Оценки в Израиле американо-саудовских отношений при Дж.Байдене в контексте интересов еврейского государства

Администрация Джо Байдена занялась пересмотром широкого круга вопросов внешней политики предыдущего президента Дональда Трампа, пытаясь «восстановить глобальное положение США после того, как доктрина Трампа «Америка прежде всего» оттолкнула многих союзников США». Госсекретарь Э.Блинкен обозначил следующие задачи новой администрации на международной арене: «демонстрировать пример всему миру; уделять особое внимание дипломатическому взаимодействию с американскими союзниками и партнерами в решении наиважнейших проблем современности, среди которых пандемия, изменение климата, экономический кризис, угрозы демократии; бороться за расовую справедливость; противостоять вызовам международной безопасности и глобальной стабильности, которой угрожают соперники и противники США»[i].

Израильская проправительственная газета Israel Hayom отмечает, что Белый дом, помимо того, что заявил о готовности вернуться к подписанному в 2015 г. Совместному всеобъемлющему плану действий (СВПД, или ядерной сделке) с Ираном, приостановил несколько крупных поставок оружия Объединенным Арабским Эмиратам (ОАЭ, малозаметных истребителей F-35 на сумму 23 млрд долларов) и Королевству Саудовская Аравия (КСА), чтобы «определить, соответствуют ли они целям национальной безопасности США», а также уведомил Конгресс о намерении вычеркнуть йеменских повстанцев-хоуситов из американского списка иностранных террористических организаций. При этом пауза в продаже оружия ОАЭ и КСА, о которой было объявлено всего через несколько дней после выборов 6 ноября 2020 г., также имеет отношение к Йемену. Возникли «опасения, что эти две арабские страны (во главе с Эр-Риядом) могут использовать американское современное оружие для продолжения войны в Йемене, что приведет к массовым жертвам среди гражданского населения»[ii].

Помимо этого администрация Байдена дистанцировалась от Саудовской Аравии, наложив санкции на некоторых саудовских должностных лиц за убийство в 2018 г. журналиста Джамаля Хашогги, при этом не стала наказывать самого наследного принца КСА Мухаммеда бен Сальмана.

В Израиле задаются вопросом, как наметившийся разлад между США и КСА повлияет на состояние и развитие израильско-саудовских отношений. Приведут ли намерения Белого дома наказать Саудовскую Аравию за нарушения прав человека к тому, что эта монархия Персидского залива сблизится с Израилем, особенно в условиях противостояния Ирану и его ядерной программе? Не совершают ли американцы ошибку, полагая, что можно навязать западные ценности недемократическим арабским правительствам, как они пытались это сделать и потерпели неудачу в Ираке в 2003 г. и в результате событий «арабской весны» 2011 г.?

Исраэль Каснет, политический обозреватель в израильских мейнстримовских СМИ, приводит мнение Джима Филипса из The Heritage Foundation, согласно которому «первые попытки администрации Байдена дистанцироваться от КСА могут дать Израилю возможность оказать дополнительное влияние на Саудовскую Аравию, особенно если Эр-Рияд решит оградить себя от дальнейшей критики со стороны Вашингтона, подчеркивая свои теплые отношения с Иерусалимом». Нынешняя политика США может подтолкнуть саудовцев к нормализации дипломатических отношений с Израилем в будущем.

Д-р Йонатан Спайер, эксперт Иерусалимского института стратегии и безопасности (Jerusalem Institute for Strategy and Security, JISS), директор американского Ближневосточного центра отчетности и анализа (Middle East Center for Reporting and Analysis), полагает, что администрация Байдена стремится дистанцироваться от саудовского королевства в рамках своих усилий по возобновлению переговоров с Ираном и, возможно, концепции времен Обамы, согласно которой США должны равноудалиться от КСА и Израиля, чтобы «балансировать» между ними и Ираном. Как и Обама, Байден, похоже, отвергает гегемонистские устремления иранцев и пытается умиротворить Тегеран, отчасти путем исключения поддерживаемых им йеменских хоуситов из террористического списка США. Спайер видит последствия такого подхода «во все более решительных атаках Ирана на американских граждан и объекты в Ираке, в результате которых уже погиб один американец; в убийстве в Бейруте известного антииранского диссидента; в наступлении хоуситов на Мариб в Йемене; в запуске ракет по Саудовской Аравии; и очевидной попытке подрыва израильского грузового судна».

