Ливия: личность нового премьер-министра в оценках экспертов Европейского совета по международным отношениям.

Избрание представителя мисуратской партии на ключевой пост переходного периода – премьер министра правительства, получившего громкое название: «единства», вместо прежнего, «согласия», далеко не случайно. Феномен Мисураты в современной истории Ливии заслуживает отдельного исследования, очень уж незаурядные люди выходят «на свет» из этого города. Многое объясняется этническим составом жителей, незаурядным, даже по ливийским меркам, Мисурата изначально была местом проживания значительного числа «карагла», евреев и выходцев из ряда других стран Средиземноморского бассейна. Будучи основана, как и все прибрежные города Ливии, финикийцами, она никогда не считалась центром политики и ремесел, как Триполи, не славилась богословами и учеными, как Бенгази, хотя и в ней существовали несколько завий. Это всегда был город того самого «желтого дьявола» по В.Маяковскому, город-торговец, город-купец.  Расположение города предоставляло ему доступ вглубь пустыни, он прикрыт от нападения с юга и востока болотистыми низменностями, а главную дорогу, шедшую из Триполи, во все времена было легко оборонять. В Мисурате в свое время существовал самый большой рынок невольников и соли, стратегических товаров, а за соляные варницы мисуратцы вели ожесточенные войны с южными соседями –  племенем таверга.

При Джамахирии выходцы из Мисураты практически никогда не поднимались в высший эшелон власти, но имели прочные позиции на среднем уровне, и в тех сферах, где крутились деньги. Крепкие хозяйственники, как сказали бы у нас, они смогли убедить М.Каддафи создать в городе мощный промышленный кластер, модернизировать порт, развернуть свободную экономическую зону. Стальной прокат и подкат для арматуры, текстиль и цемент, продукты питания и бытовой химии, собираемые по лицензии грузовики, и почти половина всего морского импорта Ливии (включая, в свое время, все крупные поставки тяжелых вооружений), самое крупное в Ливии военное летное училище-академия, первоклассная авиабаза, — все это Мисурата. И так вышло, что уроженцы этого города, а вовсе не Бенгази, если говорить о внутренней составляющей мятежа 2011 года, сыграли ключевую роль в той трагедии, став могильщиками Джамахирии. Останься тогда Мисурата в стороне, сохрани нейтралитет, или добей ее сторонники М.Каддафи, а возможность этого тоже была, еще неизвестно, как развернулись бы события. Впрочем, речь о другом.

Нынешний приход во власть мисуртской партии, а говорить следует именно о ней, а не об отдельных выходцах из этого города, не случаен, и окажет огромную роль на дельнейшие события в Ливии. При всех собственных истинных и наигранных противоречиях мисуратцы всегда выступают с точки зрения отстаивания интересов своей родины, коей они считают вовсе не Ливию, в любом ее виде, а свой город, превратившийся в Ганзу Средиземноморья. Фактически, Мисурата уже город-государство и сохраняет лишь формальные признаки отношения к Ливии.

Естественно, что такое развитие событий не могло и не осталось незамеченным ближайшими соседями Ливии с севера – Европейским союзом, стороной весьма активно участвующей, как совокупно, так и усилиями ее отдельных стран-членов в ливийских событиях.

