Пакистан требует ядерные технологии от США

8 октября США и Индия подписали беспрецедентное соглашение о сотрудничестве в ядерной сфере. Это стало возможно благодаря тому, что ранее МАГАТЭ и Группа ядерных поставщиков/ГЯП приняли решение о снятии с Нью-Дели ограничений на закупку ядерного топлива, оборудования и технологий на мировом рынке. В обмен на соглашение Индия разрешила инспекцию своих ядерных объектов.

После долгих согласований, выбора политического момента сделка состоялась. Лишь 27 сентября палата представителей конгресса США одобрила Индийско-американский договор о сотрудничестве в мирной ядерной энергетике. После одобрения договора палатой голосование по нему состоялось в сенате США.

Старт американо-индийского сотрудничества в ядерной сфере вызвал крайне негативную реакцию в Исламабаде, давнем сопернике своего соседа. Еще до подписания основного документа, 2 октября, премьер-министр Пакистана Юсуф Раза Гилани заявил, что «гражданский ядерный торговый договор США с Индией должен открыть дорогу для аналогичного договора с Исламабадом» и что Вашингтон не должен подвергать дискриминации две ядерные державы Южной Азии. «И так как сделка одобрена, будет справедливым запросить подобное соглашение и для Пакистана», заявил глава кабинета министров.

Несмотря на то что Индия, которая, так же как и Пакистан, не подписала Договор о нераспространении ядерных вооружений/ДНЯО/ 1968 г., сегодня она подтвердила приверженность режиму нераспространения ядерного оружия, подчеркнув при этом решимость страны продвигаться вместе со всем мировым сообществом к всеобщему ядерному разоружению.

По мнению индийского премьер-министра Манмохан Сингха, документ «будет отвечать интересам двух стран и мира в целом» и «в результате заключения соглашения Индия «освободится от уз, на протяжении 34 лет удерживающих ее от доступа к ядерным технологиям». В целом, продолжил глава кабинета министров, «отношение Индии к США основано на двух столпах — базовых принципах и прагматизме». По его мнению, оба государства стоят сейчас перед общими угрозами и вызовами терроризма, энергетической безопасности, распространения ядерного оружия, наркотрафика, безопасности морских перевозок, изменений климата и загрязнения окружающей среды.

Глава правительства Индии подчеркнул исключительно гражданскую направленность соглашения и заявил, что международное ядерное сотрудничество «абсолютно необходимо для покрытия энергетических потребностей страны». Общие генерирующие мощности Индии составляют 138 000MW, а испытываемый ею дефицит электроэнергии — 150 000 MW. Именно на программу строительства новых АЭС в стране возлагаются большие надежды. За счет их ввода в эксплуатацию к 2030 г. этот показатель планируется снизить до 40 000 MW.

Недовольство Исламабада можно понять и объяснить несколькими причинами. Ядерная программа Пакистана берет начало в далеких 70-х годах. Пост президента ИРП занимал тогда Зульфикар Али Бхутто, основатель правящей сегодня Пакистанской народной партии, тесть действующего ныне президента Исламской Республики Пакистан Асифа Али Зардари. Придя к власти в 1972 г., он, молодой амбициозный политик молодого государства, стремился доказать всем, и прежде всего Индии, с которой к тому времени Пакистан он уже трижды воевал, что потенциал его государства заставит разговаривать обе страны на равных; и поставил своей целью развитие как гражданского, так и военного аспекта ядерной программы. В 70-х годах, впрочем, как и сегодня, строительство гражданских атомных объектов, в частности электростанций, диктовалось острой нехваткой дешевой электроэнергии. В те годы З.А. Бхутто планировал строительство десяти атомных реакторов до конца ХХ столетия, что, по его расчетам, покрывало бы потребности страны в электроэнергии. Научные разработки и военная направленность ядерного проекта в целом также оставались приоритетными направлениями. Для Пакистана это был дерзкий план стремительного выхода в число ядерных государств.

Подобные настроения лишь усилились в Исламабаде, особенно после проведения Индией в мае 1974 г. испытаний ядерного взрывного устройства. Ядерный проект Бхутто набирал силу, что вызывало открытое недовольство Вашингтона.

В 1976 г. госсекретарь США Г. Киссинджер во время встречи с З.А. Бхутто в Исламабаде потребовал от последнего прекращения дальнейших разработок по созданию атомной бомбы.

США в ответ на начало ведения военной ядерной программы ввело против обеих стран Южной Азии серьезные военные и экономические санкции (поправки к закону об оказании помощи иностранным государствам Саймингтона, Гленна, Пресслера).

В целом, ядерный вопрос всегда был и остается одним из основных в пакистано-американских отношениях. Это своеобразный фон, на котором строились и развивались их взаимоотношения. Лидерство в этой паре всегда принадлежало Вашингтону.

Несмотря на все предостережения и экономические санкции, в мае 1998 г. Индия провела подземные испытания ядерного оружия. Спустя две недели правительство премьер-министра Наваза Шарифа также провело испытания ядерного оружия, официально подтвердив таким образом высокий военный статус своих стран.

Международное давление было усилено. США и Япония ввели против Индии и Пакистана экономические санкции за нарушение режима нераспространения. Последний пострадал от них в большей степени. В дальнейшем, в 2004 г., США также обвиняли Пакистан в передаче ядерных технологий Ливии, Ирану и Северной Корее.

Сегодня санкции сняты как с Индии, так и с Пакистана. Но если США заключили сделку с Индией и она официально имеет право доступа на мировой ядерный рынок, в частности США, то Пакистан, формально получив подобное право, остается отлученным от привилегированных поставок.

