Ливия: о первой реакции на вынесение вотума доверия ПНЕ

Стремительное утверждение Правительства национального единства (по другому не скажешь, достаточно сравнить с тем, как это происходит в Ираке — авт.) в очередной раз демонстрирует непохожесть Ливии на все остальные арабские страны. Ее самобытность и уникальность. Но, на самом деле, причины такого успеха ПНЕ и, лично, А.Х.Дбейбы лежат не только в плоскости «особой ливийскости». Мы уже не раз обращали внимание читателей на то обстоятельство, что в Ливии напрочь отсутствует такой фактор, как раскол ислама, на шиитов и суннитов, который отравляет жизнь во многих других арабских странах. Вернее, не сам это фактор, а то, как его используют правящие круги в интересах утверждения своего господства и навязывания своего политического влияния. Кроме того, на руку Ливии всегда играла относительная малочисленность ее населения: меньше людей, меньше проблем. 10 лет понадобилось Западу понять, что в условиях Ливии не удастся создать эффективную замену тому режиму, который создал М.Каддафи. В силу ряда причин, ливийцы не способны на «низовую» самоорганизацию общества и формирование его институтов, выходящие за традиционные рамки племенных общин, а отсутствие в них выраженной пассионарности во всех ее смыслах, «мессианства», присущего другим исламским мазхабам и тарикатам, делает территорию страны открытой для всякого рода, мало-мальски выраженных и структурированных проектов, от банальной контрабанды всего и вся, до самых отмороженных экстремистских доктрин религиозного толка. Допустить возникновение такого «цветника» в подбрюшье Европы не могут даже самые широко думающие глобалисты. Именно поэтому, поиграв в демократию и убедившись в полной неспособности ливийцев к ее восприятию на практике, была предпринята попытка создать этакую мини-хунту в лице Х.Хафтара, выбранного, главным образом потому, что никого другого, хоть сколь-нибудь авторитетного, из ливийской военной среды найти не смогли. Прежде всего, Хафтар был должен решить проблему экстремистов и бандитов, а дальше, «будем посмотреть». И, конечно же, США были уверены, что Х.Хафтар полностью ими контролируется. Но, как говорится, плох тот ливийский генерал, который не мечтает о лаврах нет, не Пиночета, а, само собой, разумеется, М.Каддафи. И Хафтар решил «немного» превысить полномочия, благо, его на это вдохновили ОАЭ и, вовремя подключившаяся Россия, вовсю увлеченная идеей возвращения своего военно-политического влияния  в разных частях света, в основном, там, где можно, по мнению идеологов такого курса, успешно мешать и всячески вредить США, НАТО, Западу, в целом, и Турции, в частности, и потом добиваться от них всяческих уступок. Бездарно сдав Ливию в 2011 году, Москва решила ухватиться за этот шанс, оперируя при этом безнадежно устаревшими стереотипами, игнорируя очевидные факты и отдав ливийскую проблематику на откуп разного рода авантюристам и силовикам. Явно рассчитывая на повторение сирийского ваианта. На счастье США, параллельное появление в Ливии Турции, уже не важно, было оно санкционировано из Вашингтона, или нет, предотвратило появление в Ливии нового диктатора и новый всплеск гражданской войны, с немного другим оттенком, но, не суливший Ливии ничего хорошего, еще на неопределенное время. Поняв, что однажды предавший, будет потом делать это постоянно (в Москве никак не могут усвоить эту простую истину – авт.) американцы вывели Хафтара из активной фазы игры, сделав, в итоге, ставку на того, кого, до определенного момента, расценивали двойственно, на Мисурату. И это оказался беспроигрышный вариант.

