Что стоит за британским расследованием в отношении супруги президента Сирии Асмы аль-Асад

Лондонская столичная полиция начала предварительное расследование утверждений о том, что Асма аль-Асад, первая леди Сирии, подстрекала и поощряла террористические акты во время десятилетней гражданской войны в стране. 45-летняя Асма, родившаяся в Лондоне у сирийских родителей и получившая образование в столице, переехала в Сирию после замужества с Башаром Асадом в 2000 году. Она выступала с речами в поддержку сирийских вооруженных сил, которые за десятилетие войны нанесли удары по гражданским районам, включая больницы и школы, с помощью бочковых бомб и тяжелой артиллерии. Участники кампании говорят, что такое неизбирательное применение силы, которое также включает применение химического оружия, представляет собой нарушение международных и национальных законов, в том числе в Великобритании. В ходе конфликта погибло более 500 000 человек, а около 12 млн человек были вынуждены покинуть свои дома. Отдел по военным преступлениям столичной полиции возбудил это дело после того, как базирующаяся в Лондоне международная юридическая палата «Герника-37» представила досье с подробным описанием поддержки первой леди сирийских вооруженных сил. Выступая в газете «Таймс», Тоби Кэдман, глава «Герники-37», заявил, что, по его мнению, есть веские основания для судебного преследования Асмы аль-Асад. «Наша юридическая команда в «Гернике 37» активно расследовала этот вопрос в течение нескольких месяцев и в результате подала два конфиденциальных сообщения в командование по борьбе с терроризмом столичной полицейской службы (SO15). Важно, что по мере приближения десятой годовщины конфликта в Сирии идет эффективный процесс, направленный на обеспечение того, чтобы виновные были привлечены к ответственности». «Герника-37» утверждала в своем заявлении, что Асма аль-Асад подстрекает к преступлениям, совершенным против гражданского населения, что является частью изощренной пропагандистской кампании сирийского правительства, «сродни отрицанию геноцида, чтобы смыть преступления правительства». «Такая кампания оказала разрушительное и дестабилизирующее воздействие на Сирию и привела к затягиванию конфликта уже на многие годы. Любое лишение гражданства должно происходить только после рассмотрения дела в британском суде, где процесс будет независимым и беспристрастным и будет рассматриваться исключительно на основе доказательств, независимо от каких-либо политических соображений». — говорится в заявлении. Собственно ничего удивительного в этом эпизоде нет, Асма аль-Асад, кстати,  финансист по образованию, и так уже находится под санкциями США и ЕС с 2012 года. Новая кампания имеет смысл уже с точки зрения попытки окончательно дезавуировать  легитимность четы Асад с точки зрения предстоящих президентских выборов в Сирии, которые коллективный Запад и так уже объявил незаконными.  Собственно, таким образом, Москве посылается ясный сигнал о том, что будущее Сирии на Западе видится только без Башара Асада, то есть дальнейшее пребывание этой четы  у власти чревато инициацией расследования уже по теме военных преступлений. И не случайно спецпредставитель ООН по Сирии Г.Педерсен выдвинул почти синхронно с этим шагом Лондона некие новые переговорные форматы по сирийскому досье. Таким образом, ничего нового в тактике Запада здесь нет: отказ от военного решения проблемы с переносом основной тяжести усилий на политическую трансформацию власти, которая невозможна без инкорпорации в новую политическую архитектуру представителей умеренной суннитской оппозиции. А это первый шаг к ликвидации в Сирии российского и иранского присутствия.

Но в данном случае британцы пытаются решить еще несколько задач уже местного плана. Это в некотором смысле некое логическое развитие американского «Закона Цезаря», который в январе обложил новыми санкциями не только Башара Асада, но и Асму, которая на фоне инспирированного ею падения финансовой империи родственника президента Рами Махлюфа активно набирает очки в установлении контроля над принципиальными секторами сирийской экономики. А к этому процессу восстановления уже активно  проявляют интерес и китайцы, и французы. Это не говоря уже о том, что структуры Асмы аль-Асад  широко представлены в Лондоне. Таким образом, пока только декларация о намерениях в рамках предполагаемого расследования участия жены сирийского президента в военных преступлениях (а обвинения на первый взгляд откровенно «жидковаты»: что такое «призывы к террору?» — авт.) надо рассматривать в свете расширения нового раунда санкций Казначейства США в соответствии с «Законом Цезаря», который имел целью не только  заблокировать участие зарубежного бизнеса в вопросе восстановления  Сирии, но и нанести удар по союзникам четы Асад в Лондоне. А она сейчас  оказалась под пристальным вниманием Вашингтона. Хотя санкции напрямую не затрагивают членов семьи  Асмы аль-Асад, очевидно, что они имеют цель отрезать ее от их деловых контактов, в том числе и в Великобритании.

А они идут через братьев первой леди Двома Ахраса и Фираса Ахраса и  ее матери Сахар Ахрас. При этом  прямые активы Асмы аль-Асад были заморожены правительством Великобритании еще в 2012 году. И если братья Асмы сейчас сознательно ушли в «коммерческую тень», то ее отец  Фаваз Ахрас, который продолжает активно выступать в защиту режима своего зятя Башара Асада, продолдает управлять Британским сирийским обществом (BSS), которое он основал в 2002 году. BSS, изначально созданная для укрепления сотрудничества между Великобританией и Сирией, в 2011 году превратилась в организацию, продвигающую интересы сирийского режима, посредством таких мероприятий, как Дамасская конференция, последняя  по времени из которых состоялась в 2019 году. Фаваз Ахрас получает помощь в продвижении интересов сирийского режима от видных представителей британского истеблишмента, таких как лорд Оксфорд  Рэймонд Асквит, который присоединился к BSS в декабре 2019 года. Асквит, бывший начальник посольских резидентур  МI-6 в Москве и в Киеве в 1980-х и 1990-х годах, а затем директор ряда экологических организаций, в том числе Advanced Sustainable Development, Dessna Company, Zander Group and Intec International, а также страховой компании Ferravale. В январе 2018 года лорд Эндрю Грин из Деддингтона, присоединился к BSS в качестве директора. Грин, основавший лоббистскую группу  MigrationWatch UK в 2000 году, был послом Великобритании в Сирии с 1991 по 1994 год.

