а по воле избирателей, хотя Кадима и пришла к одному из самых низких результатов, полученных крупнейшей фракции в кнесете за всю историю парламентских выборов в Израиле (исключение составляют лишь выборы 1999 года, когда партия Труда получила 27 мандатов, ставших абсолютным минимумом). При этом, как показывает анализ выборов, несмотря на победу на парламентских выборах, Кадиму в массовом порядке не поддержали ни арабы, ни бедуины, ни русскоязычные граждане, ни поселенцы, ни еврейские религиозные ортодоксы, ни сефардские традиционалисты, ни другие жители так называемых городов развития на периферии, ни даже кибуцники» [1]. Успех был обеспечен только за счет суммарного накопления голосов, получаемых из каждого сектора израильского общества, и поддержки «первого Израиля», потомков иммигрантов второй-четвертой волн репатриации, проживающих в основном в средиземноморских городах Тель-Авиве и Хайфе и их благополучных пригородах. Стоит заметить, что поддержка той части населения, которая проголосовала за Кадиму, была получена не благодаря каким-то личным харизматическим талантам Эхуда Ольмерта, а исключено за счет того, что партия воспринималась как партия Ариэля Шарона, на чьем политическом потенциале и удалось придти к власти его наследнику.

Сформированное Ольмертом коалиционное правительство представляло собой винегрет из разноликих политических персонажей, оказавшихся, как и их начальник, случайными в нем. Министры нового, 31-го по счету правительства отличались завидной некомпетентностью и профнепригодностью на занимаемых ими должностях. Министр обороны не умеет пользоваться военным биноклем, министром образования оказывается человек, не имеющий высшего образования, а главой Министерства промышленности и занятости становится человек, который всю свою жизнь изучал Тору и Талмуд и понятия не имел о том, как работают заводы и фабрики. Поэтому справедливо отмечалось ранее, что «крайне сомнительно, чтобы столь непрофессионально подобранное правительство было адекватно тем задачам, которые сегодня стоят перед Государством Израиль» [2].

Несмотря на подобную несуразность, Эхуд Ольмерт проявил себя решительным человеком, способным продемонстрировать политическую волю, когда это нужно для государства. Первый раз это произошло в марте 2006 года, когда он санкционировал штурм тюрьмы в Иерихоне, чтобы перевести в израильскую тюрьму Ахмеда Саадата, лидера Народного фронта освобождения Палестины, приговоренного за убийство министра туризма Рехавама Зеэви (погиб в 2001 году), что могло привести к неслыханным последствиям на палестинских территориях. Поводом для этого действия стало намерение освободить Саадата из этой палестинской тюрьмы (он был отправлен отбывать свое наказание туда по соглашению между США, Великобританией и Израилем от 2002 года). Так как Саадат был избран депутатом палестинского парламента на выборах в январе 2006 года, то Махмуд Аббас высказал намерение амнистировать по этому случаю лидера НФОП. Если бы подобное произошло, это означало бы полную безнаказанность любого террориста, убивавшего не только простых граждан Израиля, но даже и его министров. Поэтому Эхуд Ольмерт отдает приказ о штурме иерихонской тюрьмы, чтобы перевести 170 палестинских заключенных для продолжения отбывания срока заключения в израильских тюрьмах, поскольку главой ПНА было нарушено Раммальское соглашение 2002 года, определявшее статус и содержание заключенных, которые не могли быть помилованы палестинским руководством. Хотя это и привело к массовым демонстрациям протеста на палестинских территориях и возмущению в исламском мире (заключенных выводили из тюрьмы и погружали в машины для транспортировки в израильские тюрьмы в одном нижнем белье), однако твердость израильского премьер-министра в отстаивании принципа неотвратимости наказания для террориста (а в данном случае и убийцы министра правительства Израиля) заслуживает уважения.

