Парламент ФРГ накануне голосования по мандату в Афганистане

Как известно, 7 октября парламент ФРГ начал рассмотрение вопроса о продлении мандата бундесверу на использование его частей в Афганистане. Сейчас в Берлине продолжаются консультации экспертов в различных депутатских группах. Они касаются аспектов документа, названного «Заявление федерального правительства» и подробно информирующего парламентариев об особенностях предстоящего присутствия бундесвера.

В бундестаге достаточно как сторонников, так и противников идеи продления мандата. Однако критическая нота звучит все же явственней. Остроту в обсуждение темы добавило сообщение из Будапешта, где 10 октября совещались министры обороны стран — членов НАТО. Они решили, что отныне силы ISAF будут подключены к боевым операциям против наркобаронов и лабораторий по производству наркотиков в Афганистане. Бундесвер тоже примет в них участие «в виде технической поддержки афганских сил». Что это означает, представители бундесвера не объясняют, полагая, видимо, что очередная туманная формулировка должна сама по себе говорить немцам о неизбежности такого участия. Однако немецкое общество в лице парламентариев не удовлетворено неожиданным шагом оборонного ведомства. И министру обороны Францу-Йозефу Юнгу все же, похоже, не избежать объяснений с парламентариями, особенно с представителями Левой партии, которые последовательно и настойчиво требуют скорейшего вывода немецких военнослужащих из Афганистана. У Союза 90/Зеленых и у социал-демократов нет единой позиции по данному вопросу, однако настороженный подход к военным миссиям за рубежом присутствует. Как завершатся встречи в бундестаге по возвращении Юнга из Будапешта, неизвестно. Ясно одно: тот раздел в документе «Заявление правительства», который прежде казался незыблемым и полностью ограждал бундесвер от вероятных людских потерь, не избежит новой редакции.

Прежде документ четко определял путь решения злободневной задачи — препятствовать производству и сбыту наркотиков. Он подчеркивал: «Ответственность за борьбу с наркотиками лежит на афганском правительстве». Бундесвер поддерживает Кабул согласно решению федерального правительства «Вклад ФРГ в борьбу с наркотиками в Афганистане» (22 апреля 2005 г.), а это решение исключает активное участие в боевых операциях против наркобаронов. Подобные операции проводятся подразделениями других стран — членов ISAF. Актуальность данной проблемы определяется рядом сложных обстоятельств. Во-первых, в государственных структурах Афганистана высока степень коррупции. Известно о личной причастности высших должностных чинов государства, включая семью президента, к производству наркотиков и наркотрафику. Во-вторых, наркоденьги позволяют мечтающим о власти дельцам от производства героина вооружать и кормить бандитские формирования, чтобы те продолжали дестабилизацию. В ней можно было бы обвинять «неверных» в лице войск НАТО и на основе этого простого объяснения продолжать боевые действия, что и происходит в реальности. В-третьих, остается катастрофическим положение в сельском хозяйстве, которое ввиду несложных агроприемов в наркоотрасли и ее высокой доходности полностью ориентировано на выращивании наркосодержащих культур. Все это привело к тому, что с 2001 г.., то есть момента начала операции НАТО в Афганистане, производство наркотиков в Афганистане возросло в 2,5 раза и в 2007 г.. достигло 8,2 тыс. тонн. Эксперты отмечают прямую зависимость увеличения урожая от наращивания военного присутствия, причем наивысший прирост производства наркотиков наблюдается именно в тех провинциях, где сосредоточено более всего военнослужащих. По данным Института востоковедения РАН, лишь одна провинция Гильменд (дислокация военнослужащих Великобритании. – Прим. автора) производит больше наркотиков, чем вся Колумбия. Вовлечение бундесвера в боевые операции по уничтожению производства наркотиков, что прежде не оговаривалось правительственным заявлением, стало шоком для немецкой общественности.

