Об активизации посреднической роли ОАЭ в Восточной Африке и Южной Азии

Судан принял предложение ОАЭ о посредничестве с Эфиопией в спорном пограничном регионе и строительстве Аддис-Абебой плотины на реке Нил. Пресс-секретарь правительства Хамза Балуль сообщил агентству AFP 23 марта, что переходный кабинет министров Судана поддержал инициативу ОАЭ по посредничеству в переговорах после того, как она была изучена на уровне министерства. «Кабинет министров выразил готовность рассмотреть инициативу (ОАЭ), чтобы служить высшим интересам Судана», — сказал Балуль. Напряженность между Хартумом и Аддис-Абебой обострилась из-за района Эль-Фашага, где эфиопские фермеры возделывают плодородные земли, на которые претендует Судан. Этот регион граничит с беспокойным эфиопским регионом Тыграй, где в ноябре вспыхнули боевые действия, после которых тысячи, в основном тыграйских беженцев, бежали в Восточный Судан. В последние месяцы Судан направил в этот район войска, и Эфиопия осудила этот шаг как «вторжение». Однако Хартум отрицает любые претензии на оккупацию эфиопской территории. Последовала череда боевых столкновений, когда обе стороны обменялись обвинениями в насилии и территориальных нарушениях. На прошлой неделе  премьер-министр Эфиопии Абий Ахмед, казалось, снял опасения по поводу более широкого конфликта и заявил, что его страна не хочет обострять ситуацию. «Судан-братская страна. Мы не хотим воевать с Суданом. Судан не в состоянии бороться ни с какими соседями, у него много проблем. У Эфиопии тоже много проблем, мы не готовы идти в бой, поэтому нам не нужна война. Лучше урегулировать его мирным путем», — сказал Абий во время выступления в парламенте. Пограничная напряженность также возникла в деликатный момент между двумя странами, которые вместе с Египтом были вовлечены в безрезультатные переговоры о строительстве эфиопской плотины «Возрождение». Эфиопские чиновники надеются, что плотина, которая сейчас завершена более чем на три четверти, достигнет полной мощности выработки электроэнергии в 2023 году и поможет миллионам  жителей Эфиопии выбраться из нищеты. Египет, с другой стороны, который получает из Нила 97% своих потребностей в пресной воде, рассматривает плотину как экзистенциальную угрозу, а Судан опасается, что его собственные плотины пострадают, если соглашение не будет достигнуто. В начале этого месяца Хартум призвал к посредничеству «четверку» в составе Африканского союза, Европейского союза, Организации Объединенных Наций и Соединенных Штатов -предложение, которых было одобрено Каиром (региональный союзник ОАЭ), но отвергнуто Аддис-Абебой. В данном случае отметим особо, что посредничество ОАЭ в этом регионе выглядит логично как с  точки зрения более чем конструктивных отношений Абу-Даби с Аддис-Абебой (эмиратские беспилотники с уже свернутой на сегодня  базы ОАЭ в Эритрее помогли эфиопской армии подавить недавний мятеж в Тыграе) и с Хартумом (ОАЭ является крупнейшим донором Судана), так и с точки своих глобальных интересов в регионе Африканского Рога. Но если со спорными землями в Эль-Фашаге такое посредничество вполне имеет шансы на успех, то насчет компромисса по плотине «Возрождение» такие ожидания являются в большей степени чисто гипотетическими. Ровно по той причине, что противоречия между сторонами в данном случае носят фундаментальный характер.  В связи с этой инициативой по посредничеству ОАЭ надо особо отметить, что Абу-Даби все более активно пробует себя в качества посредника при решении острых ситуаций, и не только в ближневосточном регионе.

В частности, становится известно о роли ОАЭ в урегулировании индо-пакистанского кризиса. ОАЭ   негласно помогали посредничать в заключении соглашения о прекращении огня между Индией и Пакистаном.  В прошлом месяце обе эти страны опубликовали редкое совместное заявление о соблюдении соглашения о прекращении огня 2003 года. Ссылаясь на эмиратского чиновника, агентство Bloomberg сообщило  23 марта, что соглашение о прекращении огня было только началом более широкой «дорожной карты» по обеспечению прочного мира между двумя ядерными державами. Анонимный эмиратский чиновник заявил, что в рамках следующего шага Индия и Пакистан восстановят статусы пребывания своих посланников в Нью-Дели и Исламабаде. Затем они проведут переговоры о возобновлении торговли и разрешении конфликта в Кашмире. Индия и Пакистан разорвали связи два года назад после теракта смертника в контролируемом Индией Кашмире, в результате которого погибли 40 индийских военных. По приказу премьер-министра Индии Нарендры Моди были нанесены авиаудары по предполагаемым лагерям боевиков в Пакистане и он же обвинил вооруженные группировки в том, что они действуют с пакистанской территории — что Исламабад опроверг. Напряженность еще более обострилась, когда Пакистан отозвал своего посланника в Нью-Дели после того, как Индия лишила автономии мусульманский штат Джамму и Кашмир. На прошлой неделе командующий пакистанской армии генерал Камар Джавед Баджва призвал Индию «похоронить прошлое и двигаться вперед» и заявил, что пакистанская армия готова решить «нерешенные вопросы». Премьер-министр Индии Нарендра Моди также отправил твит премьер-министру Пакистана Имрану Хану, чтобы тот выздоровел вскоре после того, как его тест дал положительный результат на COVID-19. Министерство иностранных дел Пакистана никак не прокомментировало ход переговоров и то, какую роль сыграли ОАЭ. Нью-Дели и Абу-Даби также воздержались от комментариев. Но важно другое: за последний год ОАЭ сделали несколько шагов навстречу Индии и Пакистану — намекая на свое возможное участие в переговорах между двумя странами. За две недели до прошлогоднего заявления о соблюдении перемирия 2003 года Имран Хан провел телефонный разговор с наследным принцем Абу-Даби Мухаммедом бен Зайедом, в котором они обсудили «региональные и международные вопросы, представляющие интерес». После прекращения огня ОАЭ были одной из первых стран, поздравивших обе страны с соблюдением соглашения о прекращении огня 2003 года. В любом случае ОАЭ явно играют в данном случае роль серьезного посредника. И снова обратим внимание на то, что это посредничество в основном касается тех стран,  которые являются крупными операторами морских портов или крупнейшими экспортерами нефти.

51.35MB | MySQL:101 | 0,398sec