Европейский совет по международным отношениям заявил 12 февраля, что Абдель Хамид ад-Дбейба, новый премьер-министр Ливии, который ранее был известен тем, что был двоюродным братом человека (Али Ибрагима ад-Дбейбы), настолько коррумпированного, что против него было начато крупнейшее расследование в Шотландии по делу о ливийских денежных средствах и мошенничестве, нисколько не обеспокоен серьезными обвинениями против него в подкупе голосов. А.Х.ад-Дбейба ловко использовал крайнее недовольство и разногласия многих участников и наблюдателей Форума ливийского политического диалога, натравливая конкурентов друг на друга и заключая сделки, чтобы распылить и разобщить голоса, собиравшиеся вокруг персон Фатхи Башаги и Акилы Салеха, что позволило ему «просочиться к победе», набрав 53% голосов. Во многом это было голосование против нынешней элиты, а не за ад-Дбейбу. Европейский совет по международным отношениям также отметил телефонные звонки главе нового правительства от мировых лидеров, точное количество которых неизвестно. Есть у европейцев серьезные вопросы о характере отношения к ад-Дбейбе со стороны таких стран, как Турция. Как полагают в Брюсселе, с точки зрения Анкары, амбиции Ф.Башаги сделали его ненадежным партнером, в то время как А.Х. ад-Дбейба имел и имеет сильные деловые и другие связи с Турцией. Более того, он, по-видимому, пообещал, что глава МВД Ф.Башага и министр обороны, С.аль-Нимруш, поддерживаемые Турцией, сохранят свои государственные посты. По мнению Европейского совета, установить «правильные отношения» с новым премьер-министром будет сложно, но Европа и Соединенные Штаты могут воспользоваться потребностью правительства национального единства в международном признании, либо через резолюцию Совета Безопасности ООН, либо на двустороннем уровне, что позволит ему полноценно заменить прежнее ПНС. Более того, ПНЕ будет полагаться на своих иностранных покровителей, чтобы помочь получить одобрение либо Палаты представителей, либо Форума ливийского политического диалога, а также получить технический опыт, необходимый для управления и восстановления экономики. Европейцы должны использовать эти обстоятельства, чтобы убедить ад-Дбейбу сформировать небольшое правительство, ориентированное на содействие декабрьским выборам, а не то, которое способствует коррупции.

Некоторая досада ЕС относительно А.Х. ад-Дбейбы понятна: он далеко не Ф.Саррадж и не А.аль-Тани. Повторимся, это предельно прагматичный, умный и расчетливый человек, грамотный управленец, к тому же, имеющий давние и прочные отношения с Анкарой. Что до того, как мисуратцы разыграли выборную партию, то да, они обыграли всех оппонентов, создав видимость разногласий и внутренней конкуренции. Рискнем предположить, что Ф.Башага с его планами насчет премьерства выполнял отвлекающую роль, пока ад-Дбейба «проходил по флангу». При этом, зная какие финансовые возможности стоят за мисуратцами, вполне можно предположить, что, да, они оплатили лояльность ряда выборщиков. Что касается позиции США, главного модератора ливийского урегулирования, то нелишне напомнить, что именно в Мисурату по соображениям безопасности была эвакуирована из Триполи американская военная миссия в 2019 году. А если принимать во внимание реальный административный и военный ресурс мисуратцев, то, повторимся, на сегодня, они представляют самую организованную и компетентную силу в Ливии, вполне способную, возникни такая необходимость, взять ливийскую столицу под полный контроль. И проявить самостоятельно, а если понадобится, противостоять и Триполи, и Бенгази. Именно поэтому, незадолго до Форума в Женеве, Ф.Саррадж инициировал развертывание параллельной МВД силовой структуры, пытаясь сколотить из триполийских вооруженных отрядов какое-то подобие муниципальной службы безопасности. А подразделения ЛНА, опасаясь натиска мисуратских «бригад», буквально зарылись в землю под Сиртом, настолько сильно, что по сей день, никак не могут ни разминировать территорию, ни разобрать свои оборонительные сооружения.

В общем и целом, оценивая персоналии выбранных членов нового Президентского совета и премьер-министра ПНЕ, можно сделать вывод: именно А.Х.ад-Дбейба будет ключевой фигурой, на которую замкнутся усилия всех, кто хочет, или кому необходимо добиваться в Ливии тех, или иных, конкретных результатов. В руках мисуратцев ННК (нефть), Центральный банк (финансы), силовой блок, крупный морской порт, промышленный кластер, кроме того с ними дружественный крупный бизнес. Единственное, чего, пока, им не хватает, так это политизированности, внешнего политического оформления, своей популистской программы. Поэтому, тот же ад-Дбейба предпочитает, если дело доходит до политических деклараций, использовать те же общие клише, что и все остальные участники мирного процесса. Но, это, как говорится, дело наживное, кроме того, очевидно, у мисуратской верхушки пока нет единого консолидированного мнения, насчет того, что им нужна вся остальная Ливия. Обезопасить свой анклав, возможно, конституционально, истребовав ему исключительный статус, закрепить его законодательно, это понятно. Но, не декларировать же это сейчас в качестве основной политической задачи?