Кроме того, отметим, что дебаты в бундестаге и без того проходят на фоне прокатившейся по всем, без исключения, СМИ ФРГ волны публикаций о ситуации в Афганистане. Она продолжается с конца августа и вызвана гибелью трех гражданских лиц в результате боевой операции бундесвера в Афганистане. В газете Frankfurter Rundschau глава парламентской фракции левых Грегор Гизи (Gregor Gysi) обосновал свое требование вывода войск следующим соображением: существует, дескать, реальная угроза «утонуть в болоте грязной войны, которая ведет не к преодолению террора, а, напротив, к новому насилию. Это при том что конструктивные гражданские усилия погибают». Рецепт того, что надо делать, чтобы не погрязнуть в этом болоте, дал один из самых известных в бундестаге экспертов по вопросам обороны Винфрид Нахтвай (Winfried Nachtwei). В Berliner Zeitung он призвал полностью прекратить участие бундесвера в наступательных операциях. В этой связи он предупредил, что, если так пойдет и дальше, то в любом афганце можно будет при желании разглядеть подозрительную личность, а, «с другой стороны, и афганцы будут испытывать страх перед немецким солдатом». Обстановке усиления страха необходимо противопоставить четкую работу сил правопорядка, для чего форсированными темпами вести обучение полицейских, продолжил тему в Berliner Zeitung генеральный секретарь Свободной демократической партии (FDP) Дирк Нибель (Dirk Niebel). Он отметил, что пока террористическая угроза существует, никто не способен гарантировать жизнь любому жителю. В то же время Нибель указал: дело в сфере общественной безопасности пойдет на лад только тогда, когда ею займутся непосредственно граждане Афганистана, причем специально обученные. Чтобы решить эту задачу, необходимо увеличить число немецких инструкторов с 200 до 2 тысяч, сделал существенное дополнение к заявлению Нибеля глава профсоюза бундесвера Бернхард Герц (Bernhard Gertz), выступив в газете BZ am Sonntag. Но при этом, добавляет в Westdeutsche Allgemeine Zeitung шеф Федеральной полиции Йозеф Шойринг (Josef Scheuring), политика в сфере безопасности должна быть подкреплена непременным условием. Оно звучит так: власть должна иметь мужество брать на себя управление в случае кризисных ситуаций.

Критический настрой, безусловно, оказывает свое воздействие на 612 депутатов бундестага, которые в эти дни детально знакомятся с основным документом, представленным на их рассмотрение, — «Заявлением федерального правительства». Заявление, напомним, обнародовано 7 октября и содержит программу пребывания бундесвера, по существу, до конца следующего года.

Депутатам немецкого парламента напоминают, что продолжение использования войск происходит согласно ряду документов. Отметим, что даже названия некоторых из них говорят о значительном вкладе именно ФРГ в успешный старт стабилизационных процессов в Афганистане: «Соглашение о временном урегулировании в Афганистане до восстановления правительственных учреждений на длительный срок (Боннское соглашение)» от 5 декабря 2001 г. и «Берлинское заявление» международной конференции по Афганистану от 1 апреля 2004 г.

Последовавшие далее концепция Afghanistan Compact, принятая на конференции по Афганистану в Лондоне от 31 января 2006 г.; решения саммита НАТО по Афганистану от 4 апреля 2008 г..; коммюнике конференции по Афганистану в Париже от 12 июня 2008 г., а также 9 резолюций Совета Безопасности ООН, принимаемые начиная с 20 декабря 2001 г.— документы, развивающие и закрепляющие стратегические направления в преобразовании Афганистана разных периодов. Они фиксируют нарастающую тревогу международного сообщества, в том числе и ФРГ, за судьбы афганского народа. Нарастающую — потому что многие благие намерения так и остались нереализованными.

Проблема «что раньше, яйцо или курица» в афганском контексте трансформируется: что раньше, строительство гражданской инфраструктуры или операции по зачистке от террористов и бандитов. Идеальный вариант, разумеется, в сочетании одного и другого. Но реальность выглядит иначе. Кроме того, в командовании силами ISAF превалирует явно силовой подход, что встречает неприятие и настороженность в немецком обществе.

Известно, что использование бундесвера в составе сил ISAF санкционировано парламентом ФРГ лишь по 13 октября 2008 г.. включительно. Только до этой даты бундесвер имеет возможность выполнять поручение Совета Безопасности ООН, согласно резолюции от 22 сентября 2008 г. Срок действия нового мандата определен на последующие 14 месяцев, до 13 декабря 2009 г.

Цель сил ISAF, отмечается в этой резолюции, — помощь Афганистану при поддержании безопасности таким образом, чтобы как афганские государственные органы, так и весь международный персонал, включая сотрудников Организации Объединенных Наций, имел возможность уверенно осуществлять собственные восстановительные и гуманитарные проекты.

