Израильские эксперты о ситуации вокруг Ирана и политике Израиля. Часть 1

Верховный лидер Исламской Республики Иран (ИРИ) аятолла Али Хаменеи 7 февраля с.г. заявил, что Соединенные Штаты должны снять все антииранские санкции, прежде чем Тегеран откажется от действий, направленных на производство ядерного оружия.

Исходя из того, что именно администрация бывшего президента Дональда Трампа возобновила и ужесточила санкции против Ирана в 2018 г. после одностороннего выхода США из Совместного всеобъемлющего плана действий (СВПД от 2015 г.), призванного сократить и сдержать иранскую ядерную программу, Хаменеи в своем сообщении в Twitter отметил: «Стороной, имеющей право ставить условия по СВПД, является Иран, поскольку он выполнил все свои обязательства, а не США или 3 европейские страны [Франция, Германия и Великобритания], которые нарушили свои обязательства». «Если они хотят, чтобы Иран вернулся [к ядерной сделке], США должны снять все санкции. Мы проверим, и, если это будет сделано правильно, вернемся к [выполнению] своих обязательств», – написал Хаменеи[i].

Заявление Хаменеи было сделано на следующий день после того, как министр иностранных дел ИРИ Мохаммад Джавад Зариф сообщил иранской газете, что недавно принятый парламентом закон вынуждает правительство ужесточить позицию в отношении США, если антииранские санкции не будут ослаблены в течение двух недель. В декабре прошлого года иранский парламент, возглавляемый сторонниками жесткой линии, принял закон, устанавливающий двухмесячный срок для ослабления санкций.

Накануне мировые информационные агентства сообщили, что инспекторы Международного агентства ООН по атомной энергии обнаружили на иранских ядерных объектах следы радиоактивных материалов, которые могут указывать на деятельность по созданию ядерного оружия. В отчете не уточняется, велась ли она недавно или является давней историей. МАГАТЭ и западные разведывательные службы считают, что у Ирана была тайная программа создания ядерного оружия до 2003 г. Тегеран отрицает обвинения и настаивает на том, что не стремится к получению ядерного оружия.

В январе с.г. официальный представитель Госдепартамента США Нед Прайс заявил, что Байден «ясно дал понять», что «если Иран вернется к полному соблюдению своих обязательств по [СВПД], Соединенные Штаты сделают то же самое». По словам госсекретаря США Энтони Блинкена, Ирану осталось несколько месяцев до того, как он сможет произвести достаточно материала для создания ядерного оружия. Более того, этот срок может быть сокращен до «нескольких недель», если Тегеран продолжит нарушать ограничения, наложенные на него по ядерной сделке. Блинкен заявил, что Соединенные Штаты проведут консультации с региональными союзниками, такими как Израиль и арабские страны, прежде чем будут приняты какие-либо решения по Ирану[ii].

Президент США Джо Байден 7 февраля с.г. заявил, что его администрация не намерена снимать санкции с Ирана прежде, чем он остановит свою программу обогащения урана, добавив, что сначала Исламская Республика должна вернуться к соблюдению условий СВПД. На вопрос, прислушается ли он к требованию Ирана, чтобы США сначала сняли санкции для облегчения переговоров, Байден категорически отрезал «нет». Когда у него уточнили, придется ли иранцам сначала прекратить обогащение урана, он утвердительно кивнул головой.

Посол Израиля в США Гилад Эрдан высоко оценил ответ Байдена: «Я думаю, что это очень, очень позитивный знак». Однако вторя военно-политическому руководству Израиля, он добавил, что возвращение Вашингтона к СВПД будет «ошибкой», и призвал новую администрацию США не «отказываться от рычага воздействия», созданного санкциями, введенными Трампом. По словам Эрдана, в ближайшие недели будут проведены переговоры по этому вопросу между Советами национальной безопасности Израиля и США для проработки согласованных действий, т.к. у сторон «одна и та же цель… не допустить получения Ираном ядерного оружия»[iii].

