Западные эксперты о военной эффективности ВС ОАЭ. Часть 1

В последние годы Вооруженные силы Объединенных Арабских Эмиратов (ОАЭ) среди их западных союзников заслужили репутацию лучших в арабском мире. Имея в своем составе около 63 тыс. действующих военнослужащих ВС ОАЭ смогли сыграть существенную роль в противодействии Ирану, сетям «Аль-Каиды» и ИГ (террористические организации, запрещенные в РФ), а также вмешаться в локальные конфликты в Ливии и Йемене.

Несомненно, безопасность является высоким приоритетом для Абу-Даби. Государственные расходы на оборону составляют от 11,9 до 14 % общего бюджета страны. В 2019 году расходы федерального бюджета ОАЭ увеличились до 16,4 млрд долл. США по сравнению с 13,9 млрд долл. в 2018 году. При этом, как сообщается, затраты на оборону в 2019 году составили 2,3 млрд долл., более, чем на треть превысив 1,66 млрд долл. 2018 года. Свои инвестиции ОАЭ направили на модернизацию и технологии, партнерство с США, Австралией, Францией, странами Персидского залива, а также вложили значительные средства в закупки вооружений и человеческий капитал.

Как богатое государство Персидского залива, ОАЭ могут позволить себе покупать передовые возможности и вооружения сверх своих военных потребностей. Эмираты – один из крупнейших импортеров вооружений в мире и один из главных заказчиков американской военной продукции. В период с 2008 по 2018 годы правительство приобрело у США вооружений и военной техники (В и ВТ) на сумму около 7,6 млрд долл. Портфель закупок включал истребители F-16 и F-35, вертолеты «Апач» и «Чинук», высокоточные боеприпасы, системы ПВО/ПРО «Пэтриот» и THAAD, ударные беспилотные летательные аппараты (БПЛА). В дополнение к вооружениям, которое ОАЭ оплатили из своих средств, они также получили избыточные оборонные изделия американского производства на сумму 32 млн долл. Вместе с тем, ОАЭ обязаны своим арсеналом не только США. Они также закупили оружие в Китае, Франции, России, Великобритании и, предположительно, в Северной Корее.

Помимо прямого приобретения В и ВТ на рынке, ОАЭ стремятся развивать свои собственные возможности в оборонной сфере и взаимодействовать в рамках оружейных проектов с другими государствами. Так, западные эксперты отмечают противоречивые сообщения о возможном сотрудничестве Абу-Даби с Москвой в интересах производства самолетов, подобных МиГ-29, в нарушение требований санкций США.

Отмечая успехи Абу-Даби в военной области, сотрудник Американского института предпринимательства (AEI) и эксперт по военно-политическим вопросам Ближнего Востока Кеннет Поллак (Kenneth Pollack) связывает их с «решительным и проницательным руководством» нынешнего заместителя министра обороны ОАЭ (де-факто, правителя страны) наследного принца Мухаммеда бен Заида Аль Нахайяна. По мнению эксперта, принцу удалось сформировать в рамках общих вооруженных сил небольшую, но вполне дееспособную элиту, которая дала ОАЭ определенную военную мощь для поддержки своей внешней политики.

Эта элитная составляющая, вероятно, должна стать моделью для будущего развития остальных сил, поскольку пока лишь небольшой процент личного состава и подразделений попадает в категории высшего качества. Основная же часть ВС ОАЭ менее компетентна и лишь в незначительной степени демонстрирует большую эффективность, чем их арабские собратья.

Обозреватели видят значительную разницу не только между видами и категориями ВС ОАЭ, но и внутри каждого из них. В то время как ВВС, Объединенное авиационное командование (JAC) и Президентская гвардия (ПГ) ОАЭ в целом действуют лучше остальных, а ВМС – наименее боеспособны, в каждом из них есть лучшие и худшие подразделения и кадры. В совокупности это создает большую или меньшую способность выполнять различные виды миссий.

 

Военно-воздушные силы ОАЭ

 

Многие наблюдатели утверждают, что ВВС ОАЭ являются наиболее высокопрофессиональным видом ВС страны и, бесспорно, самыми эффективными ВВС в арабском мире. Однако у них все еще остаются недостатки, которые не позволяют отнести их к лучшим ВВС мира.

