Политика ФРГ в Ливии в условиях формирования Правительства национального единства

Федеральное правительство Германии довольно долго воздерживалось от формулирования четкого курса на ливийском направлении после создания Правительства национального единства. Даже состоявшееся в марте приведение министров к присяге не побудило Берлин, запустивший одноименный процесс по урегулированию кризиса в стране, выйти за рамки общих заявлений относительно необходимости обеспечения мира и стабильности. Однако начиная с конца месяца ситуация стала меняться, что  заметно из обсуждений в Бундестаге, а также последовавшего за ними визита в Ливию главы внешнеполитического ведомства ФРГ Х.Мааса.

В Бундестаге ключевую роль взяла на себя старшая коалиционная партия. Согласно заявлениям внешнеполитического представителя парламентской фракции ХДС/ХСС Ю.Хардта, Германии необходимо сосредоточится на продолжении миссии IRINI в Средиземном море, основной целью которой определена блокировка поставок в зону конфликта вооружений. Этот акцент не случаен, а продиктован необходимостью получения поддержки депутатов, поскольку незадолго до указанных дебатов в парламенте правительство заявило о продлении мандата на участие в операции до 30 апреля 2022 г. с сохранением максимально возможной численности Бундесвера там, равной 300 военнослужащим.

Такое количество военных, как отмечается на официальном сайте Министерства обороны ФРГ, позволяет задействовать военный корабль, патрульный самолет и обеспечить включение командного состава в штаб IRINI. По информации германских СМИ, выполнять задачи миссии должен многоцелевой военный корабль «Берлин» с экипажем в 220 человек, заменивший собой фрегат «Гамбург», получивший наибольшую известность в связи с инцидентом с турками. При этом любопытно, что судно вышло из германского Вильгельмсхафена в зону операции еще в начале месяца, то есть до официального продления мандата правительством ФРГ.

В качестве патрульного самолета в правительственных источниках фигурирует P-3 Orion производства американского концерна Lockheed Martin. Однако эти машины сами по себе, а также их участие в IRINI в январе оказались в центре скандала, поскольку ни один из самолетов, закупки которых Германия начала согласовывать с конца 1990-х, но получила лишь в 2006 г., причем не новые из США, а подержанные из Нидерландов,  которые не были готовы к вылету. Для сравнения, в 2015 г. в состоянии готовности были 3 из 8 самолетов. Последний вышел из строя в начале года, фактически поставив выполнение германской стороной обязательств в рамках миссии после ухода фрегата «Гамбург» под вопрос. Предположительно, сейчас одна машина все может оказаться пригодной для использования, поскольку в СМИ фигурировали данные о  самолете, ремонт которого намеревались завершить к февралю.

В более широком смысле ситуация означала серьезное осложнение для правительства. Связано оно с тем, что срок службы Р-3 Orion первоначально был запланирован до 2035 г., когда должен был завершиться германо-французский проект MAWS. Позднее период эксплуатации  был изменен до 2025 г., что, тем не менее, проблему не решает. Более того, даже рискует усугубить, так как ввиду дороговизны ремонта Orion нишу пытаются занять японские и американские производители, что в итоге может поставить под вопрос целесообразность франко-германской инициативы. А она, в свою очередь, имеет не только практическую функцию в области обеспечения морского патрулирования, но и стратегически обеспечивает европейское единство.

Таким образом, возвращаясь к участию в дебатах Ю.Хардта, очевидны причины его выступления. А также то, что говоря о целесообразности для депутатов поддержать IRINI, он максимально сместил акцент с перечисленных проблем на Берлинский процесс и новое ливийское правительство. По словам представителя ХДС, истоки текущей стабилизации, позволившей создать правительство, находятся как раз в Берлинской конференции. Соответственно, для сохранения ее достижений, а также ввиду необходимости обеспечить проведение в декабре выборов, Германия должна непременно сохранить вовлеченность в миссию.

Продолжил начатые усилия министр иностранных дел Х.Маас, посетивший на днях Ливию в сопровождении коллег из Франции и Италии. В своих выступлениях глава внешнеполитического ведомства ФРГ сделал несколько важных акцентов. Во-первых, он назвал ситуацию в Ливии «одним из немногих ярких моментов внешней политики прошлого года», в чем Берлин, очевидно, сыграл определенную роль. Во-вторых, Х.Маас подчеркнул, что «Европа очень заинтересована в мире в Ливии», тем самым фокусируя внимание на единстве позиций ФРГ, Франции и Италии. Последнее важно не только с точки зрения противоречивых и конкурирующих интересов названных государств  в конфликте. Помимо этого Берлин, если верить правительственным источникам, вписывает свою вовлеченность в IRINI в контекст выполнения обязательств в рамках общей политики безопасности и обороны Евросоюза, а в более широком смысле – европейской солидарности.

Наконец, еще один значимый момент, косвенно затронутый политиками от коалиционного блока партий – финансовый. Опубликованная на фоне визита Х.Мааса статистика такова, что только на поддержку беженцев по линии УВКБ ООН ФРГ выделила порядка 45 млн евро. Еще 9,5 пошли  в 2020 г. на оказание содействия Ливии в борьбе с COVID-19. По мере стабилизации стране потребуется восстановление, поддержку в котором Берлин также обещает оказать, хотя сам вынужден думать о том, как восстанавливаться в постковидном мире. Ю.Хардт со своей стороны выступил с интересным тезисом, согласно которому политическое урегулирование приведет к полноценному возвращению Ливии в международную экономическую систему, прежде всего, поскольку будут нарушены цепочки перетекания доходов от продажи ресурсов в руки противоборствующих лагерей, которые, в свою очередь, вкладывают средства в войну, а не в развитие. Как следствие, и в этом заключается, с точки зрения ХДС, польза от вовлеченности Германии в миссию.

В целом ФРГ продолжает дипломатические усилия на ливийском треке, отстаивая тем самым сохраняющееся значение Берлинского процесса. При этом традиционно внешнеполитическая проблематика тесно переплетена с внутренней ситуацией в Германии, которая сама готовится к серьезным переменам во власти. Вопросы вызывают затраты как на поддержание устаревшего автопарка, заменить который федеральное правительство намеревается за счет проекта, демонстрирующего европейское единство, так и спонсорство самой Ливии, которое в ближайшие годы сулит увеличение затрат на восстановление страны после войны. При этом любопытно, что если оппозиционная СвДП в целом согласна с риторикой коалиции, то вот «Левые» явно против. Причем основные возражения с их стороны связаны не столько с внутренними проблемами ФРГ, такими как вооружения и техника, а с тем, что слишком наивно полагать, что новая власть в Ливии пойдет по пути честных вливаний нефтяных доходов в экономику.

55.88MB | MySQL:106 | 0,439sec