О конференции «Цифровой мир» в Стамбуле. Часть 4

6 марта в Стамбуле состоялась Конференция под названием «Цифровой мир». Её организатором выступила Ассоциация анатолийских медиа – структура, которая объединяет частные региональные медийные компании, включая телевизионные и радиоканалы, а также газеты.

Это мероприятие было поддержано Управлением по связям с общественностью при Администрации президента Турции и лично его главой проф. д.н. Фахреттином Алтуном.

Помимо всего прочего, следует обратить внимание на то, что Управление по связям с общественностью ответственно за ведение пропаганды и контрпропаганды как внутри Турции, так и за её пределами.

Часть 3 нашей публикации доступна на сайте ИБВ по ссылке: http://www.iimes.ru/?p=76002

Напомним, что мы рассматривали выступление Фахреттина Алтуна, сделав акцент на его мысли о пропаганде и контрпропаганде со стороны Турции. На самом деле, он достаточно открыто сказал о том, что борьба с дезинформацией (читай, контрпропаганда) является для Турции вопросом и приоритетом национальной безопасности.

Таким же приоритетом для страны, как можно видеть из действий турецкой власти является сохранение персональных данных турецких граждан на территории страны.

В Турции, наконец, пришли к единому мнению по этому поводу и потребовали хранения всех персональных данных в Турции и закрепили это требование законодательным путем. Другим вопросов, является имплементация этого законодательного требования, которая, как можно судить, не случилась и не случится одномоментно. Даже если мы говорим именно о турецких игроках ИТ-индустрии и не имеем в виду глобальные корпорации. Далеко не все игроки, включая местных, чисто технически / финансово оказываются в состоянии выполнить это требование.

Другим важным моментом является то, что Турция настояла на том, чтобы каждая крупная социальная сеть или сервис назначили своих уполномоченных представителей в Турции, что, буквально автоматически, означает что им надо легализоваться – то есть, организовать либо представительство, либо филиал своей компании в Турции.

А это, в свою очередь, будет означать и то, что и то и другое создается по турецким законам и теми же турецкими законами регулируется. А, следовательно, является подсудным и турецким судам тоже.

Таким образом, турецкий суд может налагать на международные компании разного рода штрафы и применять ограничительные меры, требуя, допустим, изъятия того или иного, неприемлемого для страны контента. Следует отдать должное последовательности и настойчивости Турции в этом смысле, невзирая на многочисленный критицизм в свой адрес по поводу сохранения в стране свободы слова. Как можно наблюдать, подобная настойчивость турецкого руководства нашла положительный отклик в ряду ведущих игроков индустрии.

При этом, разумеется, в своем выступлении глава Управления по связям с общественностью Фахреттин Алтун говорил не только об угрозах для Турции, которые возникают в связи с развитием новых технологий.

Упомянул он в своей речи и те возможности, которые также могут быть. В частности, он отметил новые технологии связи, в которых турецкая промышленность также может сказать свое слово и которые будут представлять Турцию за рубежом.

Не надо говорить и о том, что Турция активно использует новые технологии современного мира, даже не создавая их, для решения задачи, упомянутой проф. д.н. Фахреттином Алтуном – для борьбы с дезинформацией на территории страны и за её пределами. А, проще говоря, для турецкой пропаганды и контрпропаганды.

Надо сказать, и мы не раз уже об этом писали на страницах сайта ИБВ, турецкая / протурецкая / проазербайджанская пропаганда показала свой немалый потенциал в ходе недавней войны в Нагорном Карабахе. Опять же, мы не раз говорили о том, что в турецко-азербайджанских кулуарах немало, в прошлом, говорилось о том, что голос Азербайджана и азербайджанской диаспоры в России не слышен. Что его мнение тонет в потоке мнений и контента, создаваемого израильским и армянским лобби в стране.

И, как можно судить, количество этих разговоров между двумя странами переросло в качество: Нагорно-Карабахские события это показали. Россия, в буквальном смысле, стала ареной медийных схваток между различными лоббистскими группами и, пожалуй, впервые столь отчетливо публике был продемонстрирован потенциал и возможности азербайджанской диаспоры. Которая, как представляется, нашла полное понимание своей позиции и со стороны Турции.

И основной упор, в этом смысле, был сделан именно на новые технологии, в первую очередь, на социальные сети. Достаточно отметить, что под Нагорно-Карабахский конфликт проазербайджанскими комментаторами было моментально создано множество Telegram-каналов, транслирующих позицию Азербайджана, поддерживаемого Турцией на российскую аудиторию. Разумеется, среди них целый ряд ресурсов был создан по собственной инициативе и в собственных, личных интересах. Но немалая доля этих ресурсов возникла именно в рамках медийной кампании отработки войны в Нагорном Карабахе в нужном направлении.

