Ситуация в Марокко: февраль 2021 г.

1 февраля судебные власти Марокко назвали процесс над историком и правозащитником Маати Монджибом «беспристрастным». Они охарактеризовали как контрпродуктивную критику этого процесса, в ходе которого в Рабате 60-летний М.Монджиб 27 января получил один год строгого режима по обвинению в «покушении на безопасность государства». Как утверждалось в коммюнике Верховного совета судебной власти, «любые измышления на этот счет направлены на политизацию дела, связанного с уголовным правом».

Процесс над М.Монджибом и шестью другими журналистами и правозащитниками стартовал еще в 2015 г. Вердикт был вынесен в  отсутствие подсудимого и его защиты, хотя они, как утверждает Верховный совет судебной власти, были заранее предупреждены о дате вынесения приговора, и поэтому их отсутствие было «только их решением».

Как подчеркивалось в опубликованном в начале 2020 г. исследовании Института статистики HCP, население, все больше и больше озабоченное ростом стоимости жизни и безработицей, выражает «растущее негативное отношение» относительно ситуации с правами человека в стране.

В феврале на этот счет высказалась и формально находящаяся у власти в Марокко исламистская Партия справедливости и развития (ПСР). В своем коммюнике она призвала «найти хорошую формулу для того, чтобы освободить в духе справедливости и примирения (осужденных) журналистов».

3 февраля коллектив активистов «Вне закона» запустил кампанию в социальных сетях за отмену статьи 490 Уголовного кодекса, предусматривающую тюремное наказание за секс вне брака. Эта кампания была приурочена к выходу из тюрьмы 24-летней матери-одиночки Ханае, на попечении которой находятся двое детей. Суд г.Тетуан приговорил ее к 1 месяцу тюрьмы строгого режима по обвинениям в «сексуальных отношениях вне брака» и «покушении на стыдливость». Женщину арестовали в начале января после того, как в сети появилось соответствующее видео с ее участием. При этом санкции никак не коснулись ни ее партнера, ни того или той, кто слил видео в сеть.

Коллектив «Вне закона» призвал марокканцев высказаться в социальных сетях в поддержку «полной и простой отмены статьи 490 Уголовного кодекса» и требования «прекратить систематический сексизм со стороны институтов власти и покончить с патриархальным мышлением, свирепствующим в нашей стране».

Коллектив «Вне закона» был создан в 2019 г. после ареста журналистки Хаджар Раиссуни. К ней была применена статья 490 и выдвинуто обвинение в совершении подпольного аборта. Женщина отвергла это обвинение, но была осуждена, а затем помилована.

3 февраля Верховный комиссариат по планированию сообщил, что уровень безработицы в Марокко в 2020 г. вырос до 11,9% при том, что годом ранее этот показатель составлял 9,2%. Столь заметный рост был объяснен пандемией и засухой. Понятно, что наиболее уязвимыми в этой связи оказались молодые марокканцы. Таким образом, за год безработица выросла на 29%. Таковыми в Марокко стали 1 млн 429 тысяч человек. Рост произошел за счет сокращения рабочих мест в сельском хозяйстве и рыболовстве.

К тому дню в Марокко были зарегистрированы 472 тысячи заболевших коронавирусом, 8323 из них скончались.

4 февраля марокканские власти объявили о продлении на очередной месяц, до 10 марта, чрезвычайного санитарного положения, действующего в королевстве с целью сдерживания распространения пандемии. К той дате в рамках запущенной в конце января национальной кампании вакцинации прививки получили свыше 300 тысяч человек. Заявленной целью министерства здравоохранения была постепенная и бесплатная вакцинация 25 млн марокканцев из 25 млн. Для вакцинации королевство выбрало британскую вакцину Astrazeneca и китайскую Sinopharm.

Одновременно было объявлено о продлении на 2 недели, до 16 февраля, действия ночного комендантского часа, введенного в конце декабря на всей территории страны.

9 февраля премьер-министр Марокко Саадэддин аль-Османи пообещал «наказать» ответственных лиц после того, как накануне в Танжере в подвале одного из зданий, где действовало незаконное ателье по пошиву одежды, в результате наводнения после проливного дождя утонули 28 человек, главным образом – женщины. Трагический инцидент вызвал острую дискуссию об условиях труда и соблюдении законов в Марокко. «Ответственные лица будут установлены и необходимые санкции будут приняты. Случившееся не останется безнаказанным», — пообещал премьер.

Как отметила арабоязычная газета «Аль-Маса», «большая доля ответственности (за происшедшее) лежит на местных властях, которые ничего не сделали для того, чтобы закрыть это подпольное предприятие».

По данным неправительственных организаций, подпольный цех функционировал свыше 10 лет и потреблял столько электроэнергии, что это должно было привлечь внимание местных властей. Они указали на существование еще нескольких подобных предприятий, в которых не соблюдаются нормы безопасности даже в период пандемии.

