О конференции «Цифровой мир» в Стамбуле. Часть 2

6 марта в Стамбуле состоялась Конференция под названием «Цифровой мир». Её организаторами выступила Ассоциация анатолийских медиа – структура, которая объединяет частные региональные медийные компании, включая телевизионные и радиоканалы, а также газеты.

Как мы отметили в Части 1 (http://www.iimes.ru/?p=75920) нашей статьи, мероприятие, изначально задуманное как способ поддержать местные турецкие медиа перед лицом «цифровой угрозы», превратилось в нечто большее. Можно, без преувеличения, сказать, что в нем приняли участие все ведущие игроки, которые, так или иначе, имеют отношение к цифровым медиа и средствам связи в Турции.

Совсем неудивительно, что это мероприятие было поддержано Управлением по связям с общественностью при Администрации президента Турции и лично его главой проф. д.н. Фахреттином Алтуном.

Отдельно отметим, что вот эти приставки «проф.» и «д.н.», то есть «профессор» и «доктор наук», в Турции — дорогого стоят. Их приставка на визитках или просто в представлении кратно добавляет статуса человеку. Который моментально переходит в разряд «ходжи» — интеллектуала и учителя-наставника.

Более того, когда мы говорим об этих приставках применительно к государственному служащему, занимающему такой высокий пост, как занимает Фахреттин Алтун, мы понимаем, что, тем самым, подчеркивается то, что перед нами – не просто «технократ», который проводит политику, задаваемую сверху, но человек, который несет свой собственный интеллектуальный заряд, волю и, главное, полномочия для её реализации.

На самом деле, если мы обратимся к нынешней системе турецкой власти, то мы заметим, что она, говорим ли мы о внутренней политики, или же о политике внешней, в значительной мере, построена на таком факторе как «лидерство одного человека». Разумеется, президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана.

Лишь только за редким исключением, допустим, тем же чрезвычайным и полномочным послам за рубежами Турции позволено проявлять инициативу на местах и быть, в полной мере, активными игроками, добавляющими турецкой политике собственную стоимость.

Кстати, это – достаточно большая проблема для нынешней турецкой бюрократии: идея о том, чтобы иметь не слишком большую самостоятельность в работе и в принятии решений отвращает многих способных людей от того, чтобы идти на государственную службу. При этом государственный аппарат оказывается «дистиллированным» от самостоятельных ярких личностей и это, со всей неизбежностью, уже проявляется в турецкой политике и будет проявляться и дальше. Причем, чем дальше – тем больше.

Это – то, о чем немало говорят покинувшие Партию справедливости и развития (ПСР) члены так называемой «старой гвардии». Будь то Абдуллах Гюль, Ахмет Давутоглу, Али Бабаджан или же Бюлент Арынч. Если раньше, на заре своего создания и становления, ПСР, по их словам, была партией многих участников, то теперь в ней остался лишь только один лидер и один голос. Этот внутренний раскол уже привел к тому, что возникли два новых политических движения, претендующих на электорат правящей Партии справедливости и развития. А Абдуллах Гюль – неизменно находится в кадровом резерве для выборов на пост президента страны и лишь только его крайняя осторожность и осмотрительность служили до сих пор препятствием к тому, чтобы он баллотировался бы на этот пост от оппозиции.

К слову сказать, мы можем обратить внимание на то, что нынешний кабинет министров Турции почти сплошь и рядом состоит из так называемых «технократов». Да они – профессионалы своего дела и многие из них пришли из профильной деятельности (здравоохранения, туризма, промышленности и проч.). Однако, они не являются не только фигурами, которые имеют свои убеждения, но и даже теми, кто может претендовать сколь-нибудь заметную автономию. Просто потому, что многие из них являются даже беспартийными или же формально партийными, то есть, фигурами заведомо неполитическими.

Однако, даже на таком «технократическом» фоне, есть несколько фигур, которые, в этом смысле, выделяются.

Про министра иностранных дел Турции Мевлюта Чавушоглу мы уже в прошлой части нашей статьи говорили – он, очевидно, выделен в «отдельное делопроизводство» и командует государством в государстве.

А далее можно говорить о таких фигурах, как министр внутренних дел – Сулейман Сойлу, про которого нередко говорят, как о возможном преемнике президента Реджепа Тайипа Эрдогана. Есть пресс-секретарь президента Ибрагим Калын, чьи выступления и заявления нередко выходят за рамки транслирования официальной позиции турецкого лидера. И есть, наконец, Фахреттин Алтун, про выступление которого на Конференции «Цифровой мир» мы начали говорить.

Был ещё долго продвигаемый из частного сектора по ступеням бюрократической лестницы Берат Албайрак, который успел побывать и министром энергетики и природных ресурсов, и министром казначейства и финансов, структуры, чуть ли не специально, созданной под него. Однако, после недавней отставки с этого поста он отправился в политическое небытие. Сейчас о нем, если и вспоминают, то с тем, чтобы порассуждать не тему того, что послужило причиной того, что член семьи, то есть человек, заведомо прогарантированный от разного рода карьерных виражей, был отправлен таким образом в отставку, чтобы (полностью) выпасть из властной обоймы.