Позволим себе еще одну небольшую ремарку относительно мисуратцев. В 2016, 2017 и в 2018 годах, МВД в составе ПНС не раз обращалось в Москву с просьбами поставить ему боеприпасы и оснащение, стрелковое вооружение для полиции, различные спецсредства, дымовые гранаты и т. п., сопровождая это официально оформленными сертификатами конечного пользователя, как и установлено законом для подобных случаев. Причем за деньги. Х.Хафтар тогда вовсю сражался с радикальными исламистами и просто бандитами в Киренаике, не помышляя о броске на Триполи.  Излишне говорить, что эти, как и многие другие обращения из Триполи, остались без ответа. Возможно, как раз потому, что мисуратцы были готовы платить, не зная, что Москва так дел не ведет, предпочитая раздавать боеприпасы, танки, истребители и ЗРК самозванным фельдмаршалам, мятежным генералам или претендентам на власть, непонятно, то ли выигравшим выборы, то ли нет, причем, часто бесплатно. В итоге, все необходимое для МВД ПНС тогда поставили (и, видимо, будут поставлять) турки, болгары, сербы, итальянцы, британцы, и даже, союзники Москвы в Ливии, французы.

15 февраля, премьер-министру ПНЕ Абдель Хамиду ад-Дбейбе позвонил премьер-министр Государства Кувейт, шейх Сабах аль-Халед ас-Сабах.  Ливийский премьер написал на своей странице в «Твиттере»: «Я был рад получить телефонный звонок от премьер-министра Государства Кувейт, шейха Сабаха аль-Халеда ас-Сабаха, в котором он выразил поддержку своей страны новому ливийскому правительству национального единства. В свою очередь, я высоко оценил усилия Государства Кувейт и его позитивную роль в регионе, играемую под руководством Его Высочества принца Сабаха аль-Ахмада аль-Джабера ас-Сабаха, да смилостивится Бог над ним, и его преемника, Его Высочества, принца Навафа».

И еще об одном моменте, который будет связан с А.Х.ад-Дбейбой, и который также получит должную оценку в ЕС.

Официальный представитель Турции объявил о начале работ по созданию логистического центра в Ливии, который, как ожидается, станет транзитным пунктом для турецкого экспорта в Африку. Об этом в интервью агентству Anadolu сообщил Мортада Корнфил, председатель Турецко-ливийского делового совета при правительственном Комитете по внешнеэкономическим связям. Он добавил, что Комитет по внешнеэкономическим связям начал работу над открытием первого из этих международных логистических центров в Ливии, который превратится в ворота для турецкого экспорта на африканский континент. Он указал на простоту транспортировки на африканский континент из Ливии по суше и воздуху, а также на возможность беспрепятственной доставки товаров из логистического центра в 53 африканские страны с общим населением около миллиарда человек. М.Корнфил заявил, что турецкий экспорт в Ливию снова начал восстанавливаться, начиная с 2017 года, и достиг 1,9 млрд долларов в 2019 году, но снизился в 2020 году до 1,4 млрд долларов (интересно, сколько составляет экспорт из РФ в Ливию, последние доступные статистические данные, еще до войны 2011 года, оценивали его, около 300 тысяч долларов США в год) из-за последствий ограничений пандемии коронавируса для мировой экономики. Он подчеркнул, что «экономические отношения между двумя странами развиваются очень позитивными темпами». По словам турецкого чиновника, в Ливии продается широкий спектр турецких товаров, среди которых преобладают свежие овощи, фрукты, готовая одежда, мебель, ювелирные изделия, электроника, продукты питания и др. М.Корнфил добавил: «Ливия считается одним из регионов, имеющих особое значение для Турции, как на политическом, так и на экономическом уровне, и мы ожидаем расширения турецкого экспорта в  Триполитанию после спада эпидемии коронавируса. Турецкие подрядчики ожидают новых возможностей в строительстве и в развитии инфраструктуры в Ливии, а также быстрого развития этого сектора после решения своей проблемы долга в 4 млрд долларов. Важны будут также фиксированный обменный курс ливийского динара и единое правительство. Переходное правительство в Ливии, принявшее фиксированный обменный курс для национальной валюты, увеличит потенциал бизнеса и инвестиций в стране, а также ее способность привлекать инвесторов. «Рынок Ливии сталкивается с важными потребностями, которые были отложены на 6 лет, и применение фиксированного и единого обменного курса будет способствовать развитию коммерческой и инвестиционной деятельности в этой стране», — считает М.Корнфил, добавляя: «С объявлением о формировании переходного правительства, которое будет управлять страной до выборов, намеченных на 24 декабря, Ливия станет свидетелем значительного ускорения темпов во всех секторах, включая экономику». Все перечисленные вопросы находятся, как раз, в компетенции правительства и премьера, и нет никаких оснований, считать, что ад-Дбейба не пойдет навстречу турецкой стороне.