Уди Эвенталь, полковник запаса и старший научный сотрудник Института политики и стратегии при Междисциплинарном центре Герцлия (Institute for Policy and Strategy – IPS, IDC Herzliya), полагает, что подход администрации Байдена к Ирану будет определять политику США на Ближнем Востоке в целом и формировать их отношения с союзниками в регионе и, конечно же, с Израилем. Он делает ряд рекомендаций израильскому руководству для взаимодействия с Белым домом, чтобы его политика как можно больше соответствовала интересам Израиля.

По мнению Эвенталя, администрация США намерена сократить присутствие Америки на Ближнем Востоке, «сбалансировать уровень приверженности США стабильности, свободе и безопасности в регионе». Иран, понимая эти приоритеты, полон решимости заставить американцев вернуться к ядерной сделке и не дать им возможность подвесить Иран в выжидательном положении под давлением санкций, разрушающих его экономику. На этом фоне, а также в целях получения дополнительных рычагов воздействия на администрацию США, Тегеран в последнее время активизировался в нарушениях ядерного соглашения и даже подстраховался законом, принятым парламентом и предусматривающим меры давления. В частности, Иран начал обогащение урана до 20% и уведомил МАГАТЭ о своем намерении производить металлический уран.

Израильский эксперт IPS рассматривает факторы, которые могут повлиять на сроки или вовсе воспрепятствовать сторонам вернуться к ядерному соглашению с Ираном.

Во-первых, серия иранских военных учений в Персидском заливе, направленных на демонстрацию силы и поддержку политических требований; угрозы отомстить за убийство Касема Сулеймани, командира спецподразделения «Аль-Кудс» Корпуса стражей исламской революции, и ученого-ядерщика Мохсена Фахризаде, могут привести к незапланированным вооруженным столкновениям на местах или быть восприняты шиитскими ополчениями в Ираке как «зеленый свет» для нанесения ущерба американским интересам.

Во-вторых, упомянутый выше спор между  Вашингтоном и Тегераном по поводу последовательности действий на пути возвращения сторон к ядерному соглашению.

В-третьих, пока не ясно, к какому технологическому уровню должен вернуться Иран. Генеральный директор МАГАТЭ Гросси подчеркнул, что невозможно восстановить первоначальные условия ядерной сделки, т.к. их больше не существует. Поэтому стороны должны согласовать протокол, который определит, как будут аннулированы нарушения Ирана. Сложной проблемой в этом контексте будут знания, полученные иранцами в ходе нарушений условий СВПД.

В-четвертых, на фоне ожидаемых президентских выборов в Иране в июне этого года внутри режима нарастает внутриполитическая напряженность. Консервативные круги стремятся помешать действующему президенту ИРИ Хасану Роухани и его лагерю добиться отмены санкций. На этом фоне не исключено, что по мере приближения даты выборов иранское руководство ужесточит свои позиции. Тегеран уже выдвигает жесткие первоначальные требования (по некоторым из них, вероятно, иранцы готовы пойти на компромисс), такие как компенсация экономического ущерба, причиненного санкциями в результате выхода США из соглашения, снятие санкций, введенных сверх того, что указано в СВПД (поддержка терроризма, нарушения прав человека) и др.

Эвенталь полагает, что администрации Байдена, вероятно, будет сложно заручиться поддержкой возвращения к ядерному соглашению не только внутри США на фоне широко распространенной оппозиции в Конгрессе, в том числе со стороны конгрессменов-демократов, но и за пределами Америки, учитывая оппозицию со стороны американских союзников на Ближнем Востоке, в первую очередь, Израиля.

С другой стороны, израильский эксперт выделяет два важных аспекта, которые повышают вероятность того, что Белый дом вернется к ядерному соглашению. Во-первых, заинтересованность в этом как Вашингтона, так и Тегерана. Если Белый дом стремится реализовать стратегические приоритеты США, то Иран – снять с себя тяжелое бремя санкций, усиленных пандемией коронавируса, и вернуться к соглашению, которое принесло ему значительные выгоды. Во-вторых, международная поддержка со стороны европейских стран, призывающих к спасению ядерной сделки с момента выхода из нее США, а также соперников Вашингтона – России и Китая. Израиль выступает против СВПД по ряду причин.

