Космическая программа Турции. Часть 4

Как сообщили на прошлой неделе турецкие СМИ, глава «Роскосмоса» Дмитрий Рогозин заявил в своем интервью информационному Агентству «Анадолу», что Турция имеет все необходимые политические и экономические рычаги для реализации своей Национальной космической программы и что Москва готова и желает оценить все возможности для участия в инициативах, касающихся этой программы (здесь и далее – авторский перевод из турецкого источника высказывание главы «Роскосмоса» –  И.С.).

Как указал, в частности, Рогозин, приобретенный опыт во время встреч с турецкими коллегами, «подтверждает, что у двух стран есть важные долгосрочные общие интересы в области космической деятельности».

Объясняя, что готовится проект документа, который сделает эти контакты более систематическими и всеобъемлющими, Рогозин сказал, что это будет «правовая основа сотрудничества» Анкары и Москвы в мирной космической деятельности.

Отметив, что для реализации космических программ необходимы твердая политическая воля и грамотное руководство, Рогозин сказал: «При условии, что также потребуется поддержка опытных партнеров, молодая космическая держава может легко подготовить и осуществить полноценную межпланетную миссию в очень короткое время».

Рогозин подчеркнул, что Турция входит в число стран, которые могут осуществлять собственную космическую программу, добавив, что Турция не раз доказывала, что у нее есть необходимое количество квалифицированных специалистов в авиационной отрасли.

У «Роскосмоса» есть опыт подготовки иностранных космонавтов, сказал Рогозин, сообщив, что российские специалисты готовы начать консультации относительно подготовки турецких космонавтов и подготовки пилотируемого космического проекта, который принесет пользу Турции.

«Мы ждем подходящих предложений от наших турецких коллег», — добавил он.

Подчеркнув, что пилотируемое освоение космоса — сложная и чрезвычайно ресурсоемкая космическая деятельность, Рогозин сказал: «Есть несколько вариантов реализации миссии, ее продолжительность, схемы полета, важны научные и прикладные задачи, поставленные перед экипажем. Консультирование наших зарубежных партнеров по всем нюансам пилотируемой миссии — это всегда очень долгая и кропотливая работа. Мы готовы и желаем консультироваться с нашими турецкими коллегами по всем этим вопросам».

Итак, какие выводы следуют из приведенного выше интервью?

Прежде всего, переговоры между двумя странами продолжаются. Причем, глава «Роскосмоса» заявил о подготовке некоего рамочного документа, который обозначит границы и формат сотрудничества между Россией и Турцией в космической области. Можно сказать, что это будет, своего рода, аналог соглашения о сотрудничестве между двумя странами в сфере мирного использования атомной энергии. Некая «рамка», которая определит формат взаимодействия между космическими агентствами двух стран.

Разумеется, не стоит уж слишком придираться к высказыванию Д.О.Рогозина о том, что «Россия и Турция преследуют общие цели в освоении космического пространства».

Все ж таки, две страны, пока, во всяком случае, и даже в обозримой перспективе – мы ещё игроки разных лиг. Все же, у Турции первостепенной задачей является закладка некой инфраструктуры: организационной, научно-исследовательской, производственной. И на базе неё осуществление самых первых шагов в деле освоения космоса.

Да и говорить об общности целей в космической сфере – как минимум, рановато. По причине как изложенного выше, так и того, что Россия и Турция до сих пор в третьих странах лишь конкурируют, даже если при этом наблюдаются элементы партнёрства, но никак не наоборот. Сложно рассчитывать на то, что эта конкуренция не перенесется на околоземную орбиту, когда и, если Турция всерьез сможет играть на этом поле. Что, кстати, пока не очевидно.

На первом месте у турецкого руководства сейчас, разумеется, запуск первого турецкого космонавта. И, представляется, что этот шаг – будет турками, громким образом, сделан к 2023 году. Когда страна будет отмечать 100-летний юбилей провозглашения Турецкой Республики.

Как можно заключить, опять же из выступления Д.О.Рогозина перед турецким информационным агентством, в настоящее время, турецкой стороне передано российское предложение о том, что Россия может оказывать содействие Турции в реализации её космической программы. Включая и запуск в космос первого космонавта. И, в настоящее время, Турция оценивает поступившие к ней предложения и прочие, альтернативные возможности.

Заметим от себя, что Турция, очевидно, исследует вопрос того, с кем ей ещё можно вступить в космическую эру. И, совершенно не случайно, президентом Р.Т.Эрдоганом сказано, что им назначен специальный представитель турецкого правительства, который отвечает за контакты с Илоном Маском.

Если упростить до предела, то у Турции сейчас есть два пути: первый путь – войти в клуб держав, которые отправляли своих граждан в космос, с помощью России. Второй – с помощью США.