Настороженность чиновников ЕС относительно персоны нового главы правительства Ливии следует отнести к моменту именно досады: с таким человеком сложно будет договариваться и совершенно нелегко будет его обойти. Тем не менее, европейский бизнес это не смущает, тем более, что проблем, ожидающих своего решения, немало. Вот лишь один из примеров.

Бельгийский принц Лоран (Laurent Benoît Baudouin Marie de Belgique), в 14 февраля выразил желание возобновить деятельность своей некоммерческой организации GSDT после того, как правительство Бельгии решило уведомить Комитет по санкциям ООН о своем желании разморозить ливийские средства для погашения задолженности перед этой ассоциацией. В 12 февраля, министр финансов Винсент Ван Петтигем объявил, что правительство направит уведомление в Комитет по санкциям ООН с целью разморозить ливийские средства, размещенные в Бельгии для погашения долгов этой некоммерческой ассоциации. Французский сайт rtbf добавил, что решение было принято в министерском комитете, потому что премьер-министр, Александр де Крю хотел одобрения всего правительства в этом «деликатном вопросе». Согласно сайту, Euroclear Financial Services, в Брюсселе, замороженными на своих счетах из-за международных санкций, находятся около 14 млрд евро средств Ливийского инвестиционного управления.

Бельгийская GSDT на основании решении Апелляционного суда от декабря 2014 года. требует выплатить ей 44 млн евро за проект восстановления лесов в Ливии. Брат короля Филиппа несколько раз жаловался на то, что бельгийское государство не поддержало его в попытках взыскать этот долг с ливийских властей, в отличие от других компаний, получивших компенсацию.  Замороженные ливийские финансы пытались было использовать для погашения долгов, но правительство выступило против этого. В январе 2019 года премьер-министр Бельгии, Шарль Мишель в ответ на письмо принца Лорана сослался на меморандум Министерства иностранных дел, пришедшего к выводу, что отменить замораживание ливийских финансов невозможно.  В 2017 году ОН раскритиковала решение Бельгии, которая в 2012 году разрешила частично использовать ливийские фонды без уведомления Комитета по санкциям. Это решение вызвало тогда много вопросов, а сама проблема с замороженными за границей ливийскими финансами способна еще не раз спровоцировать напряженность в отношениях с Триполи, и не только у Бельгии.

Учитывая, кто имел отношение к ливийским инвестиционным программам, не трудно предположить, что и в этом аспекте, новый премьер будет играть самую активную и непосредственную роль, тем более, что новое правительство Ливии намерено поставить вопрос о размораживании всех финансовых средств бывшей Джамахирии, находившихся в американских и европейских банках, на которые были наложены санкции. Таковых, по разным оценкам, может оказаться до 100 млрд долларов США.

55.88MB | MySQL:105 | 0,465sec