Бундесверу конкретно поручено решение таких задач, как поддержка правительства Афганистана в вопросе сохранения безопасности; деятельное участие в руководстве силами ISAF в Афганистане; обеспечение тактического авиатранспорта для перемещения раненых (AIRMEDEVAC); обеспечение подготовки персонала для работы на завершающем этапе переходного периода и к дальнейшей поддержке стабилизации и восстановления Афганистана силами государств — членов ООН, международных организаций по оказанию помощи в различных регионах страны; организация собственной безопасности и эвакуации в случае необходимости; участие в реформировании сил безопасности — дееспособных афганских структур: армии и полиции, а также в разоружении нелегальной милиции; вклад в гражданское и военное сотрудничество; содействие при организации безопасности выборов.

Этот перечень убедительно говорит о новых перспективах пребывания военнослужащих Германии в Афганистане. А именно — о ярко обозначенном участии в обучении кадров и организации охранной деятельности, что свидетельствует об усилении в общей картине деятельности бундесвера так называемого гражданского акцента. Хотя понятно, что его участие в формировании в Афганистане собственных сил по поддержанию правопорядка можно называть гражданским лишь условно. Данное формирование проходит при деятельном участии Германии. В 2008 г. немецким инструкторам предстоит подготовить около 2000 афганских стражей порядка, в 2009-м — 3000.

Правительственный документ указывает на статус и права сил ISAF, которые регулируются встречными соглашениями НАТО и правительства Афганистана. Силы ISAF уполномочены проводить все необходимые мероприятия, включая применение военной силы, чтобы реализовать мандат по решению Совета Безопасности ООН согласно уже упомянутой резолюции от 22 сентября 2008 г. При этом остаются неприкосновенными право на индивидуальную и коллективную самооборону и право на экстренную вооруженную помощь в рамках военных операций в девяти провинциях, определенными командованием НАТО. Бундесвер участвует в составе сил ISAF в двух регионах — в Кабуле и на севере страны.

Депутаты обращают внимание на важное примечание в данной части документа: немецкие военнослужащие «могут быть использованы в других регионах для осуществления временных и ограниченных по объему мероприятиях», если таковые находятся в рамках общей концепции действий ISAF. Имеется в виду прежде всего воздушное обеспечение сбора информации и медицинской деятельности, в том числе участие самолетов-разведчиков Tornado, а также уже названный транспорт из состава AIRMEDEVAC для оперативной доставки раненых из района боевых действий в госпиталь.

Цифрой в 4,5 тыс. военнослужащих — как мужчин, так и женщин — определено персональное участие бундесвера в операциях сил ISAF. При этом особо оговорено, что в случае тактической необходимости предусматривается превышение этой цифры. Рассмотрены также положение кадровых солдат и резервистов, как мужчин, так и женщин, и соблюдение принципа добровольных обязательств. Столь тщательная проработка прав и обязанностей необходима в ряде ситуаций, к примеру, при включении немецких военнослужащих в контингенты других стран на основании двусторонних соглашений. В частности, в этом случае действует федеральный закон о зарплате государственным служащим, работа которых используется зарубежными странами, а это совершенно другие цифры персонального дохода.

Депутаты обращают особое внимание на финансовую часть документа. Дело в том, что в случае продления мандата на последующие 14 месяцев необходимо выделение на нужды бундесвера 688,1 млн евро. Это означает распределение расходов следующим образом: нагрузка на бюджет 2008 г. в размере 117,5 млн евро, оставшаяся часть 570,6 млн евро придется на бюджет 2009 г.

Крупных расходов потребует и гражданское восстановление Афганистана, которое остается, как подчеркивает документ, «основным вопросом немецких обязательств». Федеральное правительство, выступая за создание государственных учреждений, соблюдение принципов правового государства и прав человека, за улучшение условий жизни, подняло планку расходов в Афганистане в 2008 г. с 70 до 170,7 млн евро.

