О премьер-министре нового единого правительства Ливии Абдель Хамиде ад-Дбейбе

Правительство национального согласия (ПНС) Ливии передаст свои полномочия новому кабинету министров сразу же после его одобрения парламентом. Об этом заявил министр внутренних дел ПНС Фатхи Башага.  «Мы [министры ПНС] продолжаем выполнять свои обязанности, но передадим власть новому правительству, как только оно получит вотум доверия депутатов парламента страны», — сказал Башага, слова которого приводит во вторник ливийский новостной портал «Аль-Марсад». Ранее Башага заявил, что «ливийцы в состоянии самостоятельно решать собственные проблемы, без иностранного вмешательства». В Ливии продолжительное время параллельно существовали два органа исполнительной власти — ПНС Фаиза Сарраджа в Триполи и пользующееся поддержкой Ливийской национальной армии фельдмаршала Халифы Хафтара и парламента временное правительство на востоке страны. В конце прошлой недели Форум ливийского политического диалога, работавший в Швейцарии с 1 по 5 февраля, избрал премьер-министра единого правительства Ливии и трех членов Президентского совета, главной задачей которых будет проведение 24 декабря этого года общенациональных выборов на всей территории страны. Формирование нового правительства на сегодня формально поддержали и ПНС, и Хафтар, но это совершенно не означает того, что его работа не столкнется вскоре со многими проблемами. В этой связи многие эксперты полагают, что влиятельный ливийский бизнесмен Абдель Хамид ад-Дбейба, которому поручено сформировать новое Временное правительство Ливии, будет сталкиваться с серьезной политической оппозицией даже в своей цитадели Мисурате. Остановимся более подробно на личности нового премьера, который во многом «неожиданно» был избран на эту должность 5 февраля  Форумом ливийского политического диалога (ФЛПД) в Женеве, и которому потребуется  большое мастерство, чтобы навязать свою власть остальным участникам ливийского очень «пестрого»  политического спектра. Для начала ему, как минимум, придется парировать неизбежные личные атаки на администрацию государственной компании Libya Investment and Development Co (LIDCO), которую он возглавлял с 2006 года, и Организацию по развитию административных центров (ODAC), которой руководил его двоюродный брат Али Ибрагим ад-Дбейба с 1989 по 2011 год. Ему также придется иметь дело с влиятельными политическими противниками в регионе Триполи, Киренаике и даже в его оплоте Мисурате. Официально Абдель Хамид ад-Дбейба начал свою серьезную частную коммерческую деятельность в сентябре 2014 года, когда открыл  свой первый магазин в португальском городе Порту. Тогда же он был назначен директором GFH, холдинговой компании португальской строительной группы Ferreira. Это назначение произошло через пять лет после создания FMLIDCO, совместного предприятия между F&M Engineering, дочерней компанией Fereira, и LIDCO. FMLIDCO тогда стала одним из главных игроков в рамках реализации  строительных мега-проектов, начатых Муаммаром Каддафи, и выиграла многочисленные строительные контракты в Ливии, такие как Музей наследия и психиатрическая больница в Триполи. При этом субпорядчиком этих проектов выступала компания его брата  ODAC.  FMLIDCO также сделала заявку на строительство новой штаб-квартиры Центрального банка Ливии (CBL), и совместно с полугосударственной ливийской компанией  Инженерно-консультационное бюро коммунальных услуг (ECOU)  работала над строительным проектом в районе Баб-эль-Мадина в Триполи, который был запланирован на период с 2012 по 2018 год. Свержение  Каддафи прекратило реализацию  всех этих проектов, заставив ад-Дбейбу заняться другими секторами, помимо строительства. По-прежнему базируясь в Порту, он с 2016 года совместно руководит Soma Luminosa Importação e Exportação, текстильной и автомобильной импортно-экспортной компанией. А.Х.ад-Дбейба, основатель и президент партии «Аль-Мустакбаль», пользующейся определенной популярностью среди ливийцев, ностальгирующих по эпохе Каддафи, что, как видим, совершенно логично,  теперь  принесло политическую выгоду, при поддержке мощной семейной сети. Его двоюродный брат Али Ибрагим ад-Дбейба, бывший мэр Мисураты, был главным фактором его профессионального и политического успеха. Али Ибрагим ад-Дбейба присутствовал на переговорах, проходивших в Тунисе в ноябре, и был обвинен несколькими членами ФЛПД в том, что он предложил им более 200 000 долларов за покупку их голосов. Как полагают некоторые эксперты, в конечном счете он все-таки эти «голоса» купил (мало дал в начале, отсюда и скандал), что и привело его брата «совершенно неожиданно» на пост нового премьера-министра.  