Анклав, обладающий почти полной автономией, полиэтнический и имеющий мощные бизнес-структуры, многоуровневые связи с Турцией, Египтом и Израилем, создавший самую дисциплинированную и боеспособную группировку военизированных формирований, спаянный идеей своего особого статуса, представляющегося, как Сингапур или Гонконг Средиземного моря, Мисурата оказалась в исключительном положении между тремя основными ливийскими субъектами. Не будучи вовлеченной в принципиальное выяснение отношений с Киренаикой и Триполитанией, «кто главнее, Триполи или Бенгази», и почему «вы нам так мало даете», с Феццаном, Мисурата имеет общепризнанный статус «героев революции» 2011 г., не раз демонстрировала способность силовой проекции и в Триполи и в Центральной Ливии, и ее выходцы занимают почти все ключевые посты в экономике и финансах страны. Она закономерно была выбрана тем «локомотивом», который призван вытащить Ливию из «болота», в которое она окончательно превратилась, лишившись М.Каддафи в 2011 г. (Примечательно, что неоднократные попытки функционеров ПНС, уроженцев Мисураты в 2014, 2015 и 2016 гг., например, по линии МВД Ф. Башагой наладить контакты с РФ игнорировались с Москве, заявки от ПНС на приобретение полицейского имущества и спецсредств отклонялись, а в соответствующих учреждениях чиновники не для протокола объясняли это так: сверху их велено считать «террористами», всех, и ПНС, и мисуратских. Чем не образец выдающейся внешнеполитической прозорливости? Теперь МВД Ливии обучают и оснащают британцы из Rose Partners, а «братья по оружию» из ЛНА, которых с помпой принимали в Москве, открыто заявляют о неприемлемости присутствия иностранных военных на ливийской земле – авт.).

Какова первая реакция на вынесение вотума доверия правительству А.Х.Дбейбы в Ливии? С международной, все понятно, все  — «за».

10 марта в ​​программе «Аль-Биляд» обсуждались проблемы, стоящие перед ПНЕ единства после заседания парламента по вынесению вотума доверия. Гость программы, политический аналитик Исмаил аль-Мохиши высказал свое виденье ситуации: «Сейчас необходима гармония между правительством как исполнительной властью и Президентским советом, а также между правительством и Высшим государственным советом. Вопросы, стоящие перед правительством, сложны, а проблемы — огромны. Сегодня мы говорим о наследии ПНС в виде коррупции, грабежей, экономических, политических проблем и проблем безопасности. Необходимо быстро работать над реструктуризацией вооруженных сил, институтов безопасности и, что наиболее важно, над объединением всех ливийских институтов, прекращением разделения и извлечением выгоды из предыдущих ошибок». И.аль-Мохиши при этом не ожидает, что правительств, которому отведено  несколько месяцев работы, справится со всем этим,  помимо предоставления множества услуг гражданам и урегулирования «сложной политической и военной сцены». От премьер-министра требуется, чтобы он не проявлял любезности в отношении вооруженных формирований,  торговцев оружием и похитителей государственных денег, и чтобы он был сильным государственным деятелем. И.аль-Мохиши заявил, что одним из положительных аспектов этого правительства является то, что в нем нет ни одного министра из ПНС. «Мы увидели новые лица, которые гармонируют друг с другом, и самое главное, что среди них нет никаких противоречивых личностей или деятелей, которые внесли свой вклад в боевые действия и войну между сыновьями одного народа», — отметил аналитик, подчеркнув, что предстоящий этап «очень трудный и сложный и ливийцы должны поддерживать это правительство публично и в СМИ». И.аль-Мохиши подтвердил, что новый состав ПНЕ из 35 министров и заместителей министра прибудет на присягу в Бенгази в следующий понедельник. Перед приведением ПНЕ к присяге Ливия сегодня является объектом международного политического урегулирования,  существует мощная международная поддержка для создания атмосферы примирения в стране. И.аль-Мохиши считает, что «объединение военного ведомства — это очень сложное дело». «Следовательно, требуется сильная международная поддержка, чтобы объединить военный истеблишмент и Минобороны, вопрос в том, есть ли у нас настоящий военный истеблишмент? Ответ: к сожалению, нет, нам нужно реформировать структуру военного ведомства», — считает он.