При этом Турция, напрямую, также не отставала от этих процессов. Достаточно отметить, что государственной теле- и радиовещательной компанией Турции TRT было запущено тестовое вещание на русском языке TRT in Russian, то есть, «ТРТ на русском». И подход Турции к «борьбе с дезинформацией» прослеживается четко в том, каких обозревателей государственная телекомпания пригласила для того, чтобы создавать у себя контент. Среди них, выразимся мягко, достаточно много антироссийских диссидентов. И контент, допустим Telegram-канала «ТРТ на русском» немедленно вызвал множество вопросов не только у российских читателей, но и у надзорных органов. Интересным образом, фокус внимания вещательного органа оказался обращен не только и не столько в сторону Турции и российско-турецких отношений, но и внутрь самой России. С немалым акцентом на оппозицию, протесты, межнациональные вопросы – то есть, на сложные и болезненные для страны вопросы, которые будучи обсуждаемыми за рубежом становятся раздражителями. И, в целом, трактуются двусмысленно, когда заходить речь об источнике информации.

Так что, заметим, что Турция не только обороняется от опасностей новых технологий, но и пытается активно их использовать. И, разумеется, если мы говорим об информационном обеспечении турецкой политики, в том числе, за рубежом, мы должны иметь в виду, что одним из главных её центров является Управление по связям с общественностью при Администрации президента Турции во главе с Фахреттином Алтуном. Это ведомство, самым тесным образом, взаимодействует, разумеется, с Министерством иностранных дел и с Министерством обороны Турции, а также с Управлением по оборонной промышленности страны. Это, если говорить об отработке дипломатии и жесткой силы. В этом смысле, дела Министерства культуры и туризма Турции также присутствуют и здесь отрабатывается мягкий образ Турции, с целью повышения её популярности за рубежом. Об этом скажем чуть позже.

Теперь же, перейдем от пленарного заседания непосредственно к рассмотрению панельных сессий, на которых выступали уже представители турецкого (под которым также понимаем локализованные международные компании) бизнеса, который имеет отношение к медийной индустрии, в широком смысле этого слова – имея в виду не только телевидение, но и, допустим, социальные сети. По мере того, как происходит сращивание мессенджеров с социальными сетями, все чаще между ними возникает знак тождества или, хотя бы, подобия. Так что, совершенно неудивительно, что представители компаний, создателей турецких мессенджеров, также присутствовали на мероприятии.

В частности, название первой сессии: «Новые технологии связи. Вклад местных и национальных СМИ в продвижение страны».

Сразу отметим, ту постановку вопроса, которая звучит в заголовке сессии. Это к вопросу о том, что у турецких медиа, говоря в первую очередь, о медиа частного сектора, помимо очевидной задачи зарабатывания денег, есть ещё и миссия по продвижению Турции.

Мы не раз говорили о турецком патриотизме, который проявляется во многом, включая особое отношение не только к национальным символам, включая гимн и флаг. Есть патриотизм, выражающийся в отношении к родному городу, который весьма стоек. Есть патриотизм и турецких СМИ, которые считают, что они должны заниматься не просто продвижением и продажей своего контента, но и продвижением своей страны. Причем, деньги здесь совершенно ни при чем.

Вопреки расхожему мнению, которое, по всей видимости, — родом из турецких курортов, где, по определению, все заточено на то, чтобы получить побольше денег с приезжих туристов, в Турции очень многие вещи делаются совершенно бесплатно и из патриотических соображений, разумеется, в том числе. И даже неприличным является ставить вопрос о деньгах, когда, допустим, речь идет о продвижении положительного образа страны. Тут каждый, без лишних слов, в Турции будет готов взять на себя социальную нагрузку.

Подчеркнем: турецкий патриотизм, понимание его и интересов страны – важная основа для продвижения Турции за рубежом. Это понимание, разумеется, может разниться для проправительственных и оппозиционных СМИ. Но оно неизменно присутствует и очевидного попрания национальных интересов, на уровне не запрета, а именно логики исполнителя, который должен решить вопрос в ту или иную сторону, произойти практически не может.

Модератором сессии стал помощник главы Управления по связям с общественностью д.н. Чагатай Оздемир.

В сессии приняли участие: проф. д.н. Университета Мальтепе Асаф Варол, глава Ассоциации медиа Экрем Кызылташ, спикер канала Habertürk Вейис Атеш, главный редактор телеканала KonTV, а также главный редактор телеканала StarTV Назлы Челик.

Отметим первое в связи с этой сессией: каждый из перечисленных выше представителей государства, академического сообщества и медиа приводил цифры своих исследований относительно следующего: насколько широко востребованы в наши дни альтернативные медиа, по сравнению с медиа традиционными? И сколько времени, допустим, проводит та или иная группа населения на той или иной цифровой площадке? Приводятся эти данные, разумеется, в первую очередь, в разрезе Турции. И, надо сказать, что результаты подобных исследований, в этом смысле, удивительными нисколько не являются.

