США: «афганизация» или «американизация» афганского конфликта

Ухудшение ситуации в Афганистане в текущем году, негативную динамику развития которой не удается исправить ни афганскому правительству, ни за счет иностранного военного присутствия, вынуждает ключевых участников процесса урегулирования в этой стране вносить коррективы в, казалось бы, давно устоявшуюся стратегию действий на афганском направлении. В этом плане особое значение имеет изменение подходов США, вооруженные силы которых составляют большую часть Международных сил содействия безопасности, МССБ (16 тыс. человек) и Коалиционных сил (17 тыс. человек).

Рост американских потерь в Афганистане, превысивших к октябрю с.г. 500 человек (суммарные потери иностранных войск достигают 940 человек), поставил американское руководство перед выбором: передать большую часть ответственности за ситуацию в стране афганским силам безопасности при одновременном сокращении американского контингента («афганизация») либо, наоборот, нарастить численность вооруженных сил США в Афганистане и тем самым продемонстрировать уверенность Вашингтона в возможности окончательной победы над экстремистами («американизация»).

Расклад политических сил в США, находящихся на завершающем этапе подготовки к национальным президентским выборам, дает основание полагать, что окончательный выбор будет сделан в пользу второго варианта. Вашингтон, неоднократно заявлявший о ключевом значении окончательной победы в Афганистане для глобальных американских антитеррористических усилий, фактически загнал себя в угол: любой отход от решительных действий на афганском направлении будет расценен общественным мнением в США и в международном масштабе в качестве признания американцами своего поражения. Это не могло не сказаться на риторике как действующего президента Дж. Буша, так и кандидатов от Демократической и Республиканской партий.

Не последнюю роль играет и стремление американского руководства «сохранить лицо» блока НАТО, осуществляющего руководство МССБ, в рядах которого все более заметен разброд позиций по путям урегулирования афганского конфликта. В этом плане примечательно опубликование во французской прессе в сентябре текущего года выдержек из шифртелеграммы советника-посланника французского посольства в Кабуле о его беседе с послом Великобритании Ш. Кунер-Колсом. Из слов британца следует, что войну в Афганистане можно считать проигранной и что дальнейшее увеличение здесь иностранных войск приведет лишь к негативному эффекту.

В этих условиях Министерство обороны США, как представляется, вряд ли откажется от ранее заявленных планов дополнительно направить в 2008-2009 гг. в Афганистан порядка 10 тыс. военнослужащих. При этом Пентагон сохраняет для себя поле для маневра на тот случай, если наращивание контингента не даст ожидаемых результатов: американцы не устают заявлять о том, что одними военными мерами афганскую проблему не решить. В частности, планируется увеличить штат кабульских представительств агентства USAID и Управления по борьбе с наркотиками США (DEA).

При общем курсе на «американизацию» афганского конфликта США будут, очевидно, стремиться разделить бремя боевых действий с правительством Афганистана и союзниками по НАТО. Такая стратегия обусловлена стремлением перенести на своих партнеров часть вины за продолжающиеся неудачи в противодействии экстремистам. В частности, в основе политики Вашингтона на афганском треке лежит настойчивое «продавливание» наращивания в течение ближайших пяти лет численности вооруженных сил Афганистана до уровня 120 тыс. человек (нынешняя численность Афганской национальной армии — 62 тыс. человек).

С другой стороны, США продолжают давление на своих союзников по НАТО с целью добиться от них более активного участия в боевых операциях на «горячих» юге и востоке Афганистана. Наибольшую обеспокоенность Вашингтона вызывают в этом ключе нежелание Берлина расширить зону ответственности немецкого контингента (3300 человек) за пределы относительно спокойного афганского севера, а также принятое Оттавой в марте текущего года решение вывести канадские силы (2600 человек) из Афганистана к концу 2011 г.

Одним из ключевых векторов американской политики в Афганистане остается выстраивание особых отношений с Кабулом. В частности, в мае с.г. была подписана американо-афганская Декларация о стратегическом партнерстве, продлившая действие аналогичного документа от 23 мая 2005 г. Ее целью провозглашено укрепление долгосрочной безопасности, демократии и экономики в Афганистане. Приоритет планируется отдать поддержке сил безопасности, продолжению усилий по государственному и демократическому строительству, развитию гражданского общества, обеспечению верховенства закона и прав человек. Стороны выразили намерение сообща оказывать противодействие растущим вызовам и угрозам для двух стран со стороны незаконного распространения наркотиков. К новациям упомянутого документа можно отнести закрепленный в нем курс на достижение экономической стабильности, реализацию потенциала Афганистана как моста между Центрально-Азиатским регионом и Южной Азией, расширение инвестиционной деятельности США на афганском рынке.

Как представляется, Вашингтон будет и далее стремиться к наращиванию зависимости от него внешней и внутренней политики Афганистана. Одной из целей такого курса является обеспечение проамериканской линии афганцев по наиболее чувствительным для США вопросам. В качестве примера можно привести тот факт, что Афганистан в числе первых признал независимость Косова. Американцы стремятся записать себе в актив и решение Кабула воздержаться от поддержки в какой-либо форме действий России в ходе грузино-югоосетинского конфликта. Подчеркнутый нейтралитет Афганистана по данному вопросу рассматривают в Белом доме в качестве демонстрации нежелания афганских партнеров излишне раздражать Вашингтон. Американцы закрывают глаза на тот факт, что в основе позиции Кабула, отказавшегося от критики в адрес Москвы, в немалой степени лежит недовольство подчеркнуто небрежными действиями США, ведущими к многочисленным потерям среди мирного населения. Это подогревает антиамериканские настроения в значительной части афганской общественности, выражающей недовольство зачастую проамериканской политикой действующего президента страны Х. Карзая.

Лояльность афганцев требуется Вашингтону и в целях активизации своей линии в отношении базирующихся в Пакистане сил экстремистов. По данным СМИ, в июле с.г. Дж. Буш одобрил стратегию использования американского спецназа для проведения антитеррористических операций на территории Пакистана. В начале сентября текущего года первая такая операция была осуществлена в Южном Вазиристане, в результате чего, по информации местных властей, погибли 15 мирных жителей. Кабул официально поддержал действия американцев.

Исламабад, категорически отвергнув слухи о том, что он дал США «зеленый свет» на проведение указанной операции, объявил о временном ограничении транзита через пакистанскую территорию топлива и имущества для нужд МССБ.

Неудачей закончилась попытка американцев в конце сентября на двух вертолетах проникнуть из Афганистана на пакистанскую территорию, где они были встречены огнем пакистанских военных.

«Американизация» афганского конфликта и, соответственно, увеличение численности американских войск в Афганистане в краткосрочном плане может сдержать расширение активности талибов, однако будет ли этого достаточно для успеха операции МССБ, остается большим вопросом. При этом необходимо четкое понимание того, что подавление деятельности экстремистов не решит такие ключевые проблемы, как слабость правительственных структур Афганистана, его экономическая отсталость, коррупция, наркотрафик.

51.89MB | MySQL:101 | 0,437sec