Как и в случае с армией в целом, ВВС ОАЭ определили свои материальные потребности и для их удовлетворения закупили лучшее вооружение. Самолетный парк Абу-Даби включает около 80 истребителей четвертого поколения F-16 Block 60. ОАЭ – одна из немногих стран, обладающих военно-транспортным самолетом C-17 Globemaster. Эмираты закупили несколько десятков многоцелевых разведывательно-ударных самолетов AT-802i и Archangel Close Air Support, оборудованных пылеуловителями. На Западе эти модели считают «идеальными ударными платформами» для боевых миссий низкой интенсивности. В арсенале Абу-Даби такие современные зенитно-ракетные комплексы (ЗРК), как американский «Пэтриот» и российский «Панцирь С1». Как отмечают эксперты, в отличие от многих других арабских стран ОАЭ не приобретают дорогие самолеты, на которых летают зарубежные пилоты или которые просто выставляются напоказ. Эмираты определяют задачи, которые они собираются выполнять, закупают для них самолеты и сами управляют ими.

По оценкам военных специалистов США, ВВС ОАЭ продемонстрировали замечательную способность проецировать мощь в регионах. При различной степени американской поддержки самолеты ВВС ОАЭ участвовали в длительных воздушных операциях в Афганистане, на Африканском Роге, в Косово, Сирии и Йемене. Без поддержки американской авиации они с египетских баз наносили удары по целям на территории Ливии. Ни одно другое арабское государство не обладает такой способностью проецировать силу, включая необходимые для этого планирование, материально-техническое обеспечение, а также управление и контроль. Действительно, ВВС ОАЭ качественно проводили подобные операции, даже при минимальном сопротивлении противника.

Остающиеся недостатки ВВС ОАЭ эксперты, как правило, связывают с возможностями личного состава и организации. Так, утверждается, что многие пилоты ВВС Эмиратов «лишены воображения». Их считают пилотами, «ориентированными на действия» и подчиняющимися приказам. При этом, они требуют «шаблонов» для своей деятельности и часто отсутствуют на тренировках. Последнее обстоятельство усугубляется либеральной политикой отпусков в армии ОАЭ. В результате возникает  проблема летчиков, не получающих необходимого количества часов налета для поддержания соответствующего уровня боевой готовности.

Западные военнослужащие, знакомые с пилотами ВВС ОАЭ, часто отмечали, что они хорошо владели различными навыками в определенных предписанных ситуациях, но им оказывалось трудно применить их в изменившихся условиях обстановки. Более того, навыки отдельных экипажей и слетанность эскадрилий зачастую хороши, а программы обучения задают высокий стандарт. Однако, как и в случае со всем обучением и продвижением по службе в ОАЭ, кумовство, фаворитизм и неспособность обеспечить соблюдение стандартов боевой подготовки и требований к личному составу превращаются в серьезную проблему.

Операции «воздух-земля». Американские эксперты подчеркивают, что ВВС ОАЭ обладают значительным опытом и продемонстрировали высокое мастерство в выполнении задач, связанных с нанесением ударов по наземным целям. Так, один из бывших командиров военной кампании коалиции, в которой участвовали силы ОАЭ, заметил, что он не позволит никакой авиации, не входящей в НАТО, действовать автономно, за исключением истребителей-бомбардировщиков ВВС ОАЭ. По его словам, в то время как другие ВВС стран Персидского залива «едва могли попасть в землю» с помощью высокоточных боеприпасов (ВТБ), пилоты ВВС ОАЭ продемонстрировали высокую точность их применения.

Аналогичным образом, во время воздушной кампании в поддержку военных операций Халифы Хафтара в Ливии в 2014 году стала очевидной разница в точности между воздушными ударами ВВС ОАЭ и Египта: первые, обычно, поражали свои цели, вторые, обычно – нет. Другие, сравнивая ВВС ОАЭ и Саудовской Аравии, отметили, что, самолеты ВВС ОАЭ летали ниже и, таким образом, достигли более высоких показателей попаданий, чем саудовцы.

По мнению западных офицеров, в большей степени это связано с компетенцией эмиратских пилотов в обращении со своими самолетами и боеприпасами, чем с высотой применения их оружия. Фактически, когда США в 2014 году решили прекратить авиационную поддержку афганской армии, американские военные потребовали от ВВС ОАЭ остаться и продолжать выполнение этой задачи вместо них.