Еще ближе к Ф.Ахрасу стоит Питер Форд, британский посол в Дамаске с 2003 по 2006 год, который был назначен сопредседателем BSS в 2017 году  и с тех пор является откровенным критиком позиции британского правительства по сирийскому конфликту. Бывший командир SAS Джон Холмс, глава корпоративной разведывательной фирмы Quintel Intelligence, также оказывал лоббистскую поддержку Дамаску, особенно в вопросе якобы использования режимом химического оружия.

Новый охват «Закона Цезаря» и нынешняя инициатива «Герники-37» в Великобритании, похоже, имеет целью оказать значительное влияние на этих и других членов сети Ф.Ахраса в Великобритании.

При этом, в то время как британское правительство пытается таким образом  заставить замолчать некоторых бывших британских чиновников, которые выступают в поддержку Дамаска, последние по времени санкции против четырех британских подданных создают новый набор трудностей для юрисдикции Великобритании. Не случайно, на сегодняшний день только двоюродный брат Фаваза Ахраса, бизнесмен из Хомса Тариф Ахрас, является единственным членом семьи Ахрас, попавшим под санкции Европейского союза, которые были введены в 2011 году. Т.Ахрас пытался безуспешно обжаловать эти санкции еще в 2012 году, но перспектива новых судебных исков уже в суды Великобритании серьезно сдерживает давление британских властей. Отсюда и новый ход: попытка перенести тяжесть обвинений из коммерческой сферы в чисто гуманитарную, обвинив Асму аль-Асад в неких военных преступлениях. И в данном случае расчет идет и на блокирование гуманитарной активности различных агентств ООН, которые  продолжают поддерживать деловые отношения с Дамаском, но некоторые из них предпочитают не раскрывать подробности своих контрактов с местными бизнесменами.

Например, на фотографии, опубликованной в Twitter-аккаунте Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) 11 января, видно, как сотрудники гуманитарных организаций разгружают грузовой самолет авиакомпании Cham Wings, принадлежащей Рами Махлюфу, на аэродроме ливийской авиабазы «Бенин», которая обслуживает Бенгази. Согласно французским источникам, ВОЗ в Ливия действительно зафрахтовала самолет этой компании через Всемирную продовольственную программу (ВПП) для доставки гуманитарной помощи в Киренаику. Компания, принадлежащая  ныне опальному Рами Махлюфу, который лично находится под санкциями США и ЕС, была выбрана ООН якобы потому, что никакой альтернативной авиакомпании не было доступно для полетов в этот пункт. При этом ВПП и ВОЗ, которые входят в число ряда учреждений ООН, действующих в Дамаске, держат детали своих сирийских контрактов в тайне по «соображениям безопасности».  Общая сумма, которую эти два агентства выплатили Cham Wings и другим компаниям в Сирии с 2015 по 2019 год, так и не была обнародована.

Другие учреждения, такие как Верховная комиссия по делам беженцев (УВКБ ООН), ЮНИСЕФ и  Продовольственная и сельскохозяйственная организация (ФАО) предоставляют информацию о своих расходах и контрактах с Дамаском, не ссылаясь на соображения безопасности. Телекоммуникационная компания Р.Махлюфа Syriatel, которая была экспроприирована у него в мае прошлого года и переданы под управление людям той же Асмы аль-Асад, использовалась УВКБ ООН до 2019 года. MTN, другая крупная сирийская телекоммуникационная компания, которой Махлюф также владел до 2020 года, использовалась ООН в 2015 году. Персонал ООН также останавливался в отеле Four Seasons в Дамаске, принадлежащем бизнесмену Самеру Фозу – человеку Асмы аль-Асад и «восходящей звезды» в деловом мире Сирии. Сотрудники УВКБ оставались там до тех пор, пока канадская материнская компания не вышла из Сирии в 2019 году из-за растущего давления международных санкций. Сейчас С.Фоз сосредотачивает свои инвестиции на проекте сирийского правительства Marota City. Международные агентства ООН в Сирии с самого начала конфликта взаимодействовали с властями Дамаска, чтобы иметь возможность оказывать помощь населению страны, главным образом в сотрудничестве с Сирийским Арабским Красным Полумесяцем (SARC), который контролируется режимом. Глава ВОЗ по Ливии Элизабет Хофф, возглавлявшая организацию в Дамаске с 2012 по 2019 год, никогда не делала секрета из своих хороших отношений с Асмой аль-Асад, объясняя это в публичном заявлении в 2019 году тем,  «чтобы добиться успеха в такой сложной обстановке, важно поддерживать хорошие отношения с правительством и Министерством здравоохранения». И это справедливо не  только для ООН, но и частных западных НПО.  В этой связи отметим, что французские НПО и бизнес-структуры уже активно работают в Сирии через благотворительный фонд  Асмы аль-Асад The Syria Trust for Development, который все чаще становится ключевым партнером крупнейшей французской НПО «Кретьен д’Ориент».

52.67MB | MySQL:101 | 0,423sec