В этих условиях, полагает Эвенталь, политика Израиля в отношении иранской угрозы рассматривается Вашингтоном как открытое неповиновение. Израиль (в лице премьер-министра Биньямина Нетаньяху, начальника Генштаба ЦАХАЛа Авива Кохави) противостоит администрации США посредством публичных заявлений, призывающих не возвращаться к ядерному соглашению с Ираном; а также с помощью «утечек в СМИ» израильских «требований», среди которых полное прекращение Тегераном обогащения урана и его деятельности в регионе. Кроме того, Израиль сигнализирует Белому дому, что возвращение к ядерной сделке может привести к рассмотрению военных вариантов решения иранской проблемы.

Эвенталь также отмечает, что политика Израиля вызвала возмущение в Вашингтоне еще до прихода Байдена в Белый дом. Об этом свидетельствовала «вопиющая» статья в Washington Post, написанная опытным автором редакционных статей Джексоном Диехелем. Источники, близкие к избранному президенту даже утверждали в СМИ, что убийство иранского ученого-ядерщика Фахризаде, ​​«приписываемое Израилю», было совершено с целью затруднить Байдену возвращение к дипломатическим переговорам с Ираном.

По мнению израильского эксперта, в рамках диалога с США (и международным сообществом в целом) по проблеме Ирана Израиль, вероятно, столкнется с дилеммой – остаться «правым маркером» и занять бескомпромиссные позиции, или рисковать утратить связь с реальностью, предлагая подход, который допускает гибкость вдоль «красных линий». У Израиля невелики шансы воспрепятствовать возвращению Вашингтона к ядерной сделке с Ираном. Байден и его команда являются архитекторами СВПД, верят в него, и у них остался осадок от израильских действий, направленных на его срыв еще во время президента Обамы. Поэтому если администрация Байдена почувствует, что Израиль снова идет на конфронтацию, вызывая публичный дискурс и выдвигая нереалистичные предложения, она ​​может лишить израильское руководство возможности влиять на ее политику.

Эвенталь вполне допускает, что в администрации США считают, что они могут контролировать действия Израиля по ряду причин. Во-первых, большинство в обеих палатах Конгресса принадлежит Демократической партии. Во-вторых,  Израиль зависит от Соединенных Штатов по целому ряду политических вопросов и в сфере безопасности. В-третьих, существует международный консенсус по вопросу возобновления соблюдения условий ядерной сделки с Ираном. В-четвертых, израильские военные альтернативы решения иранской проблемы в настоящее время бесполезны ввиду необходимости согласовывать их с Вашингтоном и в свете того факта, что возвращение к соглашению в любом случае сдерживает иранскую ядерную программу и препятствует получению Ираном оружия в ближайшие годы.

Эксперт IPS видит позитивный момент в том, что с учетом сложности переговоров между Ираном и Соединенными Штатами, они могут застопориться, а это, по крайней мере, на несколько месяцев откроет для Израиля окно возможностей для серьезного диалога с Вашингтоном, в ходе которого политика администрации в отношении Ирана продолжит формироваться и, возможно, даже изменится.

По мнению Эвенталя, с целью сохранения потенциала влияния на администрацию США, израильскому руководству следует избегать публичной и противоречащей позиции Белого дома дипломатии, в рамках которой его позиция заранее озвучивается в СМИ. Вместо этого Израиль должен стремиться к «тихому и интимному диалогу» с США, основанному на общем согласии в том, что Ирану должно быть отказано в ядерном оружии, на действующих каналах в сфере разведки и безопасности, а также на оперативном сотрудничестве между странами. С целью построения доверительных отношений с администрацией США и оказания  влияния на ее политику, Израиль должен занять конструктивную позицию и избегать угрозы использования военных вариантов, которые в любом случае в настоящее время неуместны и вряд ли смогут достичь своих целей без американцев.