Во второй раз Ольмерт демонстрирует свою волю летом того же года после нападения отряда «Хизбаллы» на израильский военный блокпост на границе с Ливаном. Тогда премьер-министр отдает приказ о начале крупномасштабной военной операции, которая в конечном счете привела к 34-дневной второй ливанской войне (12 июля – 14 августа 2008 года). При этом глава правительства не стал ограничиваться рейдом на территорию Ливана, а немедленно задействовал все вооруженные силы страны, чтобы раз и навсегда покончить с возможными в будущем подобными же набегами террористов на суверенную территорию Израиля. Поначалу это привело к поддержке действий правительства населением, а потом к концу войны, когда поставленных целей (возвращение из плена похищенных боевиками «Хизбаллы» израильских солдат Эльдада Регева и Эхуда Гольдвассера, разоружения «Хизбаллы» и размещения на южных границах Ливана его законной армии) добиться не удалось. Кабинет Ольмерта, как и лично премьер-министр, испытывал тогда максимальный за всю историю страны процент недоверия. В результате Эхуду Ольмерту пришлось прибегнуть к целой череде пертурбаций в собственном правительстве, когда министры менялись достаточно часто, а сам глава правительства по-прежнему оставался на своем посту и уходить в отставку не собирался.

И наконец, в третий раз глава правительства пошел на решительные военные действия, несмотря на всю волну критики, которая обрушилась на него, когда 14 октября 2007 года он отдал приказ об уничтожении ядерного реактора в Сирии силами авиации, что осложнило и без того трудный переговорный процесс с Дамаском о возможности заключения мирного договора. Израиль уже имел опыт подобных операций. В период правления Менахема Бегина в 1981 году ВВС Израиля ликвидировали иракский ядерный реактор в Осираке. Появление подобного оружия у соседнего государства, с которым у Израиля нет дипломатических соглашений и мирного договора, угрожало его национальной безопасности. К тому же эта операция должна была заставить Тегеран задуматься над собственными ядерными разработками, что, впрочем, не произошло, хотя Эхуд Ольмерт не исключал возможности повторения подобной же операции в отношении Ирана. И хотя президент Сирии Башар Асад признал авианалет израильских бомбардировщиков на военный объект, однако напрочь отрицал его ядерные возможности. Различные обвинения Дамаска в связях с КНДР, активно занимающейся ядерными разработками, также отрицались сирийским руководством. В любом случае поступок Эхуда Ольмерта вполне прагматичен с геополитической точки зрения: если и вести переговоры с противником о мире, то лучше это делать при отсутствии у него ядерного оружия.

На палестинском векторе направления своей политики Ольмерт готов был пойти на продолжение дела своего предшественника – осуществление второго этапа размежевания по выводу еврейских поселений с Западного берега реки Иордан, однако из-за острой волны критики это намерение так и осталось нереализованным. В то же время премьер-министр впервые после провалившихся переговоров в Кемп-Дэвиде в 2000 году и Табе в 2001 году сел за стол переговоров с руководством Палестинской национальной администрации. Ярким подтверждением этому стала конференция в Анаполисе, после которой начались практически еженедельные переговоры между Эхудом Ольмертом и Махмудом Аббасом. Правда, это не привело к заключению никаких договоров, но сам факт того, что подобные встречи происходили и на них обсуждался не только вопрос о выводе поселений с Западного берега реки Иордан, но даже вопрос о статусе Иерусалима, ранее казался политологам маловероятным [3]. Впрочем, даже вопрос об уходе Израиля с большей части Западного берега реки Иордан, на что был готов пойти Ольмерт, скорее всего так и останется без ответа, особенно после второй ливанской войны, когда «израильская готовность к уступкам на «палестинском направлении» была остановлена иранскими аятоллами и направляемыми ими силами «Хизбаллы» [4].