Впрочем, в данном случае надо иметь в виду и тот факт, что значительная часть   членов ФЛПД в той или иной степени «завязаны» на бизнес, подконтрольный родственнику нового премьера.  Али Ибрагим ад-Дбейба также сумел мобилизовать деловые и политические круги Мисураты в поддержку  своего двоюродного брата. Один из его бывших заместителей в ODAC Мустафа Мухаммед Сгутри является братом как нынешнего мэра Мисураты Махмуда Сгутри, так и президента Свободной зоны Мисураты Мохсена Мухаммеда Сгутри. Собственно поддержка крупного капитала этого города-государства является главным козырем нового премьера. Свободная зона Мисурата, истинное государство в государстве, является одновременно портом входа на ливийский рынок и бастионом предпринимательства в раздираемой войной стране. С сентября этот мощный деловой центр, высоко ценимый теми, кто борется за контроль над страной, возглавляет Мохсен Сгутри, чья мощная сеть позволяет ему противостоять правительству Триполи и развивать собственную деловую дипломатию, особенно в отношении Турции. Через двадцать лет после того, как она была основана при Муаммаре Каддафи в 2000 году, Свободная зона Мисурата площадью 3500 гектаров (MFZ) в 200 км к востоку от Триполи стала центральным торговым центром в стране, управляемой воинствующими группировками. Это главный пункт въезда в Ливию, страну, которая сейчас вынуждена импортировать почти все, что потребляет. Именно поэтому премьер-министр ПНС Фаиз Саррадж так  стремился контролировать  эту зону через доверительные контакты с местным бизнесом.  Но последний также  хотел сохранить свою политическую автономию и собственную торговую дипломатию за пределами страны. С 24 сентября прошлого года эту зону возглавляет Мохсен Мухаммед Сгутри, член влиятельной семьи Мисураты, все братья которого занимали высокие ответственные посты в городе-государстве. Один из братьев нынешнего президента MFZ, Махмуд Сгутри, не кто иной, как мэр Мисураты и основатель политического движения Eamar. Он был избран мэром в начале сентября после представления избирательного списка, поддержанного местными «Братьями-мусульманами», которые находятся в тесном союзе с Турцией и Катаром. Третий брат, Мустафа Мухаммед Сгутри, был одновременно управляющим и субподрядчиком Ливийской организации по развитию административных центров (ODAC).  До падения Каддафи в 2011 году  ODAC возглавлял бывший мэр Мисураты и бизнесмен Али Ибрагим ад-Дбейба. За эти годыон, близкий к «Братьям-мусульманам», стал ведущей политической фигурой в Ливии.  Еще один брат, Ибрагим Сгутри, был министром инфраструктуры и жилищного строительства при режиме Каддафи в 2001 году, а также во время первого Национального переходного совета (НПС) в 2011 году, а затем возглавлял MFZ. Именно эта структура служит штаб-квартирой для мощных промышленных групп, руководители которых имеют сильный голос в мирных переговорах. Эти предприниматели выступают посредниками между свободной зоной и политической сферой. Там расположены офисы агропродовольственной компании Мухаммеда Райеда «Аль-Насим». М.Райед также возглавляет Торгово-промышленную палату Мисураты и Генеральную профсоюзную торгово-промышленную палату, которые приняли участие в заседании ФЛПД в ноябре. Влиятельная семья Мисураты Аль-Свейли (близкая к местным «Братьям-мусульманам»), владеющая компанией Mafaza, импортером строительной техники Komatsu и шин Bridgestone для продажи на ливийском рынке, также активно работает в MFZ. Mafaza была вынуждена закрыть свои офисы в зоне после ссоры с предыдущим руководителем MFZ Хусейном Бенхамидом, но вновь открылась уже в эпоху председательства Мухаммеда Сгутри. Владелец компании Омар аль-Свейли — двоюродный брат Абдель Рахмана аль-Свейли, бывшего председателя Высшего государственного совета, и дядя «человека номер два» в нынешнем составе Президентского совета Ахмеда Майтыги.  Влиятельный нынешний министр внутренних дел и бизнесмен Фатхи Башага также  родом из Мисураты и имеет связи в свободной зоне. Его компания Alalmeeya Almotamiza расположена в центре города, но товары, которые она импортирует, такие как  шины «Континеталь», проходят транзитом через порт, который находится под  управлением Мухаммеда Сгутри.

