Об итогах четырехсторонней встречи представителей ФРГ, Франции, Египта и Иордании в Париже

В четверг во французской столице прошел саммит т.н. «четырехлистника» или «клевера» – группы посредников в решении ближневосточных проблем, прежде всего по урегулированию палестино-израильского конфликта в составе Берлина, Парижа, Аммана и Каира. Этот союз начал складываться в прошлом году на Мюнхенской конференции по безопасности и был направлен главным образом на противодействие региональной политике президента США Д.Трампа, действия которого, по мнению представителей нового «квартета» нарушали шаткий баланс сил и без того нестабильном регионе. Впрочем, действительную активность «четырехлистник» приобрел, как кажется, лишь на фоне ухода республиканского лидера, что можно связать с фактически формирующимся вакуумом силы, образовавшемся в связи с тем, что администрация Дж.Байдена пока не слишком охотно раскрывает контуры своей стратегии в очагах напряженности на Ближнем Востоке.

Основной тон прошедшей в Париже дискуссии задавала германская дипломатия. Более того, ей предшествовали консультации главы федерального внешнеполитического ведомства Х.Мааса с иорданским контрпартнером А.Сафади. Примечательно здесь то, что ранее Амман в рамках «четырехлистника» оказывался, пожалуй, наименее задействованным партнером. В нынешней ситуации Иорданское Хашимитское Королевство наоборот сыграло заметную роль, которая, однако, в большей степени касалась подтверждения заслуг Германии как основного двигателя мирных процессов на Ближнем Востоке. В частности, А.Сафади по итогам беседы с Х.Маасом подчеркнул, что ФРГ является ключевым игроком, который на двустороннем уровне и по линии Евросоюза вовлечен в урегулирование региональных кризисов, среди которых палестинский и сирийский. Причины, объясняющие подобную риторику Иордании просты. Связаны они с поддержкой, прежде всего экономической, а также содействием в области борьбы с COVID-19, которые Берлин оказал Амману за последнее время.

Акцентом в беседе двух глав внешнеполитических ведомств было и то, что в Иордании важной составляющей противодействия распространению коронавирусной инфекции нового типа стала вакцинация беженцев. Принимая во внимание комментарии А.Сафади, в которых он упомянул, что палестинский вопрос, в частности возобновление переговоров, а также проблема безопасности самой Иордании, воспринимается как комплексная проблема, зависящая от динамики региональных событий, стали ключевыми в повестке дня, можно предположить, что в будущем не исключены попытки сторон включить в палестино-израильский мирный процесс тему вакцинации. Для Аммана актуальность данной темы связана как раз с безопасностью, прежде всего потому, что последние по времени израильские отчеты фиксируют более высокий уровень заражений и нарастание на этом фоне протестной активности именно на Западном берегу. Берлин, в свою очередь, находится в числе недовольных коронавирусной дипломатией Израиля, в угоду которой ряд стран ЕС идет на контакты с ближневосточной страной и ее внерегиональными партнерами, а не работает над консолидацией внутри ЕС. При этом в качестве фактора, способного сдержать израильскую активность, фигурирует именно тот факт, что Иерусалим не содействует проведению прививочной кампании среди палестинцев.

С этими установками два министра отправились в Париж, где продолжили продвигать высказанные в Берлине идеи. В частности, Х.Маас сообщил, что «ближневосточный мирный процесс должен оставаться на повестке дня, несмотря на то, что палестинцы и израильтяне заняты подготовкой к выборам». А.Сафади, в свою очередь, подчеркнул, что «США должны сыграть важную роль в мирном процессе». Из сказанного следует, что возобновление переговоров в глазах посредников, все же является перспективной темой, поскольку определение стратегий непосредственных участников конфликта, что бы ни говорили в Берлине или Аммане, возможно только после выборов с последующим формированием новых органов власти. И если в Израиле голосование должно состояться в текущем месяце, то на палестинских территориях президентские выборы намечены на конец июля.

Кроме того, из результатов встречи следует, что группа по-прежнему рассчитывает сделать основным игроком Вашингтон, где новая администрация также пока не спешит перезапускать мирный процесс. В качестве запасного варианта, судя по всему, предусмотрена передача инициативы ООН. Не случайно, все четыре министра в тексте итоговых заявлений отметили необходимость опоры на принятые ранее организацией резолюции, а также пригласили в Париж спецпредставителя ООН на Ближнем Востоке.

Франция и Египет, как видно из вышеизложенного, проявили меньшую заинтересованность в происходящем, несмотря на то, что Пятая республика по сути была хозяйкой саммита. Связано это с тем, что актуальность консультаций в формате «четырехлистника» для Парижа ушла на второй план в связи с тем, что в начале недели страна присоединилась к Газовому форуму государств Восточного Средиземноморья, в рамках которого есть реальные перспективы расширения связей в том числе с Египтом, Израилем и даже палестинцами, а не надежды на призрачный мирный процесс. Каир, в свою очередь, занял промежуточную позицию. Газовый форум также можно считать более приоритетной для страны задачей на текущем этапе, поскольку он в большей степени способствует реализации региональных амбиций, прежде всего в экономической сфере. Однако участие в мирном процессе важно в контексте диалога с Европой и обеспечения собственной безопасности, а потому, Египет сделал акцент на беспроигрышной для себя тактике – демонстрации своей роли в поддержании диалога с палестинцами. Этот курс соответствует собственным интересам Каира, одновременно обеспечивая его востребованность в рамках любых шагов по примирению враждующих сторон.

В целом, группа «клевер» справляется с задачей демонстрации участия входящих в нее государств в палестино-израильский мирный процесс. Однако реальным усилиям, способствующим урегулированию, препятствует то, что каждый из игроков преследует собственные, не всегда в полной мере совпадающие внешне- и внутриполитические цели. Кроме того, новый альянс, не обладая достаточными ресурсами, не стремится к тому, чтобы в действительности взять на себя основную роль в разрешении конфликта, предполагая, что в таком качестве выступят США, ООН или реанимированный традиционный «квартет» посредников с привлечением России. В связи с этим можно предположить, что, будучи задуманным как форум по широкой региональной проблематике, а не исключительно палестино-израильским противоречиям, четырехсторонний диалог ФРГ, Франции, Египта и Иордании пойдет по экстенсивному пути, расширяя предметное поле, к примеру, за счет Ливии. Подтверждением данного предположения можно считать то, что помимо основной палестино-израильской темы на консультациях в Париже стороны затронули текущие политические процессы в Ливии.

51.87MB | MySQL:101 | 0,378sec