Сестра владельца компании, оказавшегося после инцидента в реанимации, со своей стороны утверждала, что предприятие действовало на законных основаниях, платило налоги, все работники были задекларированы. Причиной трагедии она назвала плохую работу коммунальных служб, которые не справились с наводнением. Ее брат сразу после выхода из больницы оказался в предварительном заключении.

Показательно, что если в первом официальном коммюнике речь шла о «подпольной текстильной мастерской», затем полицейские источники заговорили о необходимости проверки статуса предприятия.

Согласно исследованию, проведенному в 2018 г. Конфедерацией марокканского патроната (CGEM), 54% производства текстиля и кожи в Марокко приходится на неформальный сектор. При этом отрасль считается ключевой по числу занятых в ней – свыше четверти от общего числа промышленных рабочих, из них около 200 тысяч трудятся в неформальном секторе.

13 февраля манифестация прошла в г.Фнидек, граничащим с испанским анклавом Сеута. Участники акции – их собралось примерно 1 тысяча человек — протестовали против последствий беспрецедентного экономического кризиса, вызванного, в частности, закрытием границы из-за пандемии. Они потребовали открыть границу с Сеутой, закрытую к тому моменту уже почти год. Еще одно требование касалось освобождения 4-х участников аналогичной акции, проведенной неделей ранее. Арестованные были обвинены в «нарушении норм чрезвычайного санитарного положения», «участии в неразрешенной акции» и «насилии в отношении сил правопорядка».

Вынос товаров из испанских анклавов для их перепродажи в Марокко давно был главным средством существования для многих марокканцев, проживающих близ границ Сеуты и Мелильи. Они имели право по марокканским паспортам заходить на территорию анклавов на световой день и выносить товаров столько, сколько могли унести. По данным марокканской таможни, только «торговый» оборот Сеуты и Фнидека составляет до 750 млн евро в год.

9 февраля сепаратисты из Фронта ПОЛИСАРИО заявили, что накануне убили 3-х марокканских военных в ходе атаки в районе Уаркзиз на юге Марокко близ сахарских провинций. Это заявление «министерства обороны» сепаратистов не было подтверждено ни от независимых источников, ни от Рабата. Тем не менее это было впервые, когда сахарцы выступили с утверждением о нанесении потерь марокканским военным на территории королевства после того, как в середине ноября 2020 г. Фронт ПОЛИСАРИО заявил, что больше не соблюдает режим прекращения огня.

Сепаратисты заявили, что находятся «в состоянии войны и законной обороны» после того, как Марокко направило 13 ноября своих военных в тампонную зону близ Гергюэрата на крайнем юге сахарских провинций с тем, чтобы выдавить оттуда сахарских активистов, блокировавших единственную автодорогу, связывающую королевство с Мавританией.

В Марокко коммюнике сахарцев было названо «воинствующей пропагандой». 11 февраля марокканский премьер осудил «медийную войну» и «воображаемые победы» Фронта ПОЛИСАРИО.

25 февраля в Рабате было объявлено, что Марокко – один из крупнейших в мире производителей каннабиса – планирует легализовать терапевтическое использование этого «мягкого» наркотика. Как отмечалось в коммюнике исполнительной власти, правительство Марокко «приступило к изучению проекта закона относительно легального использования каннабиса». Документом предусматривается создание «национального агентства по регулированию активности, связанной с каннабисом», которому будет поручено «развивать сельскохозяйственное и промышленное производство» этого наркотика. По данным независимых источников, опубликованных в 2020 г., в Марокко ежегодно производится свыше 700 тонн каннабиса на сумму около 19 млрд евро. Согласно проекту закона, в легальный оборот предполагается ввести объемы, «необходимые для использования в медицинских, фармацевтических и промышленных целях».

Производство, продажа и потребление наркотиков находятся в Марокко под запретом. Но на севере страны в регионе Рифа производство каннабиса дает средства к существованию примерно 140 тысячам человек. С 2003 по 2011 гг. властям удалось сократить площадь нарконивы с 134 тысяч га до 45,5 тысяч.

Марокко есть к чему стремиться. Согласно исследованию кабинета Grand View Research от 2017г., мировой рынок каннабиса к 2025 г. может вырасти до 50 млрд евро, то есть в пять раз больше, чем в 2015 г.

Комиссия ООН по наркотикам в декабре 2020 г. удалила каннабис из списка наиболее опасных наркотиков, что открыло дорогу к признанию его медицинских и терапевтических свойств, хотя во многих странах он остается под запретом.

В любом случае в Марокко очевиден рост протестных настроений на фоне социально-экономического кризиса, вызванного пандемией корнавируса. И властям, очевидно, придется как-то реагировать на него. Тем более что в феврале в Марокко активисты отметили 10-ю годовщину протестного движения «20 февраля», родившегося в ходе «арабской весны».

55.82MB | MySQL:105 | 0,568sec