По словам Спайера, «на Ближнем Востоке идет борьба за стратегическое пространство, контроль над ресурсами и ключевыми геостратегическими локациями. Лагерь, в который входят Саудовская Аравия и Израиль, привержен альянсу с Западом и сохранению стратегической архитектуры, созданной в регионе после окончания «холодной войны». Данному лагерю в основном противостоят Иран, его союзники и прокси. Возможно, Турция и ее союзники представляют собой дополнительную ось силы против статус-кво. Исходя из этого, поддержка действий Саудовской Аравии в Йемене была очевидна и аксиоматична. В имеющем стратегическое значение Йемене прозападный альянс борется с проиранским. Необходимо предотвратить доступ Ирана к Баб-эль-Мандебскому проливу, однако администрация Байдена отказывается, что является свидетельством возврата к периоду Обамы, когда происходило сдерживание союзников, а Тегерану делались односторонние уступки в надежде, что это приведет к изменению его поведения. Поэтому региональные союзники, желающие занять твердую позицию против иранской агрессии, быстро превращаются в помеху, серьезным препятствием для прогресса, чем предполагаемый противник»[iii].

Спайер считает, что у иранцев «есть четкая региональная стратегия, и усилия США не заставят его от нее отступить». Эта стратегия направлена ​​на дестабилизацию Ближнего Востока и закрепление за Тегераном статуса сильнейшего игрока в регионе. Однако, по мнению эксперта, Израиль «потенциально может выиграть от сложившейся ситуации, поскольку является самым сильным и самым решительным из региональных противников Ирана». «Политика США вполне может расширить масштабы и глубину сотрудничества между Израилем, Саудовской Аравией, ОАЭ и Бахрейном – все они обеспокоены амбициями и действиями Ирана, а также формирующейся позицией США по отношению к ним», – полагает он. Ведь пока неизвестно, что сделает Байден с иранской ядерной программой, разработкой баллистических и крылатых ракет, поддержкой терроризма, распространением оружия, нарушениями прав человека и кибератаками.

Израильских официальных лиц не обнадеживает сосредоточение Байдена на ситуации с правами человека в Саудовской Аравии. По словам Эфраима Инбара, президента Иерусалимского института стратегии и безопасности, Израиль, как и арабские государства на Ближнем Востоке, не чувствует себя комфортно из-за позиции нынешней администрации США. Остается неясным, почему Байден начал «крестовый поход за права человека». «Возможно, это своего рода пустословие в угоду левого фланга в его собственной партии», – предположил Инбар. «Может быть, он хочет, чтобы арабские государства почувствовали незначительный дискомфорт, а затем все вернется к привычному порядку вещей». По мнению израильского эксперта, одержимость Байдена защитой прав человека, вероятно, «приведет к обратным результатам, особенно в сочетании с бездействием США в отношении Ирана и возвращением к неудачной ядерной сделке 2015 г.» В Израиле опасаются, что отсутствие со стороны Вашингтона каких-либо мер в отношении Тегерана может вызвать «эффект присоединения к большинству, когда все пойдут на сближение с Ираном». Директор JISS обеспокоен тем, что «Вашингтон представляется невероятно наивным», поэтому в такой ситуации неопределенности «Израиль ничего не должен принимать как должное, ни с саудовцами, ни с американцами»[iv].