Так вот, упомянутый выше проф. д.н. Фахреттин Алтун – это глава Управления по связям с общественностью Администрации президента Турции и, как можно заметить, из практического наполнения его работы – он возглавляет направление пропаганды и контрпропаганды на территории Турции и за её пределами.

Именно его ведомство, допустим, занимается политической рекламой в таких стратегических для Турции вопросах, как оборонно-промышленный комплекс и армия, а также борьба с Рабочей партией Курдистана (РПК).

Именно его ведомство, в том числе, отрабатывает все главные вопросы, которые стоят в настоящее время перед руководством страны, включая принятие новой Конституции и закрытие прокурдской Партии демократии народов (ПДН), которую турецкое руководство обвиняет в том, что та тесно сотрудничает с террористической Рабочей партией Курдистана (РПК). Последний вопрос, буквально на наших глазах, приобретает форму окончательно решенного: похоже, что Партия демократии народов будет закрыта уже в обозримой перспективе. И дальше возникнет вопрос того, а что собственно будет делаться с теми депутатскими местами, которые освободятся после того как члены ПДН лишатся своих депутатских мандатов. Будут ли они поделены пропорционально между другими партиями или будут просто объявлены вакантными до следующих выборов – не суть важно. Речь идет о 56 местах депутатов ПДН – членов третьей по величине фракции в Великом Национальном Собрании Турции после Партии справедливости и развития и Народно-республиканской партии Турции.

Так что, совершенно очевидно, почему Фахреттин Алтун обратил внимание на инициативу Анатолийских медиа и явно поднял статус мероприятию своим присутствием. И даже переместил его в рабочий офис президента Турции в стамбульский дворец Долмабахче. В результате мероприятие не только выиграло в качестве, но и поднялось на национальный уровень.

В самом начале своего выступления, проф. д.н. Фахреттин Алтун озвучил приветственные слова президента страны Реджепа Тайипа Эрдогана участникам мероприятия.

Как он отметил в своем выступлении, весь мир сейчас переживает «невозвратные преобразования», которые входят в нашу жизнь. Речь, разумеется, идет о цифровых преобразованиях. О переходе государственных услуг в электронную среду, о большей демократизации общества, о том, что молодежь ежедневно проживает большой объем времени в цифровом мире, проводя свое время за компьютером или в социальных сетях.

При этом, как указал докладчик, наряду с возможностями, которые дает новый технологический уклад, возникают и немалые риски. В частности, Турция попадает в сферу интересов технологических гигантов. Как подчеркнул докладчик, на эти риски должен быть дан «milli ve yerli», то есть «национальный и местный» ответ.

Напомним читателям, что «национальный и местный» — это, своего рода, слоган, введенный в оборот лично президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом, который, в наши дни, в Турции используется буквально ко всему. В контексте того, что страна – независима от зарубежных стран, от поставок оттуда, допустим, оборудования и технологий. И переходит на самообеспечение. В данном же случае, когда говорится о «национальном и местном» ответе, то подразумевается, что на новые вызовы современности Турция хочет дать свой собственный, независимый и отвечающий её национальным интересам ответ.

Как отметил Фахреттин Алтун, перед традиционными медиа, и так, стояло большое количество проблем. А эпидемия коронавируса их лишь только усилила.

Более того, впору говорить не только о проблемах, но и, вообще, о кризисной ситуации, при которой в центре интересов медийщиков находятся тиражи и рейтинги. При этом, оказались забыты принципы журналистики. То же, в полной мере, касается и современных «альтернативных СМИ». И, разумеется, нужны надзорные и регулирующие органы, которые будут призваны упорядочить весь этот возникший хаос.

При этом, как отметил Фахреттин Алтун, существует достаточно тонкая грань, которая отделяет профессиональную журналистику от, допустим, ведения личного сайта и блога в социальных сетях. Разумеется, каждый, индивидуально, волен в том, чтобы публиковать свое собственное, личное мнение. Однако, надо четко понимать, в какой момент речь идет о профессиональной деятельности. И эта тонкая грань должна быть четко соблюдена в принимаемом законодательстве.

В последнее время, в обиход турецкого руководства введен оборот «цифровой фашизм» и, в этом смысле, выступление Фахреттина Алтуна не стало исключением.

При этом, стоит заметить одну, весьма пикантную подробность. Оборот «цифровой фашизм» получил широкое распространение в Турции именно после выборов президента США 2020 года, в которых официально победил Джо Байден. Хотя, надо отметить, что, говоря в кулуарах, вряд ли, кто в Турции ставит под сомнение, что, на самом деле, победу в выборах одержал Дональд Трамп.