Израиль также должен воздерживаться от стремления создать общий региональный фронт с умеренными арабскими государствами против политики администрации США в отношении Ирана (в отличие от антииранского фронта). Этот шаг может быть воспринят в Вашингтоне как вызов, тогда как его масштабы в любом случае ограничены, поскольку арабские государства, скорее всего, присоединятся к Вашингтону, учитывая их глубокую зависимость от американцев в обеспечении их безопасности.

Администрация и лично Байден ясно дают понять, что они намерены уделять приоритетное внимание ядерной проблеме Ирана, а не его угрозам региону, которыми они займутся отдельно. Такой приоритет, отмечает Эвенталь, служит интересам Израиля, и он должен прекратить требовать заключения «всеобъемлющей сделки», которая устранит все элементы иранской угрозы. Обретение Ираном ядерного оружия может коренным образом изменить правила игры на Ближнем Востоке, и Израиль обладает менее эффективными инструментами для предотвращения такого сценария малой ценой. Что не скажешь о его возможностях противостоять развитию иранской программы высокоточных ракет и усилиям Ирана, направленным на закрепление вдоль израильских границ.

Более того, полагает Эвенталь, даже если с Ираном будет достигнуто официальное соглашение о сдерживании его региональной политики, возможности по обеспечению его соблюдения будут сильно ограниченными. В случае наличия доказательств террористического характера действий Ирана, весьма сомнительно, что для международного сообщества и даже Израиля это будет достаточным основанием для торпедирования будущего ядерного соглашения.

По мнению эксперта IPS, в диалоге с администрацией США по ядерному вопросу Израилю необходимо отказаться от нереалистичного подхода «все или ничего». Вместо этого израильское руководство должно стремиться убедить администрацию США в преимуществах постепенного и осторожного подхода в отношении Ирана, при этом устанавливая ориентиры и сохраняя рычаги воздействия на режим в Тегеране.

В целом, более сложная позиция, включающая приоритеты, комбинацию «кнута» и «пряника», а также частичные или временные договоренности, которые могут улучшить общий стратегический баланс с Ираном, имеет больше шансов повлиять на администрацию США. Таким образом, считает Эвенталь, любая временная договоренность, подразумевающая возвращение к сделке – даже в обмен на снятие санкций, но не как часть соглашения с фиксированной датой истечения срока его действия, что легитимирует иранскую ядерную программу, – может служить интересам Израиля.

Важно, чтобы израильское руководство воздержалось от прямой конфронтации с администрацией Байдена по иранскому вопросу, что может поставить под угрозу жизненно важный диалог с Вашингтоном и статус Израиля. Консенсус в Америке по поводу двухпартийной поддержки еврейского государства и так подорван. В условиях, когда у Израиля нет альтернативы союзничеству с США, заключает Эвенталь, конфронтация с Белым домом в медиа-пространстве может иметь серьезные последствия для безопасности Израиля, его статуса и влияния[iv].

[i] Iran’s Khamenei: US must lift sanctions before we return to nuclear deal // The Times of Israel. 07.02.2021 — https://www.timesofisrael.com/irans-khamenei-us-must-lift-sanctions-before-tehran-returns-to-nuclear-deal/

[ii] Some Western leaders are ‘divorced from reality’ with regard to Palestinians, Iran // JNS. 05.02.2021 -https://www.jns.org/some-western-leaders-are-divorced-from-reality-with-regard-to-palestinians-iran/

[iii] Biden says US won’t lift sanctions before Iran stops uranium enrichment // The Times of Israel. 07.02.2021 — https://www.timesofisrael.com/biden-says-us-wont-lift-sanctions-before-iran-stops-uranium-enrichment/

[iv] ותשובות שאלות? איראן בסוגיית ביידן לממשל לגשת נכון כיצד // IPS. 01.02.2021 — https://www.idc.ac.il/he/research/ips/pages/mabat/spotlight-31-1-21.aspx

55.91MB | MySQL:105 | 0,535sec