Что стоит за ракетным обстрелом американской базы на севере Ирака

В  результате ракетного обстрела на севере Ирака 16 февраля  был убит один контрактник и ранены еще несколько человек, в том числе военнослужащий США. Это стало самым смертоносным нападением на американскую цель в этой стране за почти год. Ракеты попали внутрь и рядом с военной авиабазой, занятой возглавляемой США коалицией в международном аэропорту Эрбиля. Два американских чиновника заявили, что убитый подрядчик не был американцем. Коалиция заявила, что пострадали еще пять подрядчиков, не вдаваясь в подробности. Представитель Министерства здравоохранения Курдского регионального правительства сообщил, что один из пострадавших находится в критическом состоянии.  Представитель  коалиции сообщил, что в понедельник вечером, по меньшей мере, 14 ракет поразили три района. Он добавил, что Министерство внутренних дел КРГ проведет расследование в партнерстве с коалиционными силами. Это нападение, заявленное малоизвестной группой, которая, по мнению некоторых иракских чиновников, имеет связи с Ираном, повышает градус напряженности на Ближнем Востоке, в то время как Вашингтон и Тегеран изучают потенциальный возврат к иранской ядерной сделке. Группа, называющая себя «Сарайя Аулия аль-Дам», взяла на себя ответственность за нападение на возглавляемую США базу, заявив, что она нацелена на «американскую оккупацию» в Ираке. При этом она не представила никаких внятных  доказательств своего утверждения о причастности к нападению.  США выясняют, кто несет ответственность за ракетный обстрел в Ираке в районе американской базы, и оставляют за собой право на ответ. Об этом заявила во вторник на брифинге пресс-секретарь Белого дома Джен Псаки.
«Мы по-прежнему работаем с иракскими партнерами над точным определением [причастных] к этой атаке, это наш приоритет. По предварительным данным, погиб гражданский служащий, пострадали несколько представителей международной коалиции, включая одного американского военнослужащего и ряд специалистов США, — сказала она. — <…> Однако у нас сейчас нет конкретных данных [о причастных]».
«Как и всегда, президент США, администрация оставляют за собой право на ответ в надлежащее время и в надлежащей форме, — отметила Псаки. — Будем ждать, когда завершится выяснение. До того, как мы примем какие-либо дополнительные шаги, мы сделаем дополнительные объявления». По словам пресс-секретаря, дипломатия является приоритетом для нынешней администрации. На брифинге Госдепартамента главе пресс-службы ведомства Неду Прайсу был задан вопрос, придерживается ли новое руководство США концепции своих предшественников о том, что гибель кого-либо из американских граждан повлечет возмездие. «Будет преждевременно говорить о конкретных условиях возмездия, пока мы точно не знаем, что произошло. Идет активное расследование, — сказал он. — Мы в тесном контакте с курдскими, иракскими партнерами. Мы хотим сначала знать, что действительно произошло. Оставляем за сбой право ответить». Прайс вновь отметил, что не намерен предвосхищать итоги расследования, и это показательно и косвенно говорит о том, что Вашингтон взвешивает все риски обострения ситуации для своих планов по началу новых переговоров по иранской ядерной программе. Другими словами, степень жесткости реакции США позволит сделать вывод о приверженности Вашингтона этому курсу.  Отвечая на вопрос о якобы причастности Ирана, представитель Госдепа заявил, что за последнее время при реализации стратегии максимального давления на Тегеран не наблюдалось какого-либо дипломатического взаимодействия. Прайс, видимо, критиковал подходы предыдущей администрации США. При этом он добавил, что с иранской стороны имела место «спираль нападений», не приведя конкретных примеров. «Я не хочу дальше рассуждать о мотивах, потому что мы не продвинулись в [выяснении вопроса] о виновных», — сказал глава пресс-службы.

Представитель КРГ из пешмерги, выступивший на условиях анонимности, назвал нападение  «большим нарушением безопасности и крупным провалом для всех основных курдских силовых структур». «Как ракеты попали в регион, остается неясным, но вполне возможно, что персонал сил безопасности и вооруженных сил Курдистана мог сотрудничать с преступниками. Дальность действия выпущенных ракет составляла восемь километров, и ПМФ [иракские Силы народной мобилизации] часто используют эти ракеты. После этой катастрофы чиновники из главных разведывательных служб Эрбиля должны быть уволены. Финансовый кризис в регионе и внутренние конфликты повлияли на способность пешмерги выполнять свою роль на границе», — сказал чиновник. При этом ПМФ, также известные как «Аль-Хашд аш-Шааби», отвергли утверждения о том, что его ополченцы совершили это нападение. Сайед Али Хоссейни, глава отдела по связям с Северным фронтом, отверг обвинения и заявил, что ПМФ не находились в районе, откуда предположительно было совершено нападение. «ПМФ не находится в том районе, откуда были запущены ракеты, — сказал Хоссейни. — Мы отвергаем все те обвинения, которые обвиняют нас в том, что мы стоим за этими нападениями. Мы подадим в суд на любого, кто обвинит нас в совершении терактов без доказательств». Хоссейни добавил, что никогда не слышал об организации «Сарайя Аулия аль-Дам», и задался вопросом, совершило ли оно нападение. Тегеран во вторник 17 января также отрицал, что у него есть какие-либо связи с группой, ответственной за нападение, и заявил, что он выступает против любых действий, наносящих ущерб безопасности Ирака. «Иран считает стабильность и безопасность Ирака ключевым вопросом для региона … и отвергает любые действия, которые нарушают мир и порядок в этой стране», — заявил государственным СМИ официальный представитель МИД Ирана Саид Хатибзаде. Вооруженные группировки, связанные с Ираном в Ираке и Йемене, в последние недели начали нападения на Соединенные Штаты и их арабских союзников, включая атаку беспилотников на саудовский аэропорт и ракетные удары по посольству США в Багдаде. Большинство инцидентов не привели к жертвам, но продолжили оказывать давление на американские войска и их союзников в регионе в первые дни президентства Джо Байдена. Администрация Байдена взвешивает возможность возвращения к иранской ядерной сделке, от которой его предшественник Дональд Трамп отказался в 2018 году и которая была направлена на обуздание иранской ядерной программы. В этой связи надо отметить следующее.

  1. Некая группировка, которая совершила обстрел, явно является простым прикрытием и в реальности не существует.
  2. Насчет неясности у местных чиновников, откуда эти ракеты вообще взялись в регионе.   Поясним для них, что иранцы разместили свои тактические ракетные установки в Иракском Курдистане еще три года назад. И дислоцируются они в зонах ответственности союзника иранцев в лице Патриотического союза Курдистана (ПСК). Отсюда можно примерно сделать вывод, кому это выгодно. С иранцами в данном случае все понятно: они торопят новую американскую администрацию с реальными шагами по возрождению СВПД.  Что же касается ПСК, то его интерес более прозаичен: он хочет добиться в результате «обвинений в неэффективности» рокировки людей Барзани в аппарате безопасности в Эрбиле на свои креатуры.
55.85MB | MySQL:106 | 0,540sec