Алжир тормозит инвестиции в золото- и железодобычу

Алжирское руководство продолжает тормозить поступление зарубежных инвестиций в свою экономику. Это особенно наглядно по ситуации в железорудном и золотодобывающем секторах экономики.

Так, новые иностранные инвестиции в АНДР заработают не ранее конца 2023 г. Об этом открыто заявил алжирский министр шахт Мухаммед Аркаб, комментируя ситуацию вокруг планируемого на 2021 год запуска железорудного месторождения Гхар-Джебиль на западе страны.

Напомним, что на роль основного оператора по его разработке планировались китайские компании, которые согласно предыдущим данным представителей алжирских властей должны были начать на нем работу не позднее марта 2021 г. Однако согласно заявлению 13 февраля того же Аркаба стало ясно, что до сих пор он не готов огласить их названия. Он объяснил это тем, что это будет сделано «в ближайшие дни после завершения финансовых соглашений с ними».

Иными словами, в очередной раз начало эксплуатации новых сырьевых ресурсов АНДР отодвигается. По имеющимся данным, делается это по инициативе китайской стороны, желающей получить дополнительные гарантии для своих вложений. Причем ввиду внушительности суммы ожидаемых инвестиций (речь идет о миллиардах долларов) Пекин намеревается получить для своих операторов максимальные выгоды.

Речь прежде всего идет о пересмотре алжирского ограничительного законодательства, вынуждающего иностранные компании работать на маловыгодных условиях (обязательное взаимодействие с партнерами из АНДР фактически при их же руководстве – иностранная доля в них ограничена 49%, препятствование выводу прибыли, отсутствие гарантий относительно невмешательства в действия зарубежного инвестора местных силовиков и т.д.).

Поведение китайской стороны представляется правильным. Время работает на нее. Она, располагая колоссальными денежными ресурсами, может подождать и выбирать лучшие проекты для результативных инвестиций, тогда как у Алжира, испытывающего все более растущий дефицит финансов, ситуация кардинально другая.

Кроме того, запуск нового железорудного месторождения представляется все более актуальным для АНДР по другой важной причине: из-за неуклонного роста потребления продуктов переработки железной руды на ее собственной территории. Так, уже в ближайшие годы годовое потребление стали, чугуна и прочих соответствующих продуктов достигнет 12 млн тонн в год. И если добыча железной руды не будет кардинально увеличена, то ее придется ввозить из-за рубежа. Однако под боком есть огромное месторождение Гхар-Джебель с общими запасами в 3.5 млрд тонн железа. Этих запасов достаточно для того, чтобы АНДР стала серьезным экспортером железной руды и продуктов ее переработки на международный рынок.

Однако для его эксплуатации без иностранных инвестиций не обойтись. В том числе потому, что алжирская железная руда содержит большую долю вредного при производстве стали фосфора и самостоятельно АНДР не в состоянии ее очистить от него. Соответственно, по данным Аркаба, «Вместе с нашим партнером мы будем использовать лучшие технологии в разработке месторождения».

Однако приход иностранных инвестиций искусственно тормозится в первую очередь из-за недальновидности алжирских руководителей.

Алжирская сторона до последнего момента рассчитывает извлечь из сотрудничества с китайской стороной максимальные выгоды, что Пекин дрогнет и согласится на минимальные непринципиальные уступки.

Впрочем, подобные ожидания руководство АНДР испытывает и транслирует не один год, а запуск в эксплуатацию железорудного месторождения по-прежнему тормозится.

И данная ситуация демонстрирует в целом неблагополучное положение в стране с использованием иностранных инвестиций.

Характерным тому примером служит положение в одной из самых перспективных сырьевых отраслей страны – золотодобыче. Общие запасы золота в Алжире составляют по предварительным оценкам тысячи тонн, однако ежегодно его официальная добыча обычно не превышает нескольких сотен килограмм.

В этой связи приведем многозначительную деталь – по данным министра шахт АНДР, в 2020 году алжирская армия задержала около 20 граждан страны с более чем 17 кг золота с одного месторождения Амесмесса в вилайе Таманрасет на юге страны.

Заметим, что этим месторождением оперирует компания ENOR. Для сравнения обратим внимание на то, что она за тот же год добыла там же 41 кг золота. Иными словами, на 2.5 грамма официально произведенного золота приходится 1 грамм задержанного нелегального драгоценного металла.

Какой точно объем приходится на алжирский «теневой» золотодобывающий сектор – неизвестно. Но с учетом того, что по статистике задерживается лишь 20 – 25% нелегальной продукции, можно предположить, что реально на один грамм официально добытого золота приходится два нелегальных.

Иными словами, алжирское золото кормит преимущественно «теневиков», а не государство. Одна из причин подобного положения состоит в том, что власти Алжира делают ставку не на промышленную, а на кустарную добычу золота. Так, только за прошлую неделю малым предприятиям было выделено для этого как минимум 218 участков.

Министр шахт АНДР рассчитывает, что «такой вид добычи позволит добывать дополнительно 500 кг золота в год». В частности, алжирское законодательство предусматривает передачу кустарями добытого ими драгоценного металла упомянутой выше компании ENOR для его очистки и производства слитков.

Всего по данным министра резервы золота в стране составляют 124 тонны, что представляется недостаточным с учетом недобытых объемов.

Данное положение могли бы исправить иностранные инвесторы, но алжирские власти даже не рассматривают их приход в эту отрасль, сознательно делая ставку на микро-производства, тогда как крупные зарубежные компании могли бы изменить масштабы добычи драгоценного металла и одновременно предоставить алжирцам тысячи и тысячи рабочих мест.

Причем, отдавая данную стратегическую отрасль мелкотоварным кустарям, государство ослабляет контроль над ней, создавая лазейки для увода золота теневыми структурами.

И данное положение особенно наглядно характеризует ситуацию с инвестициями в Алжире – руководство АНДР, все больше в них нуждаясь, сознательно их отталкивает под предлогом боязни «закабаления».

И на примере с золотодобычей очевидно, что алжирские лидеры предпочитают делать ставку на слабый и уязвимый от них мелкий бизнес, не умея полноценно работать с крупным бизнесом.

За это заблуждение, как представляется, уже в ближайшем будущем ему придется дорого заплатить. Сохранение подобного отношения уже отражается в снижении общих экономических показателей и впоследствии это с высокой долей вероятности скажется и на политической стабильности страны.

55.96MB | MySQL:109 | 0,672sec