При этом, аналитики обращают внимание на тот факт, что в современную эпоху выполнение авиационных ударов по заранее установленным наземным целям с помощью авиационных ВТБ в благоприятных условиях ПВО не столь требовательно, как это было в прошлые десятилетия. Благодаря управляемым ВТБ, способным учитывать ветер и другие атмосферные условия, зачастую для промаха требуется ошибка человека. В этом смысле, более примечательным является то, что у ВВС других арабских стран было так много проблем, чем то, что эмиратские пилоты смогли выполнить свою работу.

Ряд западных специалистов отмечают, что ВВС ОАЭ ни в Афганистане, ни в рамках операции «Внутренняя решимость» в Сирии и Ираке никогда не сбрасывали свободно падающие неуправляемые бомбы и «чрезмерно полагались» на технологии, необходимые для выполнения заданий. Эксперты рассматривают подобные замечания, как важную оговорку в отношении навыков пилотов ВВС ОАЭ, выполняющих задачи по атакам наземных целей.

Приводятся и противоположные свидетельства качества воздушной поддержки ОАЭ. Многие западные военнослужащие, сражавшиеся бок о бок с сухопутными подразделениями ВС ОАЭ в Афганистане и Йемене, сообщают, что они, как правило, не полагались бы на поддержку ВВС ОАЭ в бою. В частности, когда в бой вступали части армии США, их командование настаивало на американской поддержке с воздуха и не соглашались на привлечения для этой цели ВВС ОАЭ. Аналогичным образом, западный офицер, воевавший вместе с силами ОАЭ, и эмиратский военнослужащий сообщили, что командование ОАЭ также неохотно доверяет огневую поддержку своих сил ВВС ОАЭ. Вот почему Объединенное авиационное командование (JAC) изначально создавалось, как часть Президентской гвардии ОАЭ, и почему ПГ для непосредственной поддержки с воздуха по-прежнему полагается на JAC даже после того, как Командование выделено в отдельную структуру.

С другой стороны известно, что командование армии США традиционно относятся с недоверием к любым взаимодействующим частям, кроме американских ВВС. Следовательно, неверно делать глубокие выводы из этих предпочтений.

Особенностью участия ВВС ОАЭ в операции «Внутренняя решимость» было то, что эмиратским пилотам всегда назначались «преднамеренные ударные задачи». Это означало, что цель была заранее разведана, и имелся подготовленный план удара, как правило, по неподвижной цели. В целом в Сирии ВВС ОАЭ были готовы к нанесению ударов только по неподвижным целям. Эмиратские пилоты не совершали никаких «динамических» боевых вылетов, и одна из причин, по которой эмиратские (и другие арабские) ВВС в конечном итоге оказались выведены из кампании, заключалась в том, что они фактически исчерпали список преднамеренных целей и воздушная война в значительной степени приобрела динамический характер наведения.

Согласно заявлению лиц из числа западного военного контингента, глубоко осведомленных о воздушной кампании операции «Внутренняя решимость», ВВС ОАЭ «нельзя доверять динамические цели, и они не хотят этого делать». Наконец, эти же источники отметили тенденцию, характерную для ВВС ОАЭ: всякий раз при возникновении проблем они ссылаться на неисправности оборудования, а не признание человеческие ошибки.

Вместе с тем, в Йемене при выполнении задач непосредственной авиационной поддержки (CAS) ВВС ОАЭ и Саудовской Аравии действовали самостоятельно. Как отмечают американские наблюдатели, по некоторым подсчетам 80% ударных миссий в Йемене носили динамический характер. И хотя трудно определить, насколько точными и эффективными оказывались удары ВВС ОАЭ, западные специалисты, наблюдающие за этой воздушной кампанией, в целом обнаружили, что после введения в действие системы для сведения к минимуму жертв среди гражданского населения, ВВС ОАЭ, как правило, наносили меньше побочного ущерба. В некоторой степени эти факты могут свидетельствовать о большей точности ВВС ОАЭ по сравнению с их саудовскими коллегами.