В то же время на период правления Эхуда Ольмерта приходится усиление радикального исламизма на Ближнем Востоке. Приход к власти в Иране в июне 2005 года неоконсерватора Махмуда Ахмадинежада, который завел традицию практически на каждом своем публичном выступлении угрожать суверенитету Израиля, дал мощный толчок для активизации всех экстремистских сил в регионе. В январе 2006 года уверенную победу на выборах в палестинский парламент одерживает исламистское движение ХАМАС, которому в июне 2007 года в ходе палестинской гражданской войны удается захватить власть и осуществить полный контроль над сектором Газы. Появившийся исламистский анклав стал головной болью для кабинета Ольмерта. Перманентные обстрелы Западного Негева самодельными ракетами с территории сектора Газы и неспособность защитить собственных граждан еще больше подрывали доверие израильтян к своему правительству и лично к Эхуду Ольмерту.

Помимо появления исламистского квазигосударства в Газе на время правления Ольмерта приходится и становление подобного образования на севере, где в Южном Ливане «Хизбалла» сегодня еще сильнее, чем была два года назад, несмотря на вторую ливанскую войну, начатую именно с целью нанесения смертельного удара шиитской организации. «Хизбалла» по-прежнему продолжает играть важную роль в общественно-политической жизни Ливана, а об ее разоружении и говорить не приходится. Более того, 16 июля с.г. правительство Эхуда Ольмерта пошло на обмен с этой террористической организации, причем, как видится, не в пользу Израиля: тела двух мертвых израильских солдат (с похищения которых, собственно, и началась война) были обменены на пятерых арабских террористов, среди которых был и одиозный Самир Кунтар.

Грядущая отставка Эхуда Ольмерта вызвана не политическими факторами, а началом целой череды громких судебных процессов по обвинению его в коррупции, исход которых, похоже, придется на период каденции уже нового премьер-министра. Получается весьма любопытная ситуация: Эхуд Ольмерт сумел удержаться на политическом Олимпе, маневрируя между разными политическими лагерями, выдерживая нападки как со стороны оппозиции, так и внутри собственной партии (2 мая 2007 года с требованием его отставки выступили министр иностранных дел в его же правительстве Ципи Ливни и лидер парламентской фракции партии «Кадима» Авигдор Ицхаки), однако точку в его премьерской карьере поставила полиция.

Случайный приход к вершине власти партийного чиновника позволил раскрыть его недюжинные таланты в области политического макиавеллизма. Два с половиной года правления Эхуда Ольмерта показали его способность к политическому долгожительству при самом низком уровне общественного доверия. При этом эпоха Ольмерта останется временем бесконечных перетасовок министерских портфелей, проходящих на фоне усиления на внешних рубежах государства исламистских сил экстремистского характера, все более укрепляющих свое влияние. Тот, кто придет на смену преемнику Ариэля Шарона, получит страну, стоящую на распутье: идти ли на территориальные уступки с Сирией и Палестинской национальной администрацией в обмен на зыбкий мир, не гарантирующий безопасности территории Израиля от обстрелов и вылазок ХАМАСа и «Хизбаллы», за которыми стоит Иран, все ближе и ближе продвигающийся к разработке ядерного оружия.

1. Эпштейн А.Д. От правительства А. Шарона к правительству Э. Ольмерта. Новая израильская власть и ее электорат: социологический анализ // Ближний Восток и современность. – М., Институт Ближнего Востока, 2006. – № 30. – С. 302–320.

2. Эпштейн А.Д. Каждый народ достоин своих правителей? Формирование нового правительства в Израиле: аналитический комментарий // Институт Ближнего Востока, 2 мая 2006 г.

3. Меламедов Г.А., Эпштейн А.Д. Дипломатическая битва за Иерусалим. Закулисная история. – М.; Иерусалим: Гешарим; Институт Ближнего Востока, 2008. – С. 408.

4. Эпштейн А.Д. Израильская война против «Хезболлы». – М., Институт Ближнего Востока, 2006. – С. 62.

28.43MB | MySQL:67 | 0,734sec