Мы не раз писали о том, что турки являются активными пользователями социальных сетей. Разумеется, молодежь, все меньше и меньше, обращается к традиционным медийным площадкам – к центральному телевидению. В первую очередь, молодежь черпает новости из Интернета. Там же она ищет и развлечения. Что же до телевизионных экранов, то здесь все большую популярность набирают площадки для просмотра купленного контента по выбору – в противовес заданной заранее сетке вещания. Которая, помимо своей ригидности, имеет ещё один большой недостаток: очевидная перегруженность рекламой. Людям, все чаще, проще заплатить абонентскую плату и смотреть фильмы без рекламы на площадках цифрового вещания. А новости черпать из Интернета – из Youtube или же из Twitter – главной, пока ещё, информационной социальной сети в Турции. Правда, на пятки ему, все увереннее, начинает наступать Telegram.

Так что, статистические выкладки панелистов первой сессии, которые приводились, пестрели разного рода цифрами, но, все равно, разнообразием не страдали. Все равно, все сводилось к вышеперечисленному – молодежи, смотрящей массово традиционные телеканалы и отмечающей кружочками интересные передачи в программе на следующую неделю, нет.

Однако, заметим, что тема панельной сессии №1, изначально, была достаточно политизирована. Коль скоро она называлась «Новые технологии связи. Вклад местных и национальных СМИ в продвижение страны».

Так что, неудивительно, что, в своем выступлении модератор сессии – заместитель главы Управления по связям с общественностью д.н. Чагатай Оздемир говорил, опять же, о том же: о пропаганде, контрпропаганде, о борьбе с дезинформацией и о новых средствах связи, которые могут использоваться как на пользу, так и во вред стране.

Вторил ему и глава Ассоциации медиа Экрем Кызылташ, который отмечал ту роль, которую, к примеру, в свое время, сыграли средства массовой информации в информационном обеспечении так называемого «постмодернистского переворота», который произошел 28 февраля 1997 года. Напомним читателям, что в результате меморандума, принятого руководством силовых структур в Турции и растиражированного турецкими в СМИ, в отставку отправилось правительство Н. Эрбакана и его Партии благоденствия.

Разумеется, на пересечении февраля – марта в Турции ежегодно часто вспоминают об этой дате. И, как постоянно повторяет турецкое руководство, больше такого произойти в стране уже не может. Страна, как утверждает президент Реджеп Тайип Эрдоган и его Партия справедливости и развития, встала, целиком и полностью, на демократический путь назначения и сменяемости власти в стране.

Говоря же о государственных переворотах прошлого, если говорить об упомянутом выше «бархатном» перевороте, разумеется, не сомнений в том, что если бы Меморандум Генерального штаба не был бы распространен средствами массовой информации, то его эффект и эффективность были бы значительно меньшими. Разумеется, это не означает того, чтобы смещение правительства в Турции не произошло бы. Однако, нельзя и не отметить того, что, действительно, подхватившие тему СМИ сыграли свою роль. Которая, разумеется, оценивается действующим руководством страны в качестве пагубной и назидательной для современных турецких СМИ.

Так что, посланием главы Ассоциации турецких медиа стало то, что турецкие СМИ «больше никогда» не станут инструментом людей, незаконно приходящих ко власти в стране.

В своем выступлении главный редактор известного телеканала StarTV Назлы Челик говорила о том, что, в современных условиях, посты в социальных сетях стали приравниваться к новостным заголовкам. И, более того, посты в социальных сетях сегодня оказываются в состоянии формировать новостную повестку страны. Более того, они стали частью новостной повестки страны.

От себя просто приведем простой пример того, что новости традиционных СМИ не только перепечатываются и комментируются в социальных сетях. Но наблюдается и полностью обратная ситуация: когда традиционные СМИ перепечатывают и комментируют те или иные посты, которые стали резонансными в социальных сетях. То есть, налицо ситуация, когда, как минимум, традиционные СМИ и социальные сети можно считать сообщающимися сосудами. И, даже более того, буквально на наших глазах, происходит все большее сращивание одного с другим.

Назлы Челик отметила принципиальный момент, происходит не просто сращивание двух разновидностей СМИ. Речь идет о том, что цифровое измерение становится ещё одним из физических измерений, где проходит значительная часть нашей жизни.

Перечисляя наиболее востребованные источники информации в Турции, она сделала это следующим образом (по убыванию): Google, Youtube, Hürriyet, Sözcü, EBA, а также страницы интернет-торговли. Как мы видим, в этом списке, на первом месте – цифровые гиганты. За ними следует крупнейшее и самое тиражное издание Турции Hürriyet. Достаточно любопытно, что упоминания заслужило и оппозиционное издание Sözcü. EBA — как образовательная информационная сеть, через которую, в ходе эпидемии коронавируса, реализуется образование детей и подростков, также попала в список. Приблизительно по той же самой причине повышенным успехом у турецкой публики пользуются в наши дни и интернет-магазины – когда доступ в обычные супермаркеты был долгое время ограниченным.

52.04MB | MySQL:101 | 0,356sec