Операции «воздух-воздух». По мнению американских аналитиков, боевые возможности ВВС ОАЭ в области ведения воздушного боя оценить труднее, поскольку их пилотируемые самолеты, похоже, никогда не участвовали в подобном противоборстве (хотя эмиратские и турецкие БПЛА вели бои над Ливией). Следовательно, остается опираться только на отчеты об учениях, в которых участвовали пилоты Эмиратов и Запада.

Большое количество военных летчиков ОАЭ привлекаются к регулярным учениям «Красный флаг» (Red Flag) и тренировкам с американскими пилотами в Центре воздушной войны Центрального командования ВВС США (AAWC). Как учения, так и тренировки проходят на авиабазе (АВБ) ВВС США Неллис (шт. Невада). У себя дома эмиратские пилоты выполняют регулярные учебные вылеты с западными коллегами на АВБ в Аль-Дафре (al Dhafra). Пилоты ВВС ОАЭ участвуют и в других совместных воздушных учениях в Европе и на Ближнем Востоке.

И снова отчеты западных экспертов, знакомых с выступлениями летчиков ВВС ОАЭ на этих тренировках, неоднозначны. Некоторые представители Запада описывали эмиратских пилотов, которых они наблюдали и против которых тренировались, как «довольно хороших». Другие полагали, что они «вероятно, почти равны» британцам или израильтянам. Третьи представляли их, как хороших в определенных аспектах ведения воздушной войны, но не в других. При этом, все признавали, что пилоты ВВС ОАЭ, безусловно, лучше, чем летчики из прочих стран Персидского залива.

Так, после опроса многих американских летчиков и инструкторов в Red Flag и AAWC один западный эксперт пришел к выводу, что пилоты ВВС ОАЭ хорошо выполняют ранее известные приемы, «но когда дела не соответствуют сценарию и практике, они идут плохо». В частности, некоторые инструкторы из Red Flag считали, что пилоты ВВС ОАЭ «не проявляли критического мышления, никакой адаптации, никакого принятия решений без предварительного обдумывания».

Эта закономерность часто появлялась в интервью о ВВС ОАЭ. Например, западные военнослужащие отмечают, что в ВВС ОАЭ имеется большое количество современных тренажеров, которые они использовали для обучения своих пилотов по многочисленным заданным сценариям. Пилоты ВВС ОАЭ продемонстрировали значительную осведомленность и прочные навыки владения своими машинами (что расценивается, как значительный шаг вперед по сравнению с подавляющим большинством арабских ВВС) и научились справляться с требованиями этих сценариев.

Тем не менее, они отрабатывали менее сложные неструктурированные упражнения «свободной игры» — основы обучения в западных ВВС. В результате у них возникали трудности при участии в таких учениях с американскими или другими ведущими западными ВВС. По словам американских инструкторов то, что пилоты Персидского залива терпят неудачу часто коренится в их культурных традициях: «безынициативности, избегании даже рассчитанных рисков и не желании отойти от того, что является рутинным и ожидаемым».

Тем не менее, как отмечается, в отличие от многих других арабских летчиков, эмиратские пилоты не отказываются от участия в неструктурированных учениях и показывают, если и «не хорошие», то и «не плохие» результаты.

Передовые посты наведения авиации. Одним из наиболее заметных достижений ВС ОАЭ американские эксперты называют подготовку их передовых авиационных наводчиков (JTAC) – специалистов, управляющих ударами авиации с земли. Миссия настолько важная и ответственная, что многие американские союзники оставляют её на откуп персоналу армии США. ОАЭ настаивают на том, чтобы иметь своих собственных наводчиков, сертифицированных по стандартам НАТО. Для чего создали свою школу JTAC, в которой работают американские, австралийские и европейские инструкторы. Для сравнения, в Европе, в НАТО есть только одна школа JTAC, но у Абу-Даби есть своя. Передовые авиационные наводчики ОАЭ сертифицированы НАТО и, по общему мнению западных союзников, высокопрофессиональны.

Логистика. К сильной стороне ВВС ОАЭ западные эксперты относят и воздушную логистику. Эмираты быстро и достаточно эффективно перебросили боевые соединения и материальные средства вокруг Аравийского полуострова. Организовали и поддерживали  устойчивый воздушный мост к своим войскам в Йемене и на Африканском Роге. Некоторые начальные полеты в эти пункты были запутанными и проблематичными, но после нескольких осечек «эмиратцы успокоились» и продемонстрировали реальную способность к организации воздушных перевозок.