Заметим, при этом, что, с одной стороны, сейчас у Турции – на редкость плохие отношения с США. И, как показывают действия Джо Байдена, в особенности последние (поздравление грекам с 200-летием их сопротивления Османскому владычеству, а равно и как продолжающиеся угрозы в адрес Турции, с целью заставить её отказаться от С-400 – И.С.) Вашингтон не настроен на диалог с Турцией. Более того, никакой речи пока не идет об отмене американских санкций в адрес Турции. Может вестись речь только об ужесточении американского давления.

Но, с другой стороны, Илон Маск – это не американское государство, а частный предприниматель. И с ним можно сотрудничать проще, чем с американским руководством, и на коммерческой основе (если только Турцию не исключат из её программы с И.Маском, как это случилось с тоже коммерческим проектом создания истребителя пятого поколения F-35; но это уже «американский форс-мажор», от которого застраховаться нельзя иным способом, кроме как, не связываться с американцами – И.С.). И престижа, и шума и даже хайпа Илон Маск с турецким космонавтом на борту может создать намного больше, чем при сотрудничестве с «Роскосмосом». Такова реальность, если не брать высказывание про «батут». Однако, то был, совершенно очевидно, провал и антиреклама отечественной космической индустрии и её руководству.

Как мы не раз говорили, турецкому руководству в преддверии 2023 года, подведения итогов столетия Турецкой Республики и всеобщих президентских и парламентских выборов, нужны громкие истории успеха.

Понятно, что прокурдскую Партию демократии народов закроют и в Турции останется лишь 4 парламентских движения из нынешних пяти. Однако, сейчас политические партии растут как грибы после дождя. И внесение изменений в закон о выборах привело к тому, что политическим партиям стало вовсе необязательно преодолевать 10%-й избирательный барьер, чтобы войти в Великое национальное собрание (Меджлис) Турции. Просто надо примкнуть к одному из двух центров силы – правящей Партии справедливости и развития или оппозиционной Народно-республиканской партии.

Возникает базовый вопрос: за кого проголосует восток и юго-восток страны после запрета Партии демократии народов? Дело в том, что она со своими избирателями была на позициях «парии», с кем дружить не принято.

Таким образом, она не могла в полной мере и открыто взаимодействовать с турецкой оппозицией, противодействуя турецкой власти. Хотя, и сделала это на выборах в местные органы власти скрытым образом.

Сейчас же эти избиратели из восточных и юго-восточных регионов страны должны будут за кого-то проголосовать – либо за независимых кандидатов, либо за существующие парламентские движения. Вполне может сложиться ситуация, что действующая власть себе выстрелила в ногу. Что эти избиратели, которые лишились возможности голосовать за Партию демократии народов будут теперь голосовать за оппозицию, которая ещё больше прибавит в очках.

К чему мы об этом говорим? – Да к тому, что действующему руководству страны нужны истории успеха. По-настоящему, мощные истории успеха. И опять же, сюда следует отнести и переназначение кабинета министров. Именно это правительство должно привести президента Р.Т.Эрдогана к 2023 году. Именно сейчас делаются приготовления.

Конечно, в этом ключе надо рассматривать и такую громкую историю, как космическая программа Турции, которая должна продемонстрировать всем, что пусть «Программа – 2023» и не реализована в запланированном объеме с точки зрения (формальных) экономических показателей, однако, страна, в любом случае, перешла в новую «высшую» лигу по ряду направлений, и даже в целом.

Космос, атом, ОПК, национальный автомобильный проект и многое другое – все должно сейчас складываться в копилку действующей власти. Было время разбрасывать камни – наступило время собирания камней. И от того, насколько турецкий избиратель поверит то, что его ожидания были в 2011 году, когда в первый раз была обнародована программа «2023», не обмануты (ну или обмануты) зависит все будущее действующей власти. Именно поэтому, допустим, отечественный консорциум, реализующий АЭС «Аккую» так настойчиво, всеми правдами и неправдами, подгоняют к тому, чтобы запустить хоть один реактор, без генерации электроэнергии даже к 2023 году. Именно к этой дате привязывается и постановка на конвейер национального автомобиля, серийный выпуск которого анонсирован чуть ли не к 2022 году. И многое – многое другое. А теперь ещё представим, что в 2023 году будет запущен в космос первый турецкий космонавт. Это – триумф. Для Турции сравнимый с запуском в космос СССР Юрия Гагарина. Кстати, в этом году будет отмечаться его 60-летие и к этой дате готовятся также памятные мероприятия «Роскосмоса» в Турции. Но не будем их анонсировать раньше времени.

То, что 2023-й год турецкое руководство и, в частности, президента Р.Т.Эрдогана не пугает, стало понятно (ну или он стремился так показать) на Конгрессе Партии справедливости и развития, состоявшемся 24 марта в Анкаре. Из обращений Реджепа Тайипа Эрдогана к собравшимся в конгресс-центре «Вы готовы к 2023 году?» стало понятно, что турецкое руководство не собирается занимать в этом вопросе оборонительную позицию. Как можно ожидать от стороны, которая преуспела в реализации отдельных проектов, но не добилась того, что ожидает, прежде всего, любой адекватный избиратель, не одурманенный «парами ура-патриотизма». Речь идет, разумеется, об экономическом росте страны и о росте благосостояния её граждан.