Далее документ информирует о некоторых положительных сдвигах в Афганистане, что вполне объяснимо: парламентариям важно знать, как расходуются выделенные средства. В частности, отмечается «возрастающая способность афганского правительства, его ответственность за восстановление и надежность Афганистана». Это, к примеру, выразилось в окончании действия ANDS (Afghanistan National Development Strategy) — Национальной стратегии развития, рассчитанной на пять лет, которая нашла признание и поддержку на конференции в Париже. Растущая афганская самостоятельность, указывает документ, также является «постепенно ощутимым» достижением, заметным, к примеру, в деле подготовки специалистов для учреждений. Есть сдвиги в сфере образования (почти 75% мальчиков и 35% девочек посещают школу) и в здравоохранении (85% населения сейчас имеет доступ к медицинскому базовому обеспечению). Фаза консолидации постепенно охватывает афганские органы власти, в частности, парламент, который все чаще образует форумы для проведения политических споров. Важными событиями на пути к дальнейшей демократизации афганского общества и формированию общественных структур будут ключевые политические события: выборы президента (2009) и выборы в парламент (2010).

Саммит НАТО в Бухаресте (2-4 апреля 2008) подтвердил свою ответственность за все происходящее в Афганистане наряду с долгосрочным обязательством по созданию боеспособной афганской национальной армии (АНА). Обнародована и завершающая цель этого процесса — постепенная передача ответственности за безопасность в афганские руки. С этой целью силы ISAF все чаще вовлекают в операции афганские силовые структуры. Федеральное правительство придает этому особое значение Численный состав АНА приближается к 60 тыс. при запланированном штатном составе 80 тыс. Сейчас в стадии разработки — новые планы по увеличению афганской армии до122 тыс., как отмечено в заявлении правительства ФРГ, при том что, заметим, президент Афганистана настаивает на 133 тыс. человек.

В любом случае требования к бундесверу усиливаются: именно на немецких инструкторов возложена задача улучшать военное образование контингента АНА, готовить больше специалистов, умеющих эффективно использовать как современные приемы ведения боевых действий, так и новые технологии.

Однако развитие событий в Афганистане дает неоднозначную («смешанную», как говорится в документе) картину. Вопреки некоторым ободряющим веяниям имеются нерешенные проблемы — как в деле государственного и общественного восстановления, так и в сфере безопасности. Последняя особенно беспокоит правительство ФРГ. Напряженные ситуации чаще всего возникают на так называемой первой линии юга и на востоке страны, где происходит более 90% всех инцидентов, а также в ряде населенных пунктов на севере.

Тем не менее, благодаря международным и афганским силам, можно, как показывает практика, добиваться координации усилий по обеспечению безопасности.

Депутаты, изучающие положения «Заявления федерального правительства», принимают во внимание то обстоятельство, что существуют и другие критерии оценки положения в Афганистане. Вызывает сомнения та часть правительственного заявления, где говорится об уникальности вклада военных медиков. Он, как подчеркивает документ, «не может выполняться в данной форме никаким другим партнером по ISAF»: ввиду наличия у бундесвера специального оборудования и возможности транспортировки раненых на большие расстояния. Однако, по мнению ряда военных медиков, правительство ФРГ слабо заботится о двух составляющих — техническом обеспечении и квалифицированных кадрах. Имеет смысл в этой связи прибегнуть к суждениям непосредственных участников событий в сегодняшнем Афганистане. Как, к примеру, считает председатель Форума офицеров-медиков ФРГ, полевой врач Вольфганг Петерсен (Wolfgang Petersen), недостаточное внимание к нуждам военных специалистов-медиков уже привело к росту разочарования действиями кабинета министров. В частности, он указывает, что раненый солдат бундесвера чаще страдает из-за того, что в распоряжении военных медиков пока нет вертолета, который летал бы ночью и в холодное время. Из-за плохого состояния дорог спасательные автомобили могут развивать скорость в пределах 10-15 километров в час. Порой приходится тратить полдня для того, чтобы добраться до пострадавшего. Из-за этого бывает упущено время, когда можно оказать эффективную помощь при пулевом ранении или в результате взрыва мины.

Депутаты, ссылаясь на мнение экспертов, отмечают и другие, мягко говоря, несоответствия документа и истинного положения. К примеру, совершенно обойден вопрос о том, как оценивает правительство, бодро рапортующее об успехах в деле безопасности, увеличение числа нападений и терактов. Начиная с 2005 г., они имеют нарастающую тенденцию, а именно — ежегодное удвоение. Причем главной мишенью террористов являются иностранные войска, в том числе и солдаты бундесвера. Только за первые 8 месяцев 2008 г. совершено 5,3 тыс. нападений и терактов. Осень нынешнего года, по прогнозам немецких аналитиков, принесет число аналогичных терактов почти такое же, как зима, весна и лето 2008 г., вместе взятые.

42.22MB | MySQL:92 | 1,003sec