Эксперты Института исследований национальной безопасности (Institute for National Security Studies) при Тель-Авивском университете Эльдад Шавит и Йоэль Гузанский отмечают сильное давление законодателей от Демократической партии на президента США, чтобы он ужесточил политику в отношении Саудовской Аравии, в том числе ввел санкции против наследного принца и полностью прекратил поставки оружия. Но одновременно в Вашингтоне дают понять, что Эр-Рияд является стратегическим партнером и тесные связи с ним важны для продвижения американских интересов, поэтому Америка продолжит предоставлять ему необходимую защиту от внешних угроз.

В свою очередь саудовцы не игнорируют новые веяния из Вашингтона и корректирует внутреннюю политику, заранее взявшись за внесение изменений. В частности, было объявлено о правовой реформе и об освобождении ряда заключенных, например, главного борца за права женщин Луджайн аль-Хатлуль (за что уже получили одобрение от администрации США).

По мнению экспертов INSS, объявление США о том, что они «пересматривают» свои отношения с КСА, не было направлено на их ухудшение, а лишь отразило желание наладить взаимодействие с саудовским руководством по более комфортным для США направлениям, которые позволят им продолжить стратегическое партнерство. «С точки зрения Белого дома, деловой подход сторон, учитывающий взаимные интересы, позволит сохранить двусторонние отношения. Американцы понимают, что от отношений с Саудовской Аравией зависит достижение их целей на Ближнем Востоке, а также их способность противостоять воинственной политике Ирана в регионе, продвигать «Авраамовы соглашения», и завершить войну в Йемене».

Предполагается, что наличие общих интересов между Эр-Риядом и Вашингтоном поможет преодолеть разногласия, как это было и в прошлом. Кроме того, пишут эксперты, «президент Байден знаком с Ближним Востоком и, как ожидается, будет придерживаться практического подхода, хотя и с акцентом на права человека. Его администрация постарается соблюсти баланс между своими ценностями и пониманием потребностей королевства». В INSS объясняют причину введения Белым домом прямых санкций на ряд лиц, причастных к убийству Хашогги, но не на наследного принца, тем, что Соединенные Штаты не вводят санкции в отношении руководителей стран, с которыми они имеют дипломатические отношения. Эта политика основана на понимании того, что Мухаммед бен Сальман, по крайней мере в ближайшем будущем, никуда не денется. Допускается, что даже если в настоящее время наследный принц является в Вашингтоне персоной нон грата, администрация США впоследствии найдет способы вести с ним диалог, учитывая его важную роль в руководстве Саудовской Аравии.

Израильские эксперты считают, что в США понимают нежелательность  доведения ситуации до такой степени, чтобы Саудовская Аравия почувствовала себя загнанной в угол. «Как и в случае с Израилем, концепция безопасности КСА основана, в том числе, и на осознании ее противниками того, что за королевством стоит Вашингтон. Сохранение и укрепление отношений с Соединенными Штатами является главным интересом Эр-Рияда и имеет большое значение для статуса бен Сальмана внутри страны. Ухудшение отношений с американцами может подорвать внутреннюю стабильность в королевстве (чрезмерное давление на наследного принца, его изоляция и бойкот могут привести к тому, что его оппоненты захотят лишить его статуса лидера или даже ликвидировать)». В INSS надеются на то, что «в США осознают, что ослабление Саудовской Аравии и ухудшение двусторонних отношений усилит мотивацию Ирана напасть на королевство. Кроме того, такая ситуация может сблизить Эр-Рияд с Пекином и Москвой»[v].

Более того, пишут эксперты INSS, «меры, принятые администрацией в отношении Саудовской Аравии, скорее всего, будут негативно восприняты другими странами Персидского залива. В регионе могут решить, что все происходящее является повторением политики администрации Обамы на Ближнем Востоке, в результате которой у них сложилось впечатление, что региональным союзникам не стоит полагаться на США в кризисных ситуациях». С одной стороны, полагают в INSS, это может побудить их к более активному развитию отношений с Израилем в сфере безопасности, но также, возможно, подтолкнет их к сближению с Ираном. В этом случае они, скорее всего, сосредоточатся на внутренних делах и начнут диалог с Ираном.