Член Комитета 75-ти по диалогу, Захра аль-Наки рассуждает: «При всех моих оговорках по поводу выбора власти и сопутствующих проблем и утверждений о подкупе голосов, мы знаем, что ливийский народ с нетерпением ждет того дня, когда государственные институты объединятся, чтобы мы приступили к самому важному достижению — проведению выборов 24 декабря, чтобы обновить политическую легитимность». По мнению Захры аль-Наки, присутствие женщин в нескольких «суверенных» министерствах, таких как Министерство иностранных дел, происходит впервые в истории ливийского государства. Без сомнения, это решающий исторический момент для ливийских женщин. З.аль-Наки подчеркнула огромную роль, которую играют женщины-участницы Форума ливийского политического диалога. Участники диалога озвучивали идею, чтобы доля женщин в правительстве была не менее 30%, но процент представления женщин в ПНЕ составил 13%. Предполагалось, что должности заместителей министра покрывают остальную часть процента. Как бы там ни было, считает политик, присутствие женщин в Министерстве иностранных дел, и даже список имен, выдвинутых на это министерство, является событием, «которым мы гордимся, несмотря на яростные нападения на кандидатов-женщин, в этом списке, например, на профессора Наиму Джибриль и профессора Ламию Бусидра, мы отметили, что клеветнические кампании касаются женщин, а не мужчин».

Гость программы, профессор права Сами аль-Атраш считает, что Абдель Хамид Дбейба не имеет четкого видения цели, связанной с несколькими месяцами. Поэтому временные и ближайшие планы не помогут в достижении конечной цели – подготовки и проведения выборов. По мнению эксперта: «У нас нет правительства, способного разрабатывать долгосрочные стратегии и политику. Из-за слабого политического дискурса в сочетании с расширенным кабинетом, у меня создается впечатление, что каждый сможет подчиняться этому правительству в течение более длительного периода времени. Если это правительство не сможет осуществить качественный скачок ливийского общества посредством новых выборов, которые приведут к новому премьер-министру, в соответствии с принятой таким образом, Конституционной декларацией, мы попадем в замкнутый круг». С.аль-Атраш завершил свое выступление словами: «Приоритет премьер-министра кажется неясным и необдуманным, поскольку он работает в старых рамках прежних правительств, поэтому это правительство не может предложить что-либо существенное в течение предстоящих десяти месяцев».

Директор Департамента моральной ориентации Ливийских арабских вооруженных сил (ЛНА) генерал-майор Халед аль-Махджуб подтвердил, что определение премьер-министром ПНЕ Абдель Хамидом Дбейбой, наемников и иностранных баз в Ливии, как  «кинжала в спине Родины», полностью соответствует миссии вооруженных сил. Х.аль-Махджуб добавил в интервью для телеканала Al-Arabiya TV, цитруемом телеканалом Libya News 24, что «миссия вооруженных сил ясна: обеспечение суверенитета своей страны, предотвращение внешнего вмешательства, ликвидация терроризма и обеспечение безопасности страны и ее богатства, то, что входит в известные обязанности армий мира». Главный замполит ЛНА подчеркнул, что «миссия правительства четко определена и не открывает лазеек для новых разделений или проблем, или чего-то подобного, и мы должны отметить, что это происходит параллельно с деятельностью военного комитета « 5 + 5», которая предусматривает эвакуацию военных баз, иностранных сил, наемников и расформирование вооруженных формирований».  Он продолжил: «Конечно, это требует кропотливой работы. Есть много вариантов, которые можно найти экономически для молодых людей, которые присоединились к вооруженным группам, а те обманули их». Он указал, что «некоторые считают портфель министра обороны деликатным, как таковой, в то время как другие рассматривают его как часть управленческой работы по решению задач правительства, ради которых возникло объединение военного истеблишмента». Х.аль-Махджуб напомнил: «Всем должно быть известно, что вооруженные силы являются законным органом, исходящим из парламента, и работают над борьбой с терроризмом. Их народная поддержка сильна. Все ливийцы надеются, что вооруженные силы создадут настоящие вооруженные силы, и учреждения безопасности». Представитель ЛНА подчеркнул, что места для другого эксперимента, как это произошло с премьер-министром Фаизом Сарраджем и его правительством, которое контролировалось вооруженными группами, которые там принимали решение, «отныне, нет». «Те, кто воспользовались этим хаосом с целью разграбления богатства, на основании возможности, которую предоставил Саррадж, не вызывают уважения на ливийской улице», — заявил Х.аль-Махджуб.

Пресс-секретарь ПНЕ, Мухаммед Хаммуда согласно сообщению катарского телеканала «Аль-Джазира» заявил, что премьер-министр Абдель Хамид Дбейба не назначил министра обороны, и, что это «не было неудачей, принимая во внимание, что Президентский совет согласился назначить на эту должность председателя правительства, чтобы тот мог работать над этим файлом лично,  до тех пор, пока не будет достигнут компромисс по кандидатуре министра обороны». «Это вопрос, который требует более длительного времени, и в данном случае, А.Х.Дбейба лучший человек, который может занять эту позицию в качестве согласованной фигуры», — добавил пресс-секретарь. Что касается заявления премьер-министра о том, что на позицию министра обороны оказывают влияние международные стороны, М.Хаммуда напомнил, что «всем известно, что ливийская проблематика затрагивалась во многих странах, особенно в вопросах, связанных с безопасностью, и страна нуждается в том, чтобы поддерживать связь со всеми государствами, вмешивающимися в ливийский вопрос, до тех пор, пока не будет достигнуто урегулирование». Этот аспект указывает на то, что ливийский кризис бросает тень на Средиземное море и соседние страны, что означает, что это не только внутренний кризис, но, скорее, региональный кризис. Отвечая на вопрос о том, как ПНЕ соотносится с Халифой Хафтаром, М.Хаммуда сказал: «Одним из наиболее важных результатов Форума ливийского политического диалога является отделение Президентского совета от правительства, чтобы правительство могло напрямую работать над улучшением услуг и подготовкой к выборам. Президентский совет является Верховным главнокомандующим вооруженными силами, а также существует комитет «5 + 5», занимающийся этими проблемами. Роль правительства заключается в поддержке и создании условий для достижения примирения Ливии (переводя с дипломатического языка на обычный – никак не соотносится. Учитывая рассуждения Х.аль-Махджуба о будущем иностранных военных баз и контингентов в Ливии, мы бы еще раз обратили на них внимание. Хафтар, однажды предавший М.Каддафи, затем, «по мелочи», США и, затем, прервав переговоры в Москве, предаст еще раз, особенно, если ему будет обещана почетная «синекура» в будущей ливийской военной организации. У него больше нет никаких оснований выступать в качестве союзника Москвы, которым он, кстати, никогда и не был, разве что в мечтах некоторых российских стратегов. Они, правда, могут считать, что требование о выводе иностранных военных к РФ не относится: нас же «там нет», а А.Х.Дбейба, чью точку зрения целиком и полностью поддерживает Х.аль-Махджуб, имеет ввиду исключительно турецких военных, сирийских прокси Анкары, чадцев и суданцев, и все, ну не будет же он всерьез подразумевать русских? Продолжать рассчитывать на Хафтара в складывающихся условиях было бы опрометчиво –авт.)».

Госсекретарь США Энтони Блинкен сказал, что «беспрепятственное и упорядоченное доверие, оказанное Правительству национального единства во главе с Абдель Хамидом Дбейбой имеет большое значение для продвижения демократического процесса в Ливии». Э.Блинкен добавил: «Предоставление доверия является отличительной чертой с точки зрения реализации «дорожной карты» Форума ливийского политического диалога по созданию временного, эффективного и единого правительства национального единства». «Мы приветствуем оказание доверия ливийским парламентом списку вариантов, предложенных Дбейбой для формирования временного Правительства национального единства», — заявил госсекретарь США, добавив: «Мы уверены, что, когда это новое руководство вступит в должность, будут предприняты необходимые шаги для обеспечения свободных и справедливых национальных выборов 24 декабря, что станет важным шагом к достижению политического решения, которое положит конец десятилетнему конфликту. Помимо обеспечения своевременного проведения национальных выборов, новое временное Правительство национального единства отвечает за выполнение соглашения о прекращении огня, заключенного 23 октября, предоставление основных государственных услуг, запуск национальной программы примирения и преодоление экономического кризиса. Мы также признаем ключевую роль переходного периода, которую уходящий премьер-министр, Фаиз Саррадж сыграл в продвижении Ливии на следующий этап, и Соединенные Штаты призывают все стороны сохранить этот позитивный импульс и поддержать полное выполнение соглашения о прекращении огня и возобновление полного соблюдения эмбарго на поставки оружия. Всем ливийцам необходимо объединиться и положить конец иностранному вмешательству». Э.Блинкен подчеркнул необходимость того, чтобы все ливийские и международные субъекты поддержали эти шаги, включая немедленный вывод из страны всех иностранных сил и наемников.

51.55MB | MySQL:101 | 0,348sec