Тем не менее, у турецкого руководства есть множество способов и причин, чем объяснить нынешнюю экономическую ситуацию в стране. От кризисов на глобальных рынках до пандемии коронавируса. Разумеется, все это правда – но лишь отчасти. Многим ещё в 2011 году было понятно, что не войдет Турция в 10-ку мировых экономик. Однако, как идея и слоган – это было очень привлекательно.

В общем под 2023-й год Турцию ждут большие перемены. И, совсем не исключено, что к 2023 году ещё и примут новую конституцию страны. Если действующей власти удастся это сделать, то, конечно, это будет большой триумф. А тут ещё и первый турецкий космонавт…

Продолжаем анализировать Космическую программу Турции, анонсированную президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом 9 февраля с.г. Часть 3 нашего обзора доступна по ссылке http://www.iimes.ru/?p=76046.

Напомним, что мы остановились на том разделе Космической программы Турции, где страна обращается к международному опыту, говоря о том, что работы в космической сфере сегодня характеризуются двумя особенностями.

Во-первых, речь идет о том, что расходы на космос стали заметно меньше и доступнее для более широкого круга стран и игроков, даже частных. И Илон Маск является тому самым наглядным примером. Вообще, главная заслуга, пожалуй, И.Маска, за рамками его технологических достижений, заключается в том, что он, своей деятельностью, возродил интерес середины прошлого века в космос и даже вновь породил энтузиазм, а также показал, что государственной монополии на эту деятельность больше нет.

Во-вторых, у космических исследований возникла коммерческая привлекательность. На них стало возможно зарабатывать, а, следовательно, повысилась привлекательность их для частного сектора. Опять же речь может идти о широкой линейке продукции для монетизации инвестиций в космос – от космического туризма до добычи полезных ископаемых. Не говоря уже о практических применениях современных спутников связи при построении, допустим, навигационных систем.

Приводим в этой связи ещё достаточно показательный слайд. Который наглядно демонстрирует ещё один вопрос, о котором не было сказано выше.

Речь идет о том, что немалая, хотя и не большая (пока), часть космических бюджетов выделяется именно на военные цели. Выше приведены космические бюджеты стран – основных участников процесса. В среднем на космос в мире выделяется 0,1% ВВП. При этом, на гражданские цели расходуется 51,358 млрд долл., на военные цели – 27,798 млрд долларов. В общей сложности: 79,157 млрд долларов. Это также к вопросу о том, что делают космические державы в космосе и про общность интересов в космическом пространстве. Допустим, России и Турции.

Вот как международная деятельность в сфере космоса комментируется в турецкой Космической программ:

«Исследования навигационных спутниковых систем также начались с 70-х годов. Важными областями применения являются гражданская авиация, оборона, точное земледелие, интеллектуальные транспортные системы и урбанистика. Теперь в автомобилях, телефонах и подобных устройствах, навигационные данные также используются индивидуально.

Доступ к космосу является критически важной возможностью, и более десяти стран, обладающих этой возможностью, лидируют в доступе к космосу. Доступ к космосу вышел из-под контроля государств и стал районом концентрации коммерческих предприятий.

По состоянию на 2019 год бюджет, потраченный на космос в мире, достиг рекордного уровня и достиг примерно 80 миллиардов долларов, из которых более 50 миллиардов долларов используются в гражданских целях.

США, Китай и Россия находятся в авангарде космической гонки. Сразу за этими странами следуют Европейский Союз, Индия и Япония. Турция также входит в группу стран, которые делают правильные шаги в авангарде космической гонки».

Что же касается деятельности самой Турции в космической сфере, то здесь ситуация описывается следующим образом.

«Турция начала свою деятельность в космической сфере со спутников связи. После запуска спутника Türksat 1B в 1994 году были запущены спутники Türksat 1C, Türksat 2A, Türksat 3A, соответственно.

Спутники связи Türksat 4A, Türksat 4B и Türksat 5A были отправлены в космос после 2010 года. Спутник Türksat 5B будет запущен во втором квартале 2021 года.

Деятельность Турции по разработке спутников получила импульс в 2000-х годах, когда на первый план вышли спутники наблюдения Земли. В 2003 году был запущен первый в Турции спутник наблюдения Земли и дистанционного зондирования, созданных с использованием трансфера технологий, и некоторых устройств, которые были разработаны со стороны TÜBİTAK UZAY.

Спутник RASAT, разработанный и произведенный на местном уровне TÜBİTAK UZAY с использованием возможностей, полученных в BİLSAT, был запущен в 2011 году в качестве первого отечественного малогабаритного спутника».

55.9MB | MySQL:110 | 0,443sec