Но его победа была, в буквальном смысле, украдена теми самыми «компаниями-монополистами», которые занимаются разного рода манипуляциями и которые, не называя, разумеется, в том же самом предложении имен, Фахреттин Алтун прямо обвинил в так называемом «цифровом фашизме». Все, что произошло дальше, допустим, с тем же WhatsApp в Турции, когда из-за обновления политики конфиденциальности произошел массовый исход пользователей – стало лишь следствием демонстрации возможностей современных технологических корпораций – монополистов.

Как отметил Фахреттин Алтун, сейчас в мире широко распространились двойные стандарты, при которых происходит цензурирование политиков, осуществляется поддержка террористических организаций, включая Рабочую партию Курдистана и так называемую «Террористическую организацию Фетхуллаха Гюлена» (ФЕТО). Речь идет, по словам докладчика, не просто об угрозе отдельно взятому региону, но и об угрозе всему миру.

При этом, стоит отметить ещё одну подробность, которая следует из выступления Фахреттина Алтуна. В своем выступлении он назвал РПК и ФЕТО – «близкими структурами». Это – довольно интересная ремарка, которую не стоит упускать. Её можно прочитать следующим образом: сирийские филиалы РПК в лице Сил народной самообороны и Партии демократический союз сегодня поддерживаются со стороны США. Глава ФЕТО – Фетхуллах Гюлен – и так проживает в США и нет сомнений в том, что он пользуется полной поддержкой со стороны американской Администрации. Вот, собственно, и та смычка, о которой говорит Фахреттин Алтун. Сюда же стоит добавить и то, что в турецких СМИ постоянно показываются разного рода передачи из «цикла» «роль США в военных переворотах 1960, 1980 и 2016 годов». Разумеется, речь идет об очередном открытом послании американцам. С которыми у Турции, вроде как, — «образцовые» союзнические отношения и общие интересы в регионе.

При этом, как отметил Фахреттин Алтун, те логичные шаги, которые предпринимает сегодня турецкое руководство по наведению порядка в цифровой среде, превратно толкуются за рубежом в качестве шагов, ограничивающих неотъемлемые права и свободы людей.

Ещё один момент, который относится ко внутренней политике: в ходе своего выступления Фахреттин Алтун указал на наличие у турецкой оппозиции «зарплатных отношений» с глобальными корпорациями. Достаточно серьезное обвинение, но, впрочем, оно – далеко не первое, выдержанное в том духе, что оппозиция (разумеется, в первую очередь, речь идет о Народно-республиканской партии / НРП – прим.) занимается «коллаборационизмом» с Западом. В то время, как, разумеется, действующее руководство страны дает Западу «национальный и местный» ответ.

В своем выступлении, Фахреттин Алтун подчеркнул, что нет неограниченной свободы. В частности, турецкое руководство выступает против пропаганды гомосексуализма. И этот вопрос стал, по его словам, предметом для диспутов между турецким руководством и глобальными корпорациями. Как подчеркнул Фахреттин Алтун, речь идет о защите детей и молодежи. Более того, речь идет о систематических атаках на турецкое общество в целом. И нынешнее турецкое руководство сегодня, по его словам, борется с негативными явлениями как в физическом, так и в цифровом пространствах.

При этом, Фахреттин Алтун предостерег от того, чтобы, при проведении цифровизации, произошло бы то, что цифровая культура заменила бы собой культуру реальную.

То, что мы сказали выше, касательно Управления по связям с общественностью при Администрации президента Турции, в частности, про его роль в пропаганде и контрпропаганде, прямо нашло свое отражение в выступлении проф. д.н. Фахреттина Алтуна. В частности, он, в ходе своего выступления, отметил, что важное значение сегодня приобретает борьба с дезинформацией за рубежом. При этом, он подчеркнул, что позиция Турции в этом вопросе не будет пассивной. Напротив, позиция страны, как он дословно выразился, будет «агрессивной и проактивной».

Именно в таком ключе, как указал Фахреттин Алтун, Турция будет вести борьбу за «справедливость и действительность».

В качестве ещё одной угрозы, про которую говорил Ф. Алтун, он назвал безопасность личных данных турецких пользователей. Напомним, что нынешнее турецкое законодательство вводит серьезные ограничения на сбор, обработку и хранение этих данных. В частности, речь идет о законодательно установленном требовании к цифровым платформам и социальным сетям назначить своих уполномоченных представителей для работы в Турции. То есть, речь идет о том, что эти структуры принимают на себя юридическую ответственность за действия своих компаний, согласно местному турецкому законодательству. Надо сказать, что в этой схватке, которая получилась достаточно короткой «убедительную победу» одержало руководство Турции, которое принудило глобальные корпорации к тому, чтобы создать свои офисы в Турции и признать примат национального права над своими действиями – созданием и распространением разного рода контента на территории страны.

51.55MB | MySQL:101 | 0,444sec