MFZ яростно охраняет свою независимость и имеет своих собственных представителей  в ПНС. И Бачаша, и Майтыг играют эту роль, несмотря на свои внутренние разногласия. Деловая активность Майтыга делает его одновременно и лоббистом MFZ и одним из ее бенефициаров. В феврале 2018 года его племянник Джалал Бааю, возглавляющий холдинговую группу Mabco, создал совместное предприятие с MFZ для строительства второго порта, аэропорта и промышленной зоны в свободной зоне. Помимо своих проектов с MFZ, племянник Майтыга также руководит автомобильным торговым домом Al Touareg Trading, который имеет филиал на Мальте. Он также возглавляет компанию Bahr Libya Co (BLCO), занимающуюся обслуживанием морских нефтегазовых буровых установок. И в этой деятельности большинство бизнесменов MFZ имеют тесные контакты с Турцией и Катаром.  Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу объявил в июне 2020 года, что Анкара, главный союзник ПНС, заинтересована в эксплуатации нескольких портовых терминалов Мисураты. Турецкая компания TML имеет офисы в MFZ уже около десяти лет. Но участие Турции в MFZ было сдержано торговой неудачей, которая началась еще до падения Каддафи. В 2010 году французская группа Bolloré Africa Logistics подписала контракт с MFZ всего за несколько недель до начала боевых действий. Несмотря на регулярные контакты между сторонами, проект с тех пор находится в замороженном состоянии и имеет мало шансов на скорое возрождение. Франция поддерживает ЛНА Халифы Хафтара, которая несовместима с властями Триполи и мощной группировкой Мисураты, действующей против фельдмаршала. Это обстоятельство дает ощутимы шанс туркам на получение этого контракта.

Таким образом, ничего удивительного в избрании Абдель Хамида ад-Дбейбы на пост премьера нет: на него поставил крупный бизнес  в Мисурате и Триполи. Но ему и  трем членам Президентского совета, избранным одновременно с ним, — Абдалле аль-Лафи от региона Триполи, Мухаммеду Юнесу аль-Манафи от Киренаики и Мусе Кани от Феццана, еще предстоит договориться с Востоком и Югом.   На востоке страны глава Палаты представителей в  Тобруке Акила Салех Исса, который должен утвердить будущее правительство и его «дорожную карту», уже заявил, что не сделает этого до тех пор, пока ополченцы не будут выведены из Триполи. Он также попросил, чтобы новая исполнительная власть базировалась в Сирте, который удерживает ЛНА Халифы Хафтара. В Феццане Муса Кани вряд ли сможет стабилизировать регион, который подвержен перманентной напряженности между туарегами, племенной группой ауляд слиман (чей кандидат Абдель Маджид Саиф аль-Наср не был избран в новый состав Президентского совета) и племенами тубу. Помимо этого ад-Дбейбы придется вести свою самую жесткую конкурентную игру в своем оплоте Мисурате. Он извлек выгоду из неожиданного ухода Ахмеда Майтыга, политического тяжеловеса Мисураты, который заложил основы соглашения с Хафтаром в конце 2020 года. Но другой уроженец города-государства, Фатхи Башага, по словам ряда местных экспертов, с трудом переваривает свое поражение. Он уже  заявил, что планирует посетить Киренаику в ближайшие дни, официально пытаясь ускорить примирение Востока и Запада. Но согласно некоторым источникам, он на самом деле попытается найти компромисс с представителями Киренаики в лице того же Акилы Салеха, которое позволило бы ему сохранить свое влияние.

55.87MB | MySQL:105 | 0,499sec