Вторым мотивом недовольства ИРП, по мнению многих аналитиков, является двойная игра, которую ведет Вашингтон по отношению к Исламабаду. С одной стороны, США оказывают беспрецедентное давление на него в борьбе против терроризма и исламского экстремизма на пограничных с Афганистаном территориях Северо-Западной пограничной провинции Пакистана/СЗПП, а де факто нарушают границу Пакистана, стремясь перенести военные операции коалиционных сил Североатлантического альянса в Афганистане на пакистанскую территорию; американские беспилотники совершают разведывательные полеты над территорией Пакистана, ведут обстрел местных деревень.

Пакистан со своей стороны неоднократно заявлял о недопустимости нарушения территориальной целостности государства и невозможности присутствия иностранных войск в пределах страны.

Сегодня наступает один из решающих моментов в пакистано-американских отношениях, так как именно вопрос о предоставлении ядерных технологий США может стать разменной монетой для последних в их проекте «Борьба против терроризма» в Западной Азии, который продвигают оба кандидата в президенты — от Демократической партии Б. Обама и от Республиканской партии Дж. Маккейн. В прошедших на днях дебатах, несмотря на разногласия по многим ключевым вопросам, они сошлись во мнении, что именно от позиции нынешнего демократического правительства Пакистана во многом зависит успех борьбы против терроризма и именно с правительством Пакистана должны работать США.

Иными словами, Пакистан дождался своего часа — он будет требовать предоставления ядерных технологий от США подобно тем, которые предоставляются Индии. Бесспорно, он не получит их в ближайшее время. Но Исламабад постарается увязать ядерный вопрос с пунктом о предоставлении своей территории в СЗПП для ведения военных действий силами НАТО, дислоцированными в Афганистане. Некоторые аналитики полагают, что требования могут носить пакетный характер и адресованы будут как США, так и Евросоюзу: предоставление военной техники и амуниции по льготным ценам, дополнительные займы, льготный доступ товаров местной текстильной промышленности на рынки Европы и Америки, а также финансовая и техническая помощь при реализации энергетических и продовольственных проектов и т.д.

И третий аспект претензий Исламабада. Развитие мирной ядерной программы для Пакистана сегодня является жизненно важным. Страна переживает острейший энергетический кризис (См.: Н. Замараева «Обострение энергетического кризиса в Пакистане. 29.05.2008, www.iimes.ru). Государство испытывает нехватку энергетических мощностей от 4 000 MW в год, что практически вдвое (2 500 MW) превысило прогнозы экономистов в 2007 г. Разрыв между производством и потреблением электроэнергии для развития экономики будет только увеличиваться, а в этом заложен еще один сдерживающий элемент развития темпов роста промышленного производства в целом. Правительство премьер-министра Юсуфа Раза Гилани предлагает как краткосрочные меры: аренду генераторов малой мощности, работающих на различных видах топлива (природный газ, дизель, печное топливо) на срок от трех до пяти лет; аренду плавучих генераторов (на баржах); покупку генераторов открытого типа мощностью от 2 до 25 MW, работающих на различных видах топлива; так и долгосрочные планы выхода из энергетического кризиса в виде строительства АЭС и сооружения подстанций малой мощности для отдаленных регионов страны.

В течение ближайших двух десятилетий Пакистан планирует построить десять новых атомных энергоблоков и комплекс по производству ядерного топлива. Гражданская ядерная энергетика — вынужденная, экономически обоснованная национальная программа современного Пакистана.

Пакистанское правительство в начале осени одобрило сооружение двух ядерных реакторов в Чашме в провинции Пенджаб. По некоторым источникам, проект будет финансироваться Китаем. Согласованы несколько дополнительных площадок для возведения еще восьми энергоблоков в различных районах страны. На полное выполнение программы, которая позволит довести генерирующие мощности пакистанских АЭС до 8800 мегаватт, отводится до 22 лет.

В настоящее время в Чашме уже действует один реактор; сооружение второго должно завершиться в ближайшее время, начало его эксплуатации намечено 2011 г.

Исламабад также одобрил проект создания комплекса по производству собственного ядерного топлива. По предварительным косвенным данным, сумма необходимых инвестиций составит более 655 млн американских долларов. Одновременно разворачивается программа подготовки специалистов и обслуживающего персонала для новых объектов пакистанской атомной энергетики.

Ретроспективный взгляд на историю Пакистана с очевидностью показывает, что ядерная игра как в стране, так и в регионе в целом усиливается и становится явной, когда к власти в Исламабаде приходят гражданские администрации. Это парадокс, но, озвучив ядерный вопрос, сделав первые «ядерные» заявления, З.А. Бхутто лишился в 1977 г. власти, а в 1979 г. и жизни. Наваз Шариф после проведения ядерных испытаний лишился в 1999 г. только власти, но, видимо, на всю жизнь получил «антиядерную прививку», так как в течение последующих десяти лет не возвращался к этой теме. Пакистан в целом не сторонник открытого ядерного диалога или дискуссии, скорее наоборот. Открытые выступления носят эпизодический характер и вызваны исключительно конъюнктурой времени, а его лидеры, сменяя друг друга на посту, осознают, что ядерный вопрос значительно осложняет их государственную деятельность и в конечном итоге может привести их к краху. По всей видимости, на нынешнюю гражданскую администрацию Асифа Али Зардари ядерная проблема также будет оказывать значительное воздействие.

51.9MB | MySQL:101 | 0,458sec