ВВС ОАЭ обладают небольшим парком военно-транспортных самолетов C-130 и C-17, которые эффективно использовались для поддержки боевых действий. Так,  отмечается практическое использование ВТА ОАЭ в операциях коротких и импровизированных взлетно-посадочных полос. Однако, из-за ограниченного количества самолетов ВТА (по 8 самолетов C-130 и C-17), Абу-Даби в значительной степени полагался на коммерческие воздушные перевозки в интересах военной логистики. Добавление коммерческих самолетов и пилотов еще больше усложняют крупные и продолжительные воздушные перевозки, которые проводят ОАЭ, но в целом эти операции получили положительные оценки, особенно после устранения первоначальных недостатков.

Другим достижением логистики ВВС ОАЭ называется способность выполнять дозаправки в воздухе. В частности, для поддержки своих ударных самолетов во время операций в Йемене и Ливии. Более того, самолеты-заправщики ВВС ОАЭ смогли оказать поддержку, когда столкнулись с проблемами первые транспортные рейсы в Эритрею и Сомали. Еще одним признаком компетентности ОАЭ в области воздушной логистики считается их способность ежегодно, начиная с 2012 года, перебрасывать собственные самолеты и личный состав на АВБ США Неллис в Неваде для учений и тренировок. Перелет и транспортировка проводятся только при поддержке американских самолетов-заправщиков над Атлантикой и континентальной частью США. Никакая другая арабская армия не может этого сделать.

Наконец, ВВС ОАЭ успешно интегрируют разведывательные данные до и после удара, разрабатывают собственные оперативные планы (особенно для миссий в Йемене и Ливии) и эффективно и действенно выполняют целеуказание и производят выбор применяемого вооружения.

В представлении экспертов США, фактически никакие другие арабские ВВС не могут выполнять операции по подъему, планированию и дозаправке, которые ОАЭ выполняли неоднократно. Никакие другие ВВС стран  Ближнего Востока, кроме Израиля, не будут пытаться произвести дозаправку в воздухе для нанесения дальних ударов, как это делают ОАЭ. Остальным придется полагаться на США, чтобы получить такую ​​возможность.

Объединенное авиационное командование (Joint Air Command, JAC). Западные источники называют это Командование одним из сильнейших элементов ВС ОАЭ. Командование когда-то входило в структуру Президентской гвардии, но затем было выделено и стало ядром для новых сил. Сообщается, что, отчасти, реорганизация явилась следствием разногласий между генералом Майком Хиндмаршем (Mike Hindmarsh), австралийцем по происхождению и руководителем Силами специальных операций ВС ОАЭ и американцем, генерал-майором Стивеном Томаджаном (Stephen Toumajan), на тот момент руководителем JAC.

Объединенное авиационное командование обеспечивает прямую воздушную поддержку как для ПГ, так и Сухопутных войск ВС ОАЭ посредством транспортировок личного состава, огневой поддержки и выполнения операций поиска и спасение. Оно оказывает различные формы поддержки ВМС, береговой охране, а также объектам критической инфраструктуры ОАЭ. В его составе группа армейской авиации и авиационная группа специального назначения. На вооружении Командования находится основная часть вертолетного парка ВВС ОАЭ: ударные AH-64D «Апач Гардиан», многоцелевые UH-60M, транспортные CH-47D, а также несколько типов более легких машин.

В целом, JAC получило отличные оценки как со стороны западных, так и собственных военнослужащих. Успешное применение вертолетов ВВС ОАЭ отмечается, начиная с  Косова. По свидетельствам очевидцев, в Форт Ирвин (шт. Калифорния) они «показали себя не хуже любого американского подразделения».

Высокопоставленный западный офицер, командовавший силами ОАЭ в рамках коалиции, заметил, что персонал JAC «всесторонне и эффективно планирует свои миссии». Они откровенны в отношении своих реальных возможностей и ограничений. Последнее, как он отметил, было весьма необычным среди множества арабских партнерских сил, с которыми он работал на протяжении многих лет.

Единственная слабость Командования, на которую указывает любой источник –  отсутствие возможности дозаправки в воздухе.

55.83MB | MySQL:105 | 0,451sec