В Институте исследований национальной безопасности ожидают, что характер отношений между США и Саудовской Аравией скажется и на Израиле, особенно на тенденции к региональной нормализации отношений между еврейским государством и странами Персидского залива, прежде всего с КСА. Эксперты INSS подчеркивают важность сохранения в регионе военно-политического антииранского фронта, в котором саудовцы играют ключевую роль. Отсюда следует, что Израиль явно заинтересован в том, чтобы любой ущерб отношениям между Вашингтоном и Эр-Риядом был сведен к минимуму и был потенциально исправим. Поэтому израильское руководство должно объяснить администрации США возможные последствия давления на Саудовскую Аравию. Однако защищать КСА необходимо осторожно и сдержанно, поскольку явная поддержка Эр-Рияда, особенно наследного принца, который в настоящее время подвергается серьезной критике со стороны Демократической партии США, может бросить тень на взаимодействие между Израилем и Соединенными Штатами.

В INSS отмечают, что Вашингтон и Эр-Рияд в контексте своих взаимоотношений придают большое значение позиции еврейского государства. Возможно, администрация Байдена, поддерживая тенденцию нормализации ситуации в регионе, решит использовать готовность КСА предпринять меры в отношении Израиля для продвижения диалога с палестинцами. В этой связи важно, чтобы израильское руководство поделилось своими ожиданиями не только с администрацией Байдена, но и поддерживало диалог по этому поводу с саудитами и ОАЭ[vi].

В целом, предполагается, что Соединенные Штаты далеки от того, чтобы отвернуться от королевства, столь необходимого Вашингтону в силу своей значимости как регионального игрока, которого вряд ли можно игнорировать без ущерба американским интересам. «Экономический, религиозный и политический вес КСА является важным активом для любой администрации США, стремящейся помешать Ирану и ограничить проникновение на Ближний Восток России и Китая. Саудовская Аравия также нуждается в партнерстве с Соединенными Штатами, которые в настоящее время являются единственной мировой державой, способной предложить ей ряд стратегических и политических возможностей, намного превосходящих возможности ее соперников». Эксперты надеются, что со временем это совпадение интересов позволит Вашингтону и Эр-Рияду преодолеть имеющиеся разногласия и продолжить тесное взаимодействие, даже если политика нынешней администрации отличается от политики Трампа». В интересах Израиля, чтобы Белый дом поддерживал тесные связи с Саудовской Аравией, но любое вмешательство израильского руководства в этом контексте должно быть осторожным и тактичным[vii].

[i] Biden administration suspends arms sales to UAE, Saudi Arabia pending review // Israel Hayom. 28.01.2021 — https://www.israelhayom.com/2021/01/28/biden-administration-suspends-arms-sales-to-uae-saudi-arabia-pending-review/

[ii] Там же.

[iii] Events in Yemen are an indicator of broader regional dynamics // JISS. 02.03.2021 — https://jiss.org.il/en/spyer-events-in-yemen-indicator-of-broader-dynamics/

[iv] Will a US-Saudi rift affect Israel? // JNS. 05.03.2021 — https://www.jns.org/how-will-a-us-saudi-rift-affect-israel/

[v] United States and Saudi Arabia: Recalculating their Route // INSS. 04.03.2021 —  https://www.inss.org.il/publication/us-saudi-arabiya/?offset=1&posts=3083

[vi]? לאן הסעודית וערב הברית ארצות יחסי // INSS. 23.11.2020 — https://www.inss.org.il/he/publication/saudi-arabia-under-biden/

[vii] United States and Saudi Arabia: Recalculating their Route // INSS. 04.03.2021 —  https://www.inss.org.il/publication/us-saudi-arabiya/?offset=1&posts=3083

51.51